«В Ереване Лобановскому обещали мешок денег, но вот что он ответил…»: откровенное интервью Ивана Шария

Александр Петров
Александр Петров
Просмотров 4727
Комментариев 0
«В Ереване Лобановскому обещали мешок денег, но вот что он ответил…»: откровенное интервью Ивана Шария
Иван Шарий. Фото: из личного архива Шария

«Огонь по пятницам» на FanDay.net – сегодня это беседа с легендарным форвардом Иваном Шарием, который забивал Дасаеву и Шовковскому, не прижился в Динамо, но раскрылся в Запорожье, Одессе, Полтаве и многих других командах в Украине и за границей.

Иван Шарий – полтавский голеадор-рекордсмен. Долгое время именно ему принадлежали три рекорда в Высшей лиге чемпионата Украины: он был самым возрастным дебютантом лиги, самым возрастным ее игроком и бомбардиром. 

За 25 лет своей игровой карьеры Иван Шарий поиграл во многих клубах Украины и не только. В официальных матчах он наколотил 244 мяча. Свои мячи на любой вкус он забивал в ворота 55 команд и таким известным вратарям, как братья Вячеслав и Виктор Чановы, Ринат Дасаев, Владимир Пильгуй, Отар Габелия, Михаил Михайлов, Сергей Краковский, Юрий Сивуха, Игорь Кутепов и Александр Шовковский. 

Иван Шарий в большом эксклюзивное интервью сайту FanDay.net рассказал: 

  • о том, что происходило в киевском Динамо вне футбольного поля
  • о зарплатах и премиях, которые платили в командах мастеров бывшего Союза
  • о «странных матчах» в советском футболе и как Лобановский воспринял предложение мешка денег в Ереване 
  • о том, за что он толкнул судью и как его наказали
  • о защитниках-костоломах с прозвищами «автоген» и «коса», и кто оставил на всю жизнь ему отметку на спине
  • о том, что принес ему полугодичный вояж в болгарский Этыр 
  • о молодом дебютанте Черноморца – Игоре Беланове, а также своем подопечном Андрее Пятове

«Мой первый гол принес победу команде, а мне премию – 40 рублей»

– Многие ребята нынешнего поколения не видели, как вы играли. Расскажите, каким футболистом был Иван Шарий? Как бы вы себя сами описали?

– Себя характеризовать, наверное, будет некорректно. Что рассказать? Вроде хорошо бежал – скорость была. У меня и левая и правая нога были рабочими. Мне все равно было, с какой ноги наносить удар по воротам. Много работал над поставленным ударом – и с лета бил, и с земли. Понимал, что если не научусь сильно и точно бить, то на голы можно не рассчитывать. С техникой у меня был порядок. А на втором этаже – по-разному получалось. Бывало, выигрывал верховую борьбу, бывало – проигрывал. Смотря, какую позицию выбирал. 

– Футболом вас кто заразил?

– Когда я рос, у нас особо никаких развлечений не было. Время проводили как обычно: днем – в школе, вечером – во дворе. Все время на площадке, все время с мячом – гоняли его до позднего вечера. Полей хороших не было. Ходили со старшими ребятами в школу на площадку. С мячами у нас была напряженка. Те из ребят, у кого мяч имелся, не всегда бывали дома. А поиграть в футбол ох как хотелось. 

Однажды на футболе мы с товарищем один из мячей, скажем так, «прибрали к рукам»:) Берегли его, старались где-то подкрасить белой «нитро», чтобы кожа на нем дольше держалась и не стиралась. Кода шел дождь, он увеличивался в весе – впитывал в себя воду, как губка. Если такой мяч в голову угодит, то мало не покажется. Где-то лет с 10 стал более основательно заниматься футболом, когда меня взяли в детско-юношескую спортивную школу. 

– Футбольным мячом окна били?

– Бывало – соседям на первом этаже:) Летом – мячом, зимой – шайбой. Если разбил окно, надо было быстро убежать. А если мы, допустим, играли в своем дворе, куда тут убежишь? Все заканчивалось тем, что об этом узнавали родители, которым приходилось потом эти стекла вставлять. 

– В вашей семье кто-то был связан со спортом?

– Нет. Родители у меня были простыми тружениками.

– Как удавалось совмещать и школу, и футбол?

– Сначала футбол, а потом школа. Знаете, какая шутка у нас была: если футбол мешает учебе, надо бросить учебу. Пытался не пропускать уроки в школе. Про оценки что говорить, когда я уже в 16 лет (девятый класс,прим. А.П.) играл за команду мастеров Колос (Полтава), которая выступала во Второй союзной лиге – голы забивал.

