«После поездки в Африку я долгое время находился в шоке»: как украинцы работали в Шерифе

Вячеслав Кульчицкий
Вячеслав Кульчицкий
Просмотров 14354
1 голос
«После поездки в Африку я долгое время находился в шоке»: как украинцы работали в Шерифе
Юрий Вернидуб, фото - ФК Шериф
0
0
Комментариев 0

Под руководством украинского тренера «Шериф» впервые в своей истории и истории молдавского футбола завоевал право играть в групповом раунде Лиги чемпионов. FanDay пообщался с другими украинскими специалистами, которые в разное время работали в составе молдавского клуба.

У одного из рекордсменов по количеству титулов на территории постсоветского пространства, тираспольского «Шерифа», в четвертьвековой биографии было много интересного. За этот период команда из второго по величине города Молдавии, хорошо известного далеко за пределами своей страны благодаря высококачественной текстильной и винно-коньячной продукции, добилась многого – как на внутренней, так и на международной аренах. Правда, в слове «международной» подразумевается отнюдь не выигрыш какого-нибудь из еврокубковых трофеев, а успех в ближнем зарубежье – два чемпионства в некогда престижном Кубке Содружества. 

Игра молодого, но достаточно амбициозного коллектива еще на стыке минувшего и нынешнего тысячелетий привлекала внимание многих специалистов. Автору этих строк в роли корреспондента не раз приходилось бывать в Тирасполе на матчах с участием «Шерифа». Наблюдая в ту пору за одним из них, обратил внимание на игру явно выделявшегося на поле полузащитника Станислава Иванова. Когда в «Українському футболі» вышел отчет о матче, в котором указывался данный факт, на него тут же отреагировали в киевском «Динамо». Селекционер столичного клуба Андрей Биба вскоре выехал в Тирасполь, чтобы ознакомиться с игрой Иванова.

Огромную лепту в успехи молодого коллектива внесли многие украинцы – как игроки, так и тренеры. В Тирасполе до сих пор вспоминают одного из аксакалов тренерского цеха, имеющего звание заслуженного в четырех странах – Азербайджане, Таджикистане, Украине и Молдавии – Ахмеда Алескерова. Ставший легендой одесского «Черноморца» (с ним «моряки» выиграли бронзу чемпионата СССР 1974 года), он сумел сделать многое в период становления «Шерифа», выведя команду в элиту молдавского футбола. Впоследствии в ее тренерском штабе в разных ролях работали многие наши соотечественники – в частности, Юрий Кулиш, Александр Голоколосов, Игорь Наконечный, Валентин Стрижаков.

Юрий Кулиш ‒ о любознательности Кучука и «космической» группе для «Шерифа»

Первый из них приехал в Тирасполь в 2000-м. В этом городе раньше Кулиш дважды выступал в качестве игрока другого клуба – «Тилигула», в «Шерифе» же его ждала работа на тренерском поприще. И надо сказать, что молодой специалист умело использовал свой богатый опыт - как в роли главного тренера, так и ассистента. Работая в этом клубе бок о бок с белорусскими специалистами Леонидом Кучуком и Олегом Кононовым, Кулиш затем трудился с первым из них и в Украине. Болельщики хорошо помнят тренируемый этим дуэтом симпатичный коллектив киевского «Арсенала», который был способен бороться на равных даже с грандами. Но «канонирский» период был у них значительно позже. 

- В моей тренерской работе особняком стоит десятилетний период работы в «Шерифе», «Шерифе-2» и дочернем ФК «Тирасполь» на разных должностях, - вспоминает Юрий Кулиш. - В первом из них был селекционером и ассистентом главного тренера, во втором и третьем – главным тренером. С этими клубами выигрывал золото и бронзу, национальный Кубок и Суперкубок. Уйдя с Леонидом Кучуком из «Шерифа», мы потом не один год работали вместе – в частности, в киевском «Арсенале». Задачи, которые ставило перед нами руководство клубов, всегда выполняли. То была поистине золотая пора, которую всегда вспоминаю с огромным удовольствием. Тогда я пополнил багаж знаний и благодаря стажировке в амстердамском «Аяксе», который тренировал нынешний рулевой «Барселоны» Рональд Куман. Та поездка позволила перенять опыт и определить специфику для будущего построения академии «Шерифа».

- Леонид Кучук провел на посту главного тренера «Шерифа» шесть лет, что до сих пор является абсолютным рекордом в истории клуба. Какие его качества отметили бы? 

- Любознательность. Эту черту он в полной мере проявлял по части футбола. Леонид Кучук всегда стремился знать больше, чем кто-либо, учиться. Ему это было необходимо для того, чтобы расти, прогрессировать. Такой уж он человек. 

- Удалось ли Кучуку себя реализовать?

