«Когда на поле выбегает собака, это никого не удивляет». Бразилец, ставший чемпионом Житомирской области - о зарплатах у аматоров, расизме и тренере, которому можно позвонить в два часа ночи

Любомир Кузьмяк
Любомир Кузьмяк
Просмотров 13822
1 голос
«Когда на поле выбегает собака, это никого не удивляет». Бразилец, ставший чемпионом Житомирской области - о зарплатах у аматоров, расизме и тренере, которому можно позвонить в два часа ночи
Жилмар, все фото - ФК Полесье (Ставки)
0
0
Комментариев 0

Вы, конечно, помните первого темнокожего тренера в истории чемпионатов Украины. Жилмар Тадеу начинал работу в запорожском Металлурге, короткое время возглавлял ПФК Львов, а сейчас вообще открыл для себя чемпионат Украины.

Во главе команды Полесье (Ставки) бразилец стал чемпионом Житомирской области – вот она, сильнейшая школа бразильского футбола! Пройти мимо экзотического достижения в карьере Жилмара и необычного тренера для областных турниров мы не могли.

Он - особенный тренер для Украины. Родился в Бразилии, много колесил по миру, но считает своим домом нашу страну. У него здесь семья и несколько попыток качественной работы. Жилмар говорит, что всем сердцем полюбил Украину, хотя не исключает варианта работы за ее пределами. О тяжелом детстве, пути на вершину и украинских реалиях Жилмар рассказал в интервью FanDay.

«Телеэксперт - не моя профессия. Я - футбольный тренер»

- Учусь на PRO-диплом, это последняя ступенька в тренерском обучении, заключительные шаги для меня, - говорит бразилец. - Впереди нас ждет сессия и окончание, которое запланировано на февраль. 

- В последний раз о вас много говорили после ухода с поста главного тренера ФК Львов. Дальше вы пробовали силы за границей?

- Я вернулся в Китай, где работал в клубе Чао Пак Кей. До львовского периода также тренировал эту команду.

Из-за пандемии я не мог вернуться в Китай, поэтому оказался в Украине.

- Также вы пробовали себя в качестве эксперта на телевидении. Как вам такой опыт?

- Это интересно и важно, но не могу сказать, что это моя работа. Когда тебя зовут, интересуются твоим мнением - это приятно. Благодарен людям, которые меня приглашали. Но телеэксперт - не моя профессия. Я - футбольный тренер.

- В конце апреля вы вернулись к тренерской работе, возглавив Полесье из Ставков. Чем вас заинтересовало предложение аматорского клуба?

- Тренер, который сидит дома, не может быть успешным. Специалист вынужден постоянно работать, быть в тонусе. Другие варианты? Официальных предложений у меня не было. Я много слышал от журналистов и болельщиков: Черноморец, запорожский Металлург, Металлист 1925… Но мне никто не звонил. Как-то написали в соцсетях: «Жилмар, вы вернулись во Львов?» Приятно такое слышать, но это не правда. Приглашали из Омана, Саудовской Аравии, Таиланда, Индонезии.

- Почему не рассматривали варианты в других странах?

- Самое важное для меня на данном этапе - учеба. Получу диплом, тогда смогу работать везде.

«Услышал разговор: «Папа, смотри - обезьянка»

- Вас устраивают финансовые возможности и амбиции Полесья?

- Некоторые профессиональные клубы не платят столько, как в Ставках. Я согласился, ведь воспринял вариант с Полесьем, как челлендж. Никогда раньше не работал с аматорами. Я очень счастлив. Мы стали чемпионами Житомирской области, это большой успех. К тому же у нас не просто команда, здесь семья. В первую очередь я не тренер, а человек. И только потом уже тренер. 

- Где тренируется команда?

- В Киеве, на стадионе ЦСКА. Матчи проводим в Ставках, у нас отличный стадион. Конечно, приходится играть гостевые поединки в разных условиях. Бывают такие случаи, которые сильно удивляют. Например, никогда раньше не видел таких полей.

- Куры, собаки и другие атрибуты местного колорита присутствуют во время матчей?

- Да, постоянно. Когда на поле выбегает собака, это никого не удивляет. Это аматорский уровень.

- В составе Полесья есть несколько экс-профессионалов: Ярослав Олейник играл в Заре, Черноморце и Олимпике, Павел Поштаренко защищал ворота Зирки.