– Когда поняли, что можете стать профессиональным футболистом?

– Когда позвали в ДЮСШ. До этого просто нравилось играть в футбол. Когда же позвали в сборную Союза, понял, что на меня обратили внимание и есть шанс.

– Свою первую зарплату помните?

– Конечно. Сначала было 110 рублей. А когда забил свой первый гол и мы выиграли, то дали премию – сорок рублей. 

– На что потратили свою первую зарплату?

– Уже не помню. Знаю точно, что не на шампанское. Конфеты, мороженое, печенье ‒ вот что я тогда покупал. Наверное, родителям пару копеек отдал.

– Всего в официальных матчах вы забили более 200 мячей. Какой из них стоит особняком? 

– Знаете, трудно какой-то один выбрать! Все они мне дороги. Может, ровенскому Вересу, когда мы с Ворсклой выходили в Высшую лигу. Ролик того гола есть в интернете. 

– Кому из вратарей труднее было всего забить?

– Так это смотря как бить. Если ударить и попасть в девятку, то никакой вратарь не сможет этот мяч вытащить. 

– Вы поиграли во многих командах. В какой из них был лучший коллектив?

– И в Запорожье, и в Минске, и в Одессе, и в Киеве мне было комфортно. В каждой команде я выполнял свою работу – забивал. 

На сей счет могу рассказать историю, которая произошла после одного из матчей киевского Динамо. Олег Блохин в той игре забил пару мячей, и после игры у Лобановского спросили: «Дайте оценку голам забитым Блохиным?». На что Валерий Васильевич ответил: «Блохин просто хорошо выполнил свою работу». Вот и все. 

Просто в каждой команде, где ты играешь, следует хорошо выполнять свою работу. Если, конечно, у тебя это получается. Ну а если не получается, то есть другие команды. Тут не получилось, пошел в другой клуб, а там смотришь – заиграл. 

– Расскажите о тренерах, с которыми вам пришлось поработать. Что это были за люди?

– У каждого тренера, под началом которого мне довелось поработать, был свой подход и видение футбола, своя мудрость и изюминка. Футбол на самом деле простая игра: выходят на поле 11 игроков против 11, и кто больше забьет, тот и выиграл. Подобрать состав, выбрать тактику, как угадать? 

Помню, когда я в Черноморец пришел, там был Никита Симонян – знаменитый игрок и тренер. Но свое величие он никак не проявлял. Обычный нормальный такой мужик, без всяких заморочек, который хорошо понимал и разбирался в футболе. Думали, будет много теории, но нет. Да, нас собирали, мы разбирали игры, но так, чтобы подолгу сидели, что-то заучивали, не было. В основном, больше работали с мячами на тренировках. Все за счет игр набирали. В игре ты же не будешь стоять, По-любому будешь бегать – сколько сможешь. 

– О Викторе Прокопенко расскажите.

– Прокопенко меня в Одессу из Запорожья пригласил. Нормальный, веселый мужик. Отличный тренер, со всеми мог найти общий язык. Мог пошутить. С юмором у него все в порядке было. 

«Малофеев сам не мог дать точное определение, что за понятие искренний футбол»

– Малофеев, с которым вы работали в минском Динамо, вас чем-то удивил?

– Ничего плохого про него сказать не могу. В минское Динамо он пришел после Базилевича, Сам классно играл, да и в тонкостях игры отлично разбирался. 

– Что такое искренний футбол, о котором все время говорил Малофеев?

– Искренний?:) Знаете, думаю ни вы, ни я, да и сам Малофеев не даст точное определение этому понятию. Может, искрометный, заводной? 

Малофеев сам по себе, когда играл, был такой весь заводной. Вот и нас он заводил всякими такими разговорами, накачивал, и слово такое подобрал – искрений футбол. Мы это воспринимали как своеобразную накачку. 

– В минское Динамо вы пришли, пройдя школу Лобановского. Отличие почувствовали? 

– Там ведь на тот момент главным тренером был Базилевич. При Олеге Петровиче тренировочный процесс практически ничем от Киева не отличался. При таком раскладе мне там было довольно легко адаптироваться. Нагрузки были практически такими же, как и в киевском Динамо. В день две, иногда три тренировки. Утром зарядка, в десять с хвостиком тренировка, вечером еще одна – вот и считайте. 

– Самое нелюбимое для вас упражнение?