- Белорусский специалист впитывал все новое в футболе, изучал тактики ведущих клубов и сборных. Для того, чтобы пополнять багаж знаний, он много ездил: был на стажировке в разных странах - Голландии, Италии, Испании. Я проработал с ним много лет, поэтому считаю, что реализовать себя ему удалось.

- В чем секрет успешной стабильности тираспольского клуба?

- Он прост: это сильнейший клуб Приднестровья и всей Молдовы. По части материальных возможностей «Шериф» самый богатый в стране. Я проработал в нем одиннадцать лет, поэтому хорошо знаю его возможности. У клуба есть все необходимое для того, чтобы варьировать и конструировать, приглашая новых мастеровитых футболистов и иностранных тренеров. 

- За нынешним «Шерифом» следите?

- Конечно. Смотрю за его выступлениями все время. Генерального директора «Шерифа» Важу Тархнишвили я все время поздравляю с праздниками – мы с ним общаемся, переписываемся. Понятное дело, что владельцу клуба Виктору Гушану я не могу дозвониться, впрочем, как и многие другие не могут (улыбается). Поддерживаю отношения и со многими друзьями и старыми коллегами по работе – звоню им, обмениваемся сообщениями. Среди них тот же Кучук, сменивший его на посту главного тренера Андрей Сосницкий и Василий Князюк, работавший у нас в «Шерифе» аналитиком. Хорошим аналитиком, надо сказать. 

- В групповом турнире нынешней Лиги чемпионов «Шериф» оказался в одной группе с донецким «Шахтером», миланским «Интером» и мадридским «Реалом». Как бы вы прокомментировали такой поворот в судьбе отнюдь не чужого для вас клуба?

- Это огромное счастье, что тираспольчане попали в такую группу. Я бы даже сказал, «космическую» группу. Счастье и для главного тренера, и для футболистов, и для президента клуба, и для города, и для Молдовы. Что и говорить, для «Шерифа» это будет серьезная проверка – сыграть с сильнейшими клубами Европы. Я уже не говорю о рекламе, заработанных деньгах и прекрасной возможности для футболистов засветиться на столь высоком уровне. Это дорогого стоит. 

- За кого будете болеть в матче первого тура группового раунда «Шериф» - «Шахтер», который намечен на 15 сентября?

- За «Шериф». С этим клубом у меня очень многое связано – все-таки отдал ему одиннадцать лет карьеры. Как я уже сказал, там осталось много друзей – как футбольных, так и не только. В Тирасполе я оставил частичку своего сердца. 

Валентин Стрижаков: «Машину, погребенную в песок, откопали за три часа»

Долгое время работал в структуре «Шерифа» и известный по выступлениям в одесских «Черноморце», СКА/СК «Одесса» и «СКА-Лотто» Валентин Стрижаков. 

- В Тирасполе я оказался благодаря троим своим землякам из Одессы – Юрию Кулишу, Александру Голоколосову и Игорю Наконечному, которые в начале 2000-х работали в системе «Шерифа», - рассказывает Валентин Стрижаков. – После назначения на пост главного тренера Наконечного я стал его ассистентом, а спустя год, когда у руля «Шерифа» стоял Леонид Кучук, на пару с другим белорусом Вячеславом Левчуком работали селекционерами «Шерифа»: он ездил по странам Южной Америки и Европы, а я по франко- и англоговорящим странам Африки. В клубе были заинтересованы в своих скаутах, что было не только надежнее, но и экономичнее. Это направление в «Шерифе» действует до сих пор, и как видите, является довольно эффективным – команда попала в групповой раунд Лиги чемпионов. Приятно, что я стоял у истоков именно такой формы селекции. 

- Чем вы там занимались? 

- Если ты футбольный человек, то стоит лишь приехать и посмотреть на кандидата в деле – и уже видишь, на что он способен. У нас с собой всегда были заготовки контрактов с подписью президента, и мы имели право рисковать и брать футболистов на просмотр. Поначалу по части кадров было много ошибок, поэтому приходилось тяжело. Но потом в этом процессе все постепенно наладилось и в «Шерифе» стали появляться заслуживавшие внимания легионеры. Понятное дело, что последнее слово было за Кучуком, как за главным тренером. На завершающем же этапе трансферной сделки все зависело от президента клуба Виктора Гушана – человека, хорошо разбирающегося в футболе. 

- Представляю, сколько стран в Африке с целью поиска талантов для «Шерифа» вы исколесили. Наверняка не обошлось без разного рода трудностей и неожиданностей?