- Они отличные ребята. Но 70 процентов наших игроков имеют гражданские работы. Есть молодой парень, который играет только в футбол. У нас несколько ребят обладают талантом и хорошими задатками. Думаю, из них могут вырасти сильные футболисты. 

- Как на вас реагируют болельщики других команд?

- Это также интересный опыт. Люди подходят, просят автографы, фотографии… Приятно общаться с людьми. Это один из позитивных моментов футбола.

- Когда-то вы говорили о расизме в Украине.

- Я уже устал от этого, но расизм не только в Украине встречается. И у нас в Бразилии такое случается.

Не знаю, когда это закончиться. Мне просто интересно, о чем люди думают. Какая разница, какой у тебе цвет кожи? Скажу жестко, но откровенно - в этом виноваты родители. Однажды я прилетел в киевский аэропорт и услышал разговор маленького ребенка с отцом: «Папа, смотри - обезьянка». И это говорит маленький ребенок. Кто его такому научил? Наверное, папа или бабушка. Людям нужно открыть глаза и подумать - цвет кожи не делает разницу.

«Первый мяч? Собрали в кучу огромное количество носков»

- В ваших соцсетях много признаний в любви Украине: вы поздравляете нашу страну с Днем Конституции, с Днем флага. Вы чувствуете, что это также и ваши праздники?

- Здесь мой дом. В Украине я многому научился, здесь нашел друзей, семью, работу. В Бразилии очень сложно получать футбольное образование, а в Украине мне дали возможности. До конца своей жизни буду благодарен Украине. Я люблю эту страну.В Украине я уже 11 лет.

- Как часто бываете в Бразилии?

- В последний раз был два года назад. Не знаю, когда снова поеду - мечтаю работать в профессиональном клубе. Будет ли это Украина - не знаю. Я открыт к предложениям, готов работать за границей. Но сначала нужно закончить учебу. 

- Вы из многодетной семьи. Насколько знаю, спортом занимались только вы и ваш старший брат.

- Да, Марко играл в футзал на позиции вратаря. Еще мой папа выступал на аматорском уровне. Но я его почти не помню - это со слов матери. Папа умер, когда мне было три с половиной года. У него было 4 сына, и он мечтал хотя бы об одном футболисте. Для меня было важно заниматься футболом.

- Как-то вы вспоминали о тяжелом детстве. Когда у вас появился первый футбольный мяч?

- У меня не было ни мяча, ни кроссовок, ни бутс. Ребята на улице вышли из положения - собрали в кучу огромное количество носков. И мы гоняли за таким мячом без обуви. В 13-летнем возрасте мне посчастливилось попасть в футзальную школу «Орион». Вскоре я уехал на обучение в Норвегию. 

- Сложно было преодолевать этот этап в жизни?

- Раньше было не легче. Папа умер, маме приходилось обеспечивать шестерых детей. Мама все тянула сама - мне тяжело об этом вспоминать. Она мой супергерой. Сейчас ей 82, и она часто звонит мне: «Сынок, как ты? Как дела?» В детстве я понимал, что футбол является шансом изменить нашу жизнь. Это был мой стимул. Мы жили в одной небольшой комнатушке, исполнявшей функции кухни и спальни для всей семьи. У мамы было несколько работ, она мало спала, чтобы прокормить шестерых детей. Мне казалось, что она вообще не кушает - все оставляла нам.

- Когда вы немножко подросли, маме стало легче?

- Марко начал работать первым, потом Паулу, дальше я занялся футболом.

К сожалению, футбол не приносит много денег в Бразилии. Только 5 процентов всех бразильских футболистов получают зарплату больше 10 тысяч долларов. И только 1 процент зарабатывает больше 100 тысяч. Большинство ребят получают 100-200 долларов.

Еще одна беда - финансирование клубов. Часто случается, что ты подписываешь контракт, а тебе вообще не платят. Или через месяц разрывают его. 

- С тренерами то же самое?

- Конечно. В 2015-м я подписал контракт с клубом из Сан-Паулу – Освальдо Круз. Сперва все красиво, пятизвездочный отель. Но спустя неделю спонсор ушел, президент куда-то пропал. Футболистам не давали денег даже, чтобы покушать. Пришлось самому покупать ребятам еду, а моей жене готовить обеды. Больше не хочу такого опыта. Недавно звали в Анголу, но пока я думал, этот клуб подписал другого тренера.