– Тест Купера. По-моему, этот тест все футболисты терпеть не могли. За 12 минут надо было пробежать 2700-2800 метров. Я четко вкладывался в эту норму. Рекордов не было, просто ставили – зачтено. Думаю, никому не нравится наматывать один километр за другим, мимо мячей, сложенных в сетку. Но… Тяжело в учении, легко в бою. Так что сколько тренеры говорили, столько и бегали. 

– Когда впервые оказались в великом киевском Динамо, комплексов не испытывали?

– Я ведь для начала за дубль поиграл. Много забивал (в 1976 году в 15 матчах забил 17 голов,прим. А.П.). Чемпионами в 1976 и 1977 стали. Потом в Одессе во втором тайме сменил Владимира Бессонова – это был уже основной состав. Помню, у меня еще момент был – мог гол забить, но мяч попал в перекладину. Еще с московским Торпедо вышел на поле вместо Слободяна. Были еще у меня игры на Кубок. 

В 1976 году в Союзе проводили сразу два чемпионата – весенний и осенний. В весеннем чемпионате больше задействовали резерв, поскольку первая команда готовилась к играм Олимпиады. Рядом с нами играли некоторые старички – Мунтян, Трошкин. 

– Кем был Лобановский для команды? Каким он вам запомнился?

– Словами этого не передать. Человеком колоссального уважения. Лобановский был действительно одним из лучших тренеров не только в Союзе, но и за его пределами. Результаты сами за себя говорят. Мы не то, чтобы сказать – ничего плохого подумать о нем не смели. Авторитет! 

«Сигареты покупали в ресторане у швейцара – это был их бизнес»

– У Лобановского как-то спросили: «Кто в вашей команде не курит?». Он ответил: «Только я». Действительно так было? Многие тогда курили в Динамо?

– Многие:) В процентном отношении 70 на 30 в сторону курильщиков. Лобановский, конечно, знал, кто курит и сколько. 

– А вы, когда пришли в Динамо, курили?

– Тогда еще нет. Курить я начал позже. 

– Какие сигареты тогда курили футболисты? И где в Союзе их можно было достать?

– В ресторане у швейцара Мальборо покупали за 5 рублей. Для швейцаров тогда это был бизнес. Когда в Черноморце играл, то там в каждом киоске можно было Мальборо купить за один рубль. Потом они стали стоить 1,50. Плюс какие-то молдавские сигареты были. 

– А где вы отдыхали?

– Да у нас тех выходных было – день, может два. В основном, на базе время коротали. Если выходной, пойдем куда-то в город, погуляем, посидим. На футбол сходим, если основной состав дома проводил свою игру. 

– Кто были вашими друзьями?

– Из ребят постарше – Володя Стрижевский и Саша Сопко. Их я больше держался. С последним жили вместе на базе. Потом моим соседом по номеру был Петр Слободян. Когда оказался в Динамо во второй раз (1980 год,прим. А.П.), с Владимиром Бессоновым больше общался. Мы ведь с ним еще в 1976-м вместе в Динамо пришли. 

– Кто были вашими конкурентами в Динамо?

– Много: Александр Хапсалис, Виктор Насташевский, Олег Таран, Александр Бережной. 

– Говорят, Бережной нарушал спортивный режим. Он вроде и в аварию по пьяному делу попал?

– Ну, так это произошло, когда он в другой команде играл. Просто попался парень на этом деле. 

– В Киеве по молодости не замечали подобного за ним?

– Он рядом со мной жил – на Нивках. Вроде все нормально было. Но он такой парень – сам по себе. Откуда я знаю, что там было у него на уме. Вы что думаете, в Киеве все святые были? 

– Кто из игроков основы Динамо произвел на вас особое впечатление?

– Так там, что ни фамилия, то звезда: Трошкин, Матвиенко, Коньков, Мунтян. Всех динамовцев середины и конца семидесятых годов можно перечислять.

– Звездные игроки Динамо пихали молодым?

– Бывало. Но я бы не сказал, что «старики» заносчивостью отличались. От нечего делать никто тебе не станет пихать. А вот если ты где-то напортачил, то мог получить нагоняй. Кто-то из старших ребят, кто был рядом, мог на молодого пацана накричать. Но все было в меру. Наоборот, старшие ребята больше молодежь поддерживали. 

«В Союзе самой крутой машиной была Волга ГАЗ-24 – всем игрокам основы Динамо их давали»

– Кто был самый веселый в Динамо?

– Володя Трошкин. Он из ребят старшего поколения самый большой был шутник и балагур. Да они все там друг друга подначивали. Правда, в Динамо такой был коллектив, что сильно не подшутишь. Все такие ребята, что в ответ могут так пошутить, что мало не покажется. Поэтому подшучивали друг над другом чуть-чуть – с уважением. 

