«Факт обмена меня на Реброва подтверждаю»: звезда 90-х Матвеев – об историческом трансфере между Шахтером и Динамо

Даниил Вереитин
Даниил Вереитин
Просмотров 3308
4 голоса
«Факт обмена меня на Реброва подтверждаю»: звезда 90-х Матвеев – об историческом трансфере между Шахтером и Динамо
Сергей Ребров и Олег Матвеев, коллаж: FanDay.net
5
0
Комментариев 0

FanDay.net записал интервью с одним из лучших бомбардиров отечественного футбола 90-х, когда Матвеев забивал на уровне (а временами побольше!) Леона, Шевы и Ребрухи. Осторожно, очень много ностальгии для бывалых болельщиков!

Олег Матвеев – легенда донецкого Шахтера. Придя в команду в 1992 году, он стал одним из лидеров и символов Шахтера 90-х. Тогда в Донецке только мечтали о чемпионстве, но команде удалось выиграть два Кубка Украины. 

О становлении донецкого клуба, первых легионерах, зарплатах и реалиях первой эпохи украинского футбола Олег Матвеев рассказал в эксклюзивном интервью FanDay.net.

«В региональной немецкой лиге футболисты не уступают игрокам из Первой лиги Украины»

– Олег Юрьевич, вы живете в Германии. Чем занимаетесь там?

– У меня здесь друг живет лет 10. И он меня пригласил сюда приехать с семьей. На данный момент я официально не работаю, но есть команда в пятой лиге, Бисмарк Штандаль. Я ему чисто по-дружески помогаю, но так вообще не работаю. Хожу в школу, учу язык. Получил вид на жительство до 2024 года. 

– Как вам уровень немецких региональных лиг?

– Тут какая иерархия турниров: есть Бундеслига, а за ней еще три профессиональных. Есть пятый по силе дивизион – региональная лига. Уровень хороший. Если пятая – это еще профессиональная лига, то шестая уже полупрофессиональная. Но по уровню футболистов тут ребята ничем не уступают нашей Второй лиге, а то и Первой.

– Инфраструктура – космос?

– По инфраструктуре тут вообще нереально. Тут у полупрофессиональных команд такие базы, что с ума можно сойти. В Украине не у всех в ПФЛ есть такие базы. А про Бундеслигу и дивизионы ниже я и вовсе молчу. Я посещаю разные школы в Германии: ездил и в Вольфсбург, и в Гамбург. Тут невероятные школы и поля, приятно глазу посмотреть.

– В Германии живет еще несколько мариупольцев: я слышал, что Игорь Леонов тоже там. Правда?

– Да, Игорь Леонов рядом со мной, конечно, мы общаемся. Здесь много украинцев, с теми, кого знаю – общаюсь. 

«Мексиканцы могли иголками уколоть в пятую точку прямо на поле»

– Вы, словно Лунин, Супряга, Сикан в наше время – в 1987 году выигрывали чемпионат мира среди юниоров. Мне рассказывали, что мексиканцы кололи наших футболистов колючками от кактуса. Это правда?

– Нет, они не с колючками бегали, а с обычными иголками. Бежит рядом со мной и колет: то в пятую точку, то в ногу. Прямо во время единоборства. 

– Так, а судья что?

– Он не видел. Мы как-то этому виду не подавали, а потом уже после игры разобрались, что это было.

– Правда, что Пеле называл Никифорова самым перспективным нападающим планеты после того турнира?

– Да, он же тогда стал лучшим бомбардиром, вдвоем с парнем из Нигерии. Он забил, по-моему, шесть мячей. Пеле, когда нас награждал, он еще говорил что-то, просто так не могу вспомнить дословно.

– Когда развалился чемпионат СССР и стартовал чемпионат Украины – как вы переживали этот переходный период? Насколько изменился уровень команд?

– Последний чемпионат СССР я проводил в Динамо (Киев). В финале первого чемпионата мы проиграли 0:1 Таврии во Львове. Таврия стала чемпионом, и я сразу после этого уехал в Шахтер. Чувствовалась разница, конечно. Мы привыкли, что ездили в такие города, как Баку, Ереван, Москва, Петербург, а потом резко наступил чемпионат Украины, и вся структура изменилась.