- Много всего было. Если все вспомнить, то можно книгу написать. Расскажу об одной из поездок в Африку, после которой я долгое время находился в шоке. Первый раз я прилетел в Гвинею. В ее столице Конакри знакомые экс-студенты одного из одесских вузов сделали мне вид на жительство во многих странах африканского континента. Это значит, что я мог въезжать из одной страны в другую без визы. Благодаря этому помимо самой Гвинеи удалось побывать в Новой Гвинеи, Мали, Сенегале, Конго, Нигерии, Буркина-Фасо, Кот Д’Ивуаре, Нигере и других. В последней из них как-то проводился турнир с участием молодых футболистов до 21 года, где мы с Левчуком должны были искать таланты. Он летел из Кишинева в Париж, а уже оттуда добирался в Нигер. Я же летел в Конакри, где должен был забрать нашего переводчика – футбольного человека, очень хорошо говорящего по-русски и способного помочь в составлении контрактов. Я думал, что в Конакри мы с ним сядем в самолет и полетим в расположенный почти в 2000 километрах Нигер. Но не тут-то было. Прямого самолета не оказалось, а наиболее приближенный по расстоянию к нашему пункту назначения рейс на Сенегал был только через несколько дней. К тому же, затраты на билеты на него выходили за рамки выделенного клубом бюджета, в связи с чем мой африканский помощник лететь не смог бы. Он-то и предложил вариант отправиться в Нигер на автомобиле. Я ему доверился. Машину мы арендовали вместе с водителем, заправили бензином и отправились в неблизкий путь. Проехав какую-то сотню километров, у нас лопнуло колесо. При установке же запасного, как назло, произошла поломка. Пришлось изрядно поволноваться. Но это было мелочью в сравнении с ожидавшими нас новыми испытаниями. 

- Неужели серьезными?

- Не то слово! Двинувшись в путь, нам предстояло ехать через Кот Д’Ивуар. Но увы, там как раз шла революция и нам ничего другого не оставалось, как махнуть в объезд через пустыню Сахару. Нас встретили вооруженные люди с автоматами, завезли в какой-то пункт приема беженцев, где мы провели двое суток. Не как арестованных, а ввиду проверки документов. Хорошо, что у меня было много разной сувенирной продукции с эмблемой «Шерифа» - плакаты, ручки, вымпелы, брелки. Раздав ее, мы с моим попутчиком покинули этот лагерь и получили возможность двинуться дальше. В тот момент я глянул на себя и ахнул: мои белые рубашка, шорты и туфли приобрели рыжий цвет. Проехав какое-то расстояние среди ночи, нас остановили на очередной границе и арестовали. К счастью, вскоре отпустили, так как помогло мое разрешение на проезд по странам Африки. Наш дальнейший путь пролегал через четыре страны и прерывался из-за поломок каждые пять-шесть часов. Хорошо, что на турнир я успел «тютелька в тютельку». 

- На этом, надеюсь, ваши злоключения закончились?

- Что вы! Разве такое возможно в Африке? После того, как мы выполнили свою скаутскую миссию в Нигере, я вместе со своим спутником таким же образом отправились обратно. Что интересно: в этот раз перед Кот Д’Ивуаром нас уже встречали со всеми почестями «старые знакомые» - полицейские, которые еще по дороге в Нигер взяли номер телефона моего африканского помощника. Они провели наш автомобиль по нормальной трассе, что немного облегчило нам путь. Самое неприятное, что в дороге у меня не было связи с «Шерифом». Так продолжалось несколько суток, и в клубе уже подумывали о том, что со мной случилось что-то серьезное. Вдобавок ко всему на обратном пути мы попали в песчаную бурю. И не где-нибудь, а в самой Сахаре! Если она на сутки – это труба! Слава Богу, у нас в машине была вода, немного покушать. А еще нам повезло, что до ближайшего населенного пункта было 10 километров. После того, как нашу машину полностью занесло песком, мы уже невольно подумывали о самом худшем. Даже не представляли, как можно было выбраться из этого песчаного погребения. Признаюсь, было очень страшно - вся жизнь промелькнула перед глазами. А все потому, что в пути мы потеряли длинную палку, которую необходимо возить с собой всем пересекающим Сахару. На тот случай, если автомобиль занесет, торчащий из песка край палки будет виден спасателям. К счастью, каким-то чудом нас обнаружили и откопали часа за три. Можно сказать, я родился в рубашке. После этой истории Леонид Кучук сказал, что я могу войти в Книгу рекордов Гиннесса, как скаут, который прошел отнюдь нешуточные испытания на пути к своей цели. 

- Чем завершилась для вас та африканская эпопея?

- К счастью, после спасения из песчаного плена больше никакие опасности мне и моему спутнику не грозили. Я успел в Конакри на самолет, улетев из Африки с контрактами на двух футболистов. По фамилии их уже и не вспомню, знаю лишь, что один из этих ребят играл в «Шерифе» больше десяти лет. Правда, к тому моменту я уже покинул тираспольский клуб. Это было в 2006-м. 