– У кого в Динамо была самая крутая машина?

– В Союзе самая крутая машина – Волга ГАЗ-24. Всех ребят основы обеспечили такими машинами. У кого-то была черного цвета, у кого-то белого, у кого-то сиреневого. Кто-то себе оставил и ездил на ней по Киеву, а кто-то продал – чтобы заработать.

– И много можно было заработать, продав такую машину?

– Государственная цена на нее была 9200 рублей – это поначалу, потом 15 тысяч. На рынке такую машину можно было продать за 25-30 тысяч. Вот и считайте, сколько можно было взять сверху. 

– У вас какой марки была первая машина?

– Жигули – шестая модель. Мне ее дали, когда перешел в минское Динамо. 

– А в Киеве вам машину не дали?

– Не успели:) Я ушел оттуда. 

– А квартиру?

– Обещали, но я ведь из Динамо сам ушел. Пошел к Лобановскому и попросил у него, чтобы меня отпустили. Думаю, если бы остался, квартиру мне бы точно дали. 

– Из киевского Динамо вы ушли в минское, выступающее в Первой лиге. Правда, что там зарплаты у всех были 160 рублей?

– Высшая ставка у нас была 200 рублей. Во Второй лиге – 160. За победные результаты нам полагались премии, по 40 рублей – это официально. Но вы думаете, что раньше все были такие простые? Нет. Премии были и по 100, и по 150. А у кого и побольше. Откуда деньги? Ну, как сейчас говорят – «спонсоры». 

– А в Высшей лиге какие платили деньги?

– Самый большой оклад – 250 рублей. В Киеве поначалу у меня было 160, потом дошло до 250. 

«По сравнению с другими командами, в Черноморце были самые низкие премиальные»

– Когда вы, уже играя в Одессе за Черноморец, обыгрывали такие команды, как московский Спартак и киевское Динамо, премиальные удваивались?

– Честно скажу, такого не было. Помню, в 1981 году Черноморец неудачный сезон провел – не попал в десятку (итоговое 11 место,прим. А.П.). Вот тогда футболисты начали поднимать вопрос о премиальных, которые у нас были намного ниже тех, которые платили в других клубах. Мы ведь знали, сколько и где за победу игроки получают. У одних было 500, у других 600 рублей. А в Черноморце – 90. По итогу нам сказали, что за победу будут платить по 250-300. Это было совсем другое дело – мы стали больше выигрывать. 

– Скажите, в Союзе много было странных матчей?

– А их что, сейчас нет? Было, что греха таить. Не могу сказать, что таких игр было очень много, но хватало. 

– И что, прямо к игрокам подходили, деньги предлагали?

– Бывало и такое. Но не все игроки соглашались идти на такой сговор. А вдруг в команде узнают про все эти делишки? Ну и потом, думаете, этого никто не видел. 

– Рассказывают, что однажды в Ереване, в раздевалку Динамо прямо чемодан денег принесли?

– Я был там. В последнем туре в Ереване нас просили не «упираться». Арарат тогда, обыграй нас, оставался в Высшей лиге. Вроде как предлагали нам мешок денег. Но Динамо предложение отвергло. Лобановский жестко им отказал и на игру выставил боевой состав. Ситуация была очень напряженной ‒ и перед матчем, и после. Мы выиграли – 2:0. Во втором тайме Буряк и Трошкин забили голы. Помню, после матча в раздевалке прятались (речь идет о чемпионате СССР 1977 года,прим. А.П.). 

– С трибун в вас что-то бросали?

– Бросали, но как-то недолетало. Может, когда шли в раздевалку. В Ереване в центре города хорошая гостиница была. Они там все команды селили. 

– В Украине лето жаркое, но ведь в СССР бывали места и погорячее. Самое экстремальное в этом плане для вас?

– Запомнилось, как Черноморец играл в Ташкенте – жара, а игру назначали на 3 часа дня. Но мы обыграли Пахтакор – 3:1 (1981 год, Иван Шарий в том матче забил два мяча,прим. А.П.). 

– Самая трудная поездка?

– В Хабаровск. Летели самолетом, с пересадкой в Москве. Когда играл во Второй союзной лиге, на автобусе по стране колесили – не жаловались. Сейчас смотришь: проедут футболисты 300 километров, и все – они уже уставшие. 

– В автобусе в карты играли?

– Я не играл – это не мое. А вот ребята – играли. 

– В Динамо кто был самым сильным игроком? 