– Но стало меньше времени уходить на дорогу, значит, сил оставалось больше, правда?

– И на дорогу тоже, и команды совсем другие. Не в том дело, что уровень резко стал слабее, а просто как-то все резко поменялось. Ты играешь не против разных национальностей, а каждую неделю с такими командами, как Металлист, Днепр, Таврия и так далее. Это все же совсем другое настроение.

«Когда я пришел в Шахтер, долларов там еще не видели»

– О вашем переходе из Динамо в Шахтер есть такая легенда, что это был негласный обмен на Сергея Реброва. Правда?

– Это правда, да. Я потом узнал, что это так. Особого значения для меня не имело, на каких условиях я переходил в Шахтер, и кто там кому доплачивал. Слышал, что за Реброва была какая-то компенсация. Но его хотело Динамо, а меня хотел Шахтер. Мне так казалось, что Ребров был нужнее Динамо. Так что факт такого обмена подтверждаю.

– А какие в то время были зарплаты у футболистов? Сколько вы зарабатывали в те смутные времена?

– С Динамо я перешел в Шахтер в 1993 году. В Динамо у меня зарплата была эквивалентна 600 долларов. Это была сумасшедшая зарплата. Когда я пришел в Шахтер, то там еще и долларов не видели. Первая зарплата в Шахтере ‒ это были еще купоны. А в Киеве в то время мы играли еще в Кубке чемпионов УЕФА, с Барселоной и Спартой, была зарплата 600 долларов.

Сколько карбованцев платили в Шахтере – не помню. Где-то в 1994 или 1995 году мне сделали зарплату 120 долларов. А потом уже подняли до 300, 400, но это было значительно позже. А премии я вообще не помню, какие были. Когда Ахметов стал президентом в 1996-м году, тогда и зарплаты подняли, и премии хорошие. 

В 1995-м году мы выиграли Кубок Украины и нам выплатили тогда, кажется, по 3000 долларов. А в чемпионате уже и не помню.

– Вы выиграли два Кубка Украины: в 1995-м и в 1997-м. Что запомнилось вам вокруг этих матчей?

– В 1995-м мы вообще ехали на матч и фаворитом был Днепр. У них же тогда тренер был Бернд Штанге. Мы по пенальти тогда выиграли. Помню, что проигрывали 0:1, но Игорь Петров бил, мяч срикошетил от Сергея Ателькина и влетел в ворота. И по пенальти мы выиграли. Но тогда мы достигли успеха за счет своего характера. По игре Днепр нас переигрывал: у них и состав был мощнее, и уже туда приехали и сразу заказали банкет после игры, и машины им обещали за победу. Они все приехали на матч в одинаковых костюмах, а мы приехали на матч – у нас ни экипировки, ничего не было, кто в чем. 

Я помню, мы ехали на игру и смеялись: я, по-моему, в футболке Барселоны был, кто-то из ребят – в футболке сборной Германии, кто-то третий – в шортах и тапочках. Но это не главное – мы ведь выиграли. А жили мы в гостинице «Спорт», возле Республиканского стадиона. Мы на игру шли пешком, кто в чем. Это было до того смешно, как будто мы не команда, а какой-то сброд. Зато вышли на поле, бились до конца и выиграли. Хотя тогда у Днепра и денег было больше, и игроки сильные, и клуб был на подъеме.

– А в 1997-м что запомнилось?

– Мы уже были посильнее как команда, играли с Днепром на равных. Нам больше повезло: их защитник ошибся и Сергей Ателькин забил. Моментов было много и у них, и у нас, равная, интересная игра.

– В 1996-м году вы вместе с Яремченко, Леоновым и Ателькиным уходили в Кремень и в их составе обыграли Шахтер. Это очень возмутило Михаила Соколовского. Что это за история?

– В 1995-м мы выиграли Кубок, и был у нас главным тренером Владимир Сальков. После Кубка нас приняли Рудаков и Соколовский. И они нас не видели в составе. Хоть я вроде бы с Рудаковым всегда был в хороших отношениях. 