Игорь Наконечный: «Шериф» играл с горняками, когда у них командной игры еще не было» 

Для Игоря Наконечного выход «Шерифа» в групповой раунд Лиги чемпионов стал приятной неожиданностью. Шутка ли сказать: тираспольчанам удалось добиться того, что для многих казалось несбыточной мечтой, сказкой. 

- Как только я узнал об этом, то сразу же поздравил главного тренера Юрия Вернидуба, президента клуба Виктора Гушана и болельщиков «Шерифа» с таким громким успехом, - сказал Игорь Наконечный. – Очень рад, что тираспольчане вышли в групповой турнир. Столько лет шли к своей цели и наконец-то ее добились. Молодцы! Рад и за Вернидуба, с которым мы с 1989 по 1991 годы играли вместе в запорожском «Металлурге». Видите, как оно в жизни бывает: с белорусским «Шахтером» в прошлом году он не смог преодолеть первый еврокубковый барьер, споткнувшись на скромном клубе из чемпионата Молдавии, а сегодня с молдавским грандом пробился аж в групповой этап Лиги чемпионов! Это футбол, чего только в нем ни бывает! 

- «Шерифу» однажды уже предстояло помериться силами с донецким «Шахтером», когда в еврокубковом сезоне-2003/04 именно вы стояли у руля тираспольской команды. Помните те две встречи?

- Хоть и прошло уже восемнадцать лет, я их не забыл. В ту пору командной игры у «Шахтера» как таковой не было. В Тирасполе, где состоялся первый поединок с горняками, мы выглядели вполне уверенно, однако обыграть соперника не сумели – 0:0. Тот матч, насколько я помню, вызвал немалый интерес – полная «коробка» была! Долгое время счет не был открыт и в ответном матче в Донецке. Мы оказывали сопротивление «Шахтеру» на протяжении целого часа игры, пока звездный серб Звонимир Вукич не отправил мяч в ворота после стандартного положения. Время шло, мы побежали отыгрываться – и получили в контратаке второй гол. Незадолго до финального свистка его забил бразилец Брандао, оставив нас за бортом турнира.

- В «Шерифе» уже тогда ставились высокие цели насчет Лиги чемпионов или же все-таки понимали, что замахиваться на серьезные успехи в столь престижном еврокубковом турнире еще рановато?

- Нет-нет. В каждом матче и в каждом турнире должен быть только выигрыш! 

- Насколько сложно в ту пору работалось в тираспольском клубе?

- Скажу так: в «Шерифе» было много нюансов, которые от меня не зависели. Президент клуба не вмешивался в мою тренировочную работу, однако косвенное влияние извне по части околофутбольного характера все же проявлялось. 

- Не из-за этого ли вы ушли?

- Сам я не уходил, меня уволили. Много было влияний на это решение. 

- Уходили с чувством нереализованности? 

- У меня было больше положительных эмоций, когда я работал в ФК «Тирасполь». Там не было каких-то звезд и околофутбольных разборок, а был чистый футбол. В «Шерифе» же было больше разговоров. Чем выше класс команды, тем больше всяких подводных течений. 

- Что запомнилось со знаком «плюс»?

- Как раз еврокубковые игры и оказались для меня наиболее памятными. И если кто-то думает, что даже на первом этапе они были для «Шерифа» легкими, тот глубоко ошибается. Играть было не так просто. Мы играли с эстонской «Флорой», которую возглавлял голландский специалист. У таллинцев выиграли по сумме двух встреч лишь в один мяч (дома 1:1, на выезде – 1:1 – прим. авт.). 

- Какое впечатление сложилось у вас о Приднестровье в целом и Тирасполе в частности? 

- Для Одессы расположенный всего в 100 километрах Тирасполь был всегда словно город-спутник. Туда на протяжении десятилетий ездили играть многие одесские футболисты, а обычные граждане совершали поездки с целью отовариться в магазинах. Лет 30-40 назад Молдавия для многих одесситов была отличным местом для приобретения дефицитных товаров - в свободной продаже и по государственным ценам. С тех пор, правда, многое изменилось. Когда я работал в Тирасполе, то Приднестровье жило по своим законам, как отдельное государство. С одной стороны, оно вроде как оказалось в неком экономическом вакууме. Однако с другой в его укладах многое зависело от Виктора Гушана, который еще на рубеже веков строил такие спортивные сооружения, которые опережали время. Таких в начале 2000-х не было даже в Украине. Стоит отдать этому человеку должное, так как он все же добился того, что его футбольное детище оказалось в элите европейских клубов. 

Вячеслав КУЛЬЧИЦКИЙ, специально для сайта FanDay.net

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.