– Знаю, что Сергей Кузнецов здорово в карты играл. Все время в плюсах – думающий картежник. Хорошо играли Анатолий Коньков, Виктор Колотов. 

– Вас на базе обычно, за сколько дней до игры закрывали?

– Если игра, например, послезавтра, то вечером у нас заезд. Обычно играли ребята в бильярд, настольный теннис, карты. Я больше в бильярд – в шар мог попасть, а мог и промазать:)

«Толкнул судью чуть-чуть, а он взял и упал – дали десять матчей дисквалификации»

– Про вас говорили: человек со сложным характером. Почему? 

– Если я кому-то напихал за то, что он на поле херней занимается, это что – у меня сложный характер? Тогда у многих футболистов и тренеров сложные характеры. Тренеры ведь тоже повышают голос на своих подопечных. Знаете, как Лобановский мог в раздевалке в перерыве жестко одернуть? Это значит, у него сложный характер? Браво тому, кто это сказал. 

– Спрошу по-другому. Вы на голову себе садиться не давали?

– Не давал. И сам никому не садился. 

– С партнерами конфликты были?

– Только по игре. Когда на поле, могли друг другу что-то сказать и все. Приведу, к примеру, такой случай. В Черноморце мы с Виктором Пасулько, как говорят, кентовали. Жили вместе на базе, на выезде в гостинице. А когда игра – бывало, наговорим друг другу много лишнего. Но после матча, всегда обнимемся, и забыли все обиды. Все, что происходит на поле – это футбольные эмоции. Я ему пас не отдал, а он мне. Все это – игровые моменты.

– За что вы обычно покрикивали на партнеров?

– Ругался, когда надо было, но всегда по делу. А как без этого? Если, например, надо пас отдать, а он не отдает? Ногу где-то убрал, в борьбе уступил. 

– С арбитрами часто ссорились?

– Бывало. 

– Были такие арбитры, которые очень вас раздражали?

– Через одного – смотря, как судят. 

– За карьеру вас всего один раз удалили. Помните, за что?

– В 1985 играли в Киеве против Динамо. Забили гол, который судья (москвич Кирилл Доронин,прим. А.П.) сначала засчитал – даже мяч на центр поля поставил. А потом вдруг куда-то побежал. В итоге определили вне игры. Мы тогда крупно проиграли – 0:3. 

– Вы его ударили?

– В грудь чуть-чуть толкнул, а он взял и упал. 

– Меру наказания помните?

– Дисквалифицировали на 10 игр. Коммунисты провели свое заседание и вынесли мне свой вердикт. 

– Вы присутствовали на том заседании?

– Мое присутствие было обязательным. Вызвали в Москву, на СТК. Пришли туда участники гражданской и Великой отечественной войны. Вся грудь у них в орденах. Многие вообще в футбол никогда не играли, но они в СТК. Журили меня, вроде я какой-то бандит и преступник. Как в том фильме: «Встать, суд идет!» Совдеповские реалии. Если бы там были люди, которые поиграли в футбол, думаю, дисквалифицировали бы от силы на три игры. 

– Что нужно было сделать, чтобы судья дал желтую карточку в те времена?

– Хорошо врезать сопернику, причем не один раз. Если бы тогда раздавали желтые карточки, как сейчас, то где-то к середине матча мы бы играли, наверно, шесть на шесть. 

«Торпедовец Жупиков оставил мне на спине неплохой отпечаток»

– Вашими непосредственными соперниками на поле были защитники других команд. Помните, какие в Союзе были костоломы? Дуэли с кем из них особенно запомнились?

– Конечно, помню:) В московском Динамо Новиков и Никулин были ребята жесткие, когда шли встык. И прозвища они имели соответствующие – «Автоген» и «Коса». С ними всегда нужно было держать ухо востро: чуть зазевался, тут же получишь по ногам. А еще в московском Торпедо был Василий Жупиков, так он мне на спине оставил неплохой отпечаток. 

– Нарушение режима – ваша история?

– Злостных нарушений у меня не было, а по мелочам случалось. Да, Господи, у всех случались нарушения. Если до отбоя не пришел, вот тебе и наказание. Возьми любую команду – нигде не было такого, чтобы за руку друг с другом ходили на обед, ужин и завтрак. А еще при этом в руки барабаны взяли и выстукивали. 

– Кто мог вас застукать? Кто эти люди?

– Ну, кто – тренер, врач или массажист. Так ведь порядок хоть какой-то в команде должен быть. Разве это нормально, если кого-то поздно ночью в расположение команды на руках занесут? 