«Не хотел бы видеть Батисту ни на поле, в ни в кафе, ни в супермаркете»

- В Украину вы попали в 2010-м году. Кто был первым человеком, рассказавшим вам о возможности поработать в нашей стране?

- Инициатива исходила от Жуниора Годоя, экс-футболиста запорожского Металлурга, Таврии и Зари. На тот момент я находился в Африке. Жуниор сказал, что в академию Металлурга нужен тренер. Буквально через две недели все документы были готовы, и я подписал годичный контракт. Прошло полгода и мне позвонил спортивный директор: «Жилмар, контракт скоро закончится».

- Были не готовы к такому сценарию?

- Да, он сказал, что меня приглашают в тренерский штаб первой команды. Было приятно. К тому же ко мне хорошо относились, я чувствовал доверие. Даже когда потом уходили главные тренеры, я оставался. И работал с Сергеем Зайцевым, Виталием Кварцяным, Сергеем Ковальцом… 

- Среди украинских тренеров есть люди, которым вы можете позвонить просто так, пообщаться о жизни или спросить совет?

- Вадим Лазаренко. Это топ-тренер, топ-человек, которому я могу позвонить в два часа ночи и поговорить на любые темы. 

- Наверное, ваш самый яркий и самый короткий эпизод тренерской карьеры пришелся на ФК Львов. У вас осталась обида на руководство из-за спонтанного увольнения?

- Обида - не совсем корректное слово. Во-первых, я благодарен клубу за то, что они открыли мне окно в мир. Многие люди впервые узнали обо мне после работы во Львове. Я провел там всего четыре тура - кажется, что это слишком мало. Но даже сейчас мне мои коллеги говорят: «Жилмар, это был хороший период, нам нравилась твоя команда». 

- Кто конкретно из клуба принимал решение о вашем увольнении?

- Мне бы никогда не хотелось встречаться с Батистой и Алексеем Боровиковым. Это люди, которые не развивают футбол. 

- Батиста - ваш земляк из Сан-Паулу.

- Дай Бог ему здоровья, но я не хотел бы видеть его ни на поле, в ни в кафе, ни в супермаркете.

«Знаю Марлоса, но не скажу, что близко с ним общаемся»

- Ваш экс-подопечный Владислав Прыймак говорил, что вас убрали из-за того, что вы отказывались ставить в состав молодых бразильцев, поскольку делали ставку на молодых украинцев, которые в тот момент были сильнее.

- Да, я был против. Это моя карьера, мое имя. Я - главный тренер и смотрю на тренировках, кто лучший. Я не заглядываю в паспорт. И на тот момент в ФК Львов сильнее были именно украинцы. Только три бразильца выглядели отлично: Бруно, Тейлор и Аугусто. Посмотрите, как сложилась их судьба: Бруно давно успешно играет в Португалии, а Тейлор перешел в ПАОК. Может, я в футболе не разбираюсь?

- Панамби, Мартан, Жулио Сезар- эти ребята должны были играть в составе?

- Они нуждались во времени на адаптацию. Я не мог поставить в Премьер-лиге неготового футболиста. Общаюсь с Панамби и до сих пор. Он все сам понимает - я не мог выставить в старт парня, который только приехал из четвертой лиги, на Динамо. Зачем? Сабино мне потом звонил, Мартан также все сам понимал. 

- Почему клуб не смог цивилизованно расстаться, а начал выдумывать другие причины?

- Президент хотел встретиться со мной, генеральный директор Андрей Панькив тоже был доволен моей работой. Но Боровиков поставил задачу Батисте - надо убрать Жилмара. Последовал звонок в Федерацию - вскоре мы попрощались.

- В УПЛ сейчас выступает больше 20-ти бразильцев. С кем-то вы знакомы лично?

- Знаю Марлоса, но не скажу, что близко с ним общаемся. На связи с Андерсоном Рибейро - он работает ассистентом главного тренера в перволиговом Металлисте. 

- Как сейчас дела у Жуниора?

- Он вернулся в Бразилию, играет за аматоров и владеет магазином одежды. 

- Однажды вы также вернетесь домой, в Бразилию?

- Не знаю, как сложится моя жизнь. Без футбола не представляю ее. Моя жена и ребенок всегда сопровождают меня. Мне сложно сказать, где мы встретим свою старость: на моей Родине, в Украине, откуда моя жена, или в Дубае.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.