А когда Валерия Ивановича Яремченко сняли с команды, он ушел в Кременчуг. Мы с Леоновым и Ателькиным не играли в Шахтере и не хотели там оставаться, а тогда такого не было, что есть контракты какие-то и так далее. И Яремченко пригласил нас в Кременчуг, мы ушли туда на полгода.

В чемпионате было то ли 18, то ли 20 команд, и мы были на предпоследней позиции, а Шахтер ‒ то ли 7-м, то ли 8-м. Мы обыграли Шахтер дома, в Кременчуге, со счетом 3:2. По итогу чемпионата мы заняли место выше, чем Шахтер: Кремень финишировал 9-м, набрав 46 очков, а Шахтер – 10-м, набрав 45 очков. А через полгода нас всех вернули: Яремченко занял пост главного тренера, мы тоже все вернулись и в следующем году мы заняли второе место.

«На базу Шахтера завезли шкафы с книгами по немецкому языку»

– Вы часто вспоминаете Сергея Ателькина. Я был с ним немного знаком, и он производил впечатление веселого, открытого и жизнерадостного человека. Что вы вспоминаете в первую очередь, когда слышите его имя?

– Мы очень дружили с ним. У нас компания была: Сережа Ателькин, Игорь Леонов, Геннадий Орбу, я, Сергей Попов. Когда жили в Донецке, постоянно встречались, я в общежитии с ним много прожил. Когда я приходил из Динамо в Шахтер, Сергей меня встретил и очень помогал адаптироваться. Парень – золотой был. И на футбольном поле, и в жизни, всегда мог помочь, всегда был отзывчивым. Могу сказать только что-то хорошее.

Случаев много, мы по молодости чудили с ним. Здесь как в такой фразе: «Есть много чего вспомнить, да нечего рассказать». Мне очень жаль, что он ушел из жизни в таком возрасте. До сих пор в шоке, хотя уже прошло два года.

– Мне рассказывали историю, что Анатолий Бышовец вводил изучение английского языка для футболистов. Вы учились?

– По-моему, все же, курсы немецкого языка были. Нам поставили на базе шкафы с книжками по немецкому языку. У нас были уроки, наняли репетитора, приезжала женщина тогда… Пацаны, кто хотел, те что-то сидели учили. А я, допустим, не ходил туда. Вернее, приходил посмеяться. Дурачок, надо было учить, сейчас бы пригодилось. Хотя, эти языковые курсы продолжались недолго.

– Вы еще успели застать в Шахтере первых легионеров: Айзека Окоронкво, Джулиуса Агахову. Как они адаптировались?

– Да, уже был Виктор Прокопенко и первыми легионерами были Агахова и Алиуце. А еще подписали Ассана Н’Диайе, тоже Царство ему небесное, и Айзек Окоронкво. В команду они влились быстро, сразу стали основными игроками и сразу усилили Шахтер. Когда их взяли, я уже перестал попадать в основной состав, но оставался в команде и видел, что это ребята качественные. Как раз я ушел, и они начали в Лиге чемпионов играть.

– Карьеру вы завершали в донецком Металлурге, в 32 года. Почему так рано?

– Я ведь из Шахтера перешел сначала в Металлург (Запорожье). Меня позвал туда Мирон Богданович Маркевич. Поиграл у него сезон и потом уже перебрался к Альтману в донецкий Металлург.

У меня еще был контракт. Когда мы заняли третье место, Семен Иосифович Альтман попросил, чтобы я подписал контракт на год. Я прошел сборы, помог им, мы заняли третье место в чемпионате, еще Шищенко забил 12 мячей и стал лучшим бомбардиром. Я же забил шесть мячей, и мы заняли третье место.

Это была хорошая команда: Шищенко, Чечер, Яксманицкий, Зотов, Котов, много хороших ребят было. Я отыграл второй круг чемпионата 2001/2002 и половину первого круга в сезоне 2002/2003. Но потом у меня пошли травмы, поэтому я досрочно завершил выступления. Ринат Ахметов пригласил меня работать тренером-селекционером, и я откликнулся. Хотя я еще мог играть за Металлург, но уже решил отказаться. Болела спина, травмы постоянно мучили. Поэтому решил завершить карьеру.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.