– За игровую карьеру вы забили 20 пенальти. Отрабатывали этот элемент на тренировках?

– Бить 11-метровые удары я ни у кого не учился. Просто всегда серьезно относился к этому делу, и все. Бил постоянно в один угол, смотрел, конечно, и на реакцию вратаря. 

– Но вам ведь было у кого учиться бить пенальти. Болельщики Черноморца со стажем до сих пор рассказывают, как пенальти выполнял Владимир Плоскина.

– Ну, да. У него довольно плотный и четко направленный удар был – щекой прямо в угол. Помню, серия у Плоскины довольно продолжительная была (20 точных ударов с пенальти,прим. А.П.), а потом он Дасаеву в Москве не забил. Как раз я заработал тот 11-метровый, а Володя взял и не реализовал. Плоскина практически всегда бил в левый угол – а тут взял и сменил угол, и прервал свою серию. Хотя мы тогда все же вырвали ничью в Москве у Спартака. 

«Шовковскому забил со штрафного: с линии дуги, в ворота, расположенные у табло»

– В отличие от Плоскины, вы Дасаеву забивали. 

– В 1982 году я ему дважды забивал – дома и в гостях. В Москве мой гол принес Черноморцу ничью, а в Одессе – победу. А еще забивал я двум братьям Чановым, Отару Габелия, Михаилу Михайлову, Сергею Краковскому, Юрию Сивухе, Владимиру Пильгую, Игорю Кутепову. Да многих известных вратарей огорчил:)

– Вы не назвали Шовковского. Вы помните гол, который ему забили? 

– Конечно. В Киеве играли, на стадионе Динамо. Забил Шовковскому со штрафного. Бил с линии дуги, там, где штрафная заканчивается, в ворота, за которыми расположено табло. 

– Вы Сергею Краковскому красивый мяч забили, убежав к воротам с центра поля. Помните тот гол?

– В 1980-м Днепр всеми силами рвался назад в Высшую лигу, а мы тогда их дважды обыграли – 2:0 и 2:1. В первом круге я с пенальти Днепру забил, но тогда в воротах стоял Михаил Михайлов. А Краковскому – убежал от защитника, а потом как бахнул – и попал. 

Металлург все время Днепр обыгрывал. В Запорожье даже байка такая в то время ходила. Говорили, если взять игроков сборной Бразилии и переодеть их в футболки Днепра, то Металлург и их обыграет. 

– Расскажите про молодого Игоря Беланова. Он же при вас в Черноморце начинал играть?

– Было дело. Играли мы в одной команде. Он пришел в Черноморец в 1981 из одесского СКА. Парень молодой, к делу относился в высшей степени профессионально – много работал, себя не жалел. Бежал здорово, удар у него мощный был, да и пас своевременно мог отдать. У него очень быстро карьера вверх пошла. 

«Из Болгарии привез бронзовую медаль и вымпел»

– В болгарский Этыр подались, чтобы заработать? Материально здорово выиграли?

– Не так уж и много. Ничего там такого, чтобы можно было сказать супер, не было. Мне положили 500 левов. Просто если бы я там остался, можно было больше заработать, но я уехал оттуда. Просто скучно стало без родных и друзей. Отработал полгода, как было предусмотрено контрактом. 

– Жили где?

– Квартиру мне дали. 

– Машина?

– Да откуда у них там машина!? Там того города Велико Тырново – за 5 минут пешком весь обойдешь. 

– Что на память привезли?

– Бронзовую медаль и вымпел. Что можно было еще оттуда привезти? 

– Зачем вернулись в Ворсклу?

– На тот момент там подобралась хорошая компания. Из киевского Динамо взяли много ребят – тех, кто там не проходил в основной состав. В Ворсклу они пришли, чтобы доказать, что их рано списали. Плюс в Полтаве местные ребята хорошие были – трудяги, работяги. В мастерстве мы не уступали никому. 

– Что получили в материальном плане, когда впервые для Полтавы завоевали место в Высшей лиге, а затем сразу же бронзовые медали чемпионата?

– Вы знаете, не было никаких запредельных сумм. 

– Сейчас вы можете сказать о себе: «Я обеспеченный человек»?

– Нет, не могу:( Тогда был один период, сейчас другой. Лично я рад, что современные футболисты много зарабатывают. Тем не менее, по тем временам и мы не бедствовали. В Союзе спортсменам неплохо жилось. Льготы всякие были. Квартиры давали. Машина, мебель, одежда – на все хватало. 

– Вы не жалеете, что за всю карьеру так и не выиграли ни одного титула?

– Считаю, что жалеть о чем-либо вообще не стоит. Ничего страшного, не всем же выигрывать призы. В Минске бы остался, мог стать чемпионом Союза в 1982, но я ушел в Черноморец.

– Завершив карьеру, вы подались на тренерскую работу?

– Думаю, у всех футболистов в мыслях есть попробовать себя в роли тренера. 

– Почему вам так и не удалось поработать главным тренером с клубом, представляющим Высшую лигу?

– Ну, тут надо чтобы президент клуба был заинтересован в том, чтобы ты занял пост главного тренера. Сам же я не хотел идти, кланяться и просить взять меня главным тренером в команду. Или какого-то агента послать вместо себя. Не пригласили – значит, так и надо. Я никогда себя никому не предлагал. Нет – так нет. 

– Но вы ведь исполняли обязанности главного тренера?

– Было дело, но, в основном, работал помощником у главного тренера. В Ворскле помогал Андрюхе Балю. А вот с дублерами Ворсклы довелось поработать в роли главного тренера. 

– В резерве Ворсклы, при вас появился Андрей Пятов. Что расскажете о нем?

– Да, был Андрюха у меня. Молодой парень с хорошими вратарскими задатками. Взяли мы его на перспективу, чтобы рос и набирался опыта рядом с такими вратарями, как Сергей Долганский, Андрей Ковтун, Вячеслав Богоделов, Олег Рыпан, Дмитрий Козаченко. 

Андрей – парень скромный, не конфликтный, хладнокровный, спокойный. Добросовестно работал на тренировках, и у него, надо сказать, неплохо получалось. Потом стали его привлекать к играм сборной юношей. На международный турнир ездил и там все игры отстоял на ноль (речь о турнире в Бельгии, где Украина играла со сверстниками из Дании, Шотландии и Бельгии, – прим. А.П.). У него отличный вратарский дар, плюс ему довольно часто сопутствовал фарт. Пятов по всем своим качествам как раз и подходил Шахтеру. 

– Кстати, насчет игр. Появившись в Полтаве в первый сезон, он провел за дубль лишь одну игру. Помните, почему?

– Я хорошо помню ту игру, в которой ворота впервые защищал Андрей. Играли мы с Электроном. В Ромны на игру тогда поехал не резервный состав, а ребята первой команды. Ворсклу тренировал Сергей Морозов и он так решил. 

В чемпионате тогда была пауза из-за матча, который проводила наша сборная (против Польши, отбор ЧМ-2002, результат 1:1,прим. А.П.). Вот и поехал на ту игру практически весь основной состав, чтобы не терять игровой тонус недельного цикла. 

Из молодых на поле вышел тогда лишь один 17-летний Пятов. Мы проиграли – 1:3. Неудачно тогда сыграла вся команда. По-моему, из трех пропущенных мячей, вина Андрея была лишь в одном. Знаете, каждый вратарь должен свое пропустись. Нет ни одного вратаря, который бы не ошибался – кто-то меньше, кто-то больше. 

– Еще ведь Александр Мелащенко тоже при вас появился в Ворскле. Каким он был человеком и игроком?

– Он тоже у нас во второй команде начинал. Сразу было видно – парень хочет играть. Добросовестный футболист с желанием, на тренировках всегда полностью выкладывался. И вскоре у него дело пошло – начал забивать. Я ему всегда давал дельные советы, подсказывал, если что не так. Потом Сашу перевели в первую команду, где он тоже здорово себя зарекомендовал. А дальше последовало приглашение в киевское Динамо. 

– А вы смогли бы достичь каких-то результатов, если бы вам доверили команду мастеров?

– Откуда же я знаю, как бы оно сложилось? Главным тренером может любой быть. Какой при этом будет результат – другой вопрос. Если результата не будет, через неделю ты уже не будешь главным тренером. Видите, что у нас сейчас в Премьер-лиге происходит: половину чемпионата только сыграли, а уже сколько тренерских отставок!

«Мои интересы – футбол и только футбол»

– Иван Григорьевич, а вообще как у вас дела? 

– Нормально. Работаю в родной для меня Полтаве директором ДЮСШ Ворскла имени Горпынко. У нас в школе занимаются около 400 детей – это ребята от 6 до 17 лет. 

– Кто тренирует этих ребят?

– Как правило, это бывшие футболисты, которые, в свое время, поиграли в профессиональных командах. Таких, как Ворскла, запорожский Металлург и Торпедо.

– Из вашей школы много вышло ребят, которые были востребованы командами мастеров?

– Достаточно. И в Шахтер брали наших парней, и в Ворсклу, и в Александрию. 

– Что, кроме футбола, составляет круг ваших интересов?

– Да какие еще интересы? Футбол и только футбол. 

– В 66 лет на футбольное поле часто выходите?

– Чуть ли не каждый день. У нас есть искусственное поле 50 на 40 с хорошим покрытием. Там с ветеранами собираемся – бегаем, тренируемся. Иногда выходим поиграть на большое поле. К сожалению, у нас в Полтаве не проводится, как в некоторых других городах, чемпионат среди команд ветеранов. Вот и приходится самим себя занимать. 

– Как сейчас выглядит ваш обычный день?

– Просыпаюсь рано. Собираюсь и еду на работу к 8.00 – 8.30. Смотрю за тем, как идет тренировочный процесс. Знаете, много забот. У нас, то игры, то турниры – чемпионат области, чемпионат Украины.

– На домашнем фронте у вас порядок?

– У меня отличная семья. Великолепная жена – Елена, отличный ребенок – Алексей. В браке мы более 20 лет. Сыну 13 лет, и он занимается футболом у меня в школе. А еще у него хобби – бокс. Боксирует парень понемногу. Но основное, все же, футбол. 

– Он, как и вы, форвард?

– Нет. В «рамке» в перчатках стоит. Вроде, что-то получается – мячи отбивает. Сегодня померялись ростом – и знаете, за последний год парень вытянулся – уже догнал меня. 

– Занимаетесь с ним?

– Обязательно. Бью и по воротам, а еще по одному месту – если что-то не так:) 

– И кто из вратарей ему нравится?

– Из наших украинских парней – Бущан и Трубин. А из зарубежных – Эдвин ван дер Сар. Видео смотрит, как он в свое время играл – ворота защищал. 

– За футбольной жизнью следите? Что смотрите?

– Да все, что показывают. Матчи чемпионата Украины – это обязательно. Ну и европейские чемпионаты – Англию, Испанию. Футбола сейчас много – все не просмотришь. Выделяю какой-то центральный матч и смотрю. Иногда переключаю на другой канал, если параллельно проходит интересная игра. 

– Футбол смотрите эмоционально?

– Конечно. Обычно с сыном. Я комментирую, а он слушает и наблюдает. Даже когда один смотрю, эмоции захлестывают. Если опасный момент, или гол забьют, на месте усидеть не могу. 

– Болеете за какую-то команду?

– Нет. В чемпионате Украины с интересом слежу за выступлениями Ворсклы. Все-таки, моя родная команда. Хотелось, чтобы команда занимала место повыше. Очень хотел, чтобы Ворскла пробилась в групповой этап Лиги конференций. К сожалению, ее остановила малоизвестная грузинская Дила. А еще за выступлениями Черноморца слежу – тоже переживаю. 

– С высоты ваших лет, скажите: футбол сейчас стал интересней?

– Честно? Если брать Украину – нет. Уровень футбола в нашей стране заметно упал. Причина – война. Легионеры хорошего уровня разъехались. Раньше помните, какой у нас был чемпионат? О! Все команды в порядке: Шахтер, Динамо, Металлист, Днепр. Другие клубы – Карпаты, Кривбасс тоже в порядке. Ну, что я вам буду рассказывать… 

____________________________________

Досье FanDay.net 

____________________________________

Иван Шарий родился 24 ноября 1957 года в Полтаве. Воспитанник полтавского футбола. Первые тренеры – А.Витков и И. Горпынко.

Выступал в командах Колос (Полтава) ‒ 1974-75, 1978, Динамо (Киев) ‒ 1976-77, 1980, Динамо (Минск) ‒ 1978, Металлург (Запорожье) ‒ 1979-80, Черноморец (Одесса) ‒1980-85, Нистру (Кишинев) ‒ 1986, Ворскла (Полтава) ‒ 1987-89, 1990, 1992, 1995-97, 1998-99, Этыр (Велико Тырново, Болгария) ‒ 1989, Нива (Винница) ‒ 1991, Горняк-Спорт (Горишние Плавни, тогдашний Комсомольск) ‒ 1998, Кремень (Кременчуг) ‒ 1998.

Работал тренером в командах Ворскла-2 ‒ 1998-03, Спартак (Сумы) ‒ 2006, ФК Полтава ‒ 2009-10.

Мастер спорта СССР. В составе Динамо (Киев) – чемпион СССР среди дублеров ‒ 1976 (о), 1977 гг. Бронзовый призер чемпионата Украины 1997, Болгарии ‒ 1989 года. 

Напишите первый комментарий

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.