Александр Хацкевич: «К Белькевичу был интерес Шахтера, но он говорил, что уважение фанатов не купить ни за какие деньги»

Евгений Чепур
Евгений Чепур
Просмотров 2865
Комментариев 0
Александр Хацкевич: «К Белькевичу был интерес Шахтера, но он говорил, что уважение фанатов не купить ни за какие деньги»
Валентин Белькевич и Александр Хацкевич. Фото из архива Александра Хацкевича

Ко дню рождению Белькевича: Хацкевич – про своего друга, кумира болельщиков Динамо и легенду сборной Беларуси. Бывший главный тренер киевского Динамо Александр Хацкевич в эксклюзивном интервью для сайта FanDay рассказал, каким был Валентин Белькевич вне футбольного поля.

Кто был лучшим исполнителем стандартных положений в киевском Динамо на рубеже веков? Часть болельщиков вспомнят Артема Яшкина, другие отметят Горана Гавранчича, акцентируя внимание на его точном ударе в матче с Ромой в Лиге чемпионов осенью 2004 года (3:0), многие назовут фамилию нашего сегодняшнего собеседника – Александра Хацкевича. 

Но, скорее всего, большинство фанатов с уверенностью скажут, что это – Валентин Белькевич. Они улыбнутся, вспоминая его фантастические голы со штрафных, а затем с грустью вздохнут и опустят глаза, осознавая, что легендарной «восьмерки» киевлян почти десять лет больше нет в живых.

Один из лучших игроков легендарного киевского Динамо конца 90-х и начала 2000-х Валентин Николаевич Белькевич неожиданно умер 1 августа 2014 года от тромбоэмболии.

Сегодня, 27 января, легенда белорусского футбола мог отметить свой 51-й день рождения, но Бог почему-то забирает к себе только лучших.

Журналист сайта FanDay.net Евгений Чепур пообщался с бывшим одноклубником и лучшим другом Валентина Белькевича, Александром Хацкевичем.

«На общение Валика с прессой повлияла дисквалификация»

– Александр Николаевич, 27 января 2024 года могло бы исполнится 51 вашему другу, легенде Динамо и сборной Беларуси Валентину Белькевичу. Болельщики помнят Валентина Николаевича, как мастера исполнения стандартов и фантастического плеймейкера, но закрытым от внимания прессы вне футбольного поля. Каким он был человеком?

– В первую очередь, для меня – это настоящий друг, с которым мы с семи лет занимались футболом, играли в сборной и киевском Динамо. Для посторонних Валик создал имидж закрытого человека и не многих пускал в свою жизнь. Работа футболиста подразумевает общение с прессой, но он в этом вопросе был достаточно консервативен, и я понимаю почему.

– Почему?

– Была такая история, когда он еще играл за минское Динамо и попал на допинг. Журналисты очень много любят додумывать и высказываться свои какие-то гипотезы, версии. Он очень сильно переживал дисквалификацию* и тот негатив, который тогда был в белорусской прессе, очень сильно повлиял на его общение с прессой.

* В сентябре 1994 года Белькевич был подвергнут УЕФА годичной дисквалификации за употребление допинга (проба после матча на Кубок УЕФА показала применение стероидов).

«Предпосылки к трагедии? У него был эмоционально-психологический срыв»

– Как прошел последний год его жизни? 

– Достаточно продуктивно в плане работы. Мы трудились с ним в дубле Динамо, потом появилась команда U-19, которую он возглавил и выиграл с ней чемпионат. Профессионально здесь у него все сложилось. Были перспективы и дальнейшего роста.

– Валентина Николаевича что-то тревожило в это время в плане здоровья или отношений в семье? 

– Нет, у Валика все было хорошо и в плане здоровья и отношений с Лесей. По здоровью он мог дать фору любому из нас.

– То есть, никаких предпосылок к такой трагедии не было?

– Это больше у него был эмоционально-психологический срыв. 

– Помните последние слова, которые друг другу говорили?

– Договорились сыграть с ним в теннис и обсудить дальнейшие планы по его работе. Это было 28 или 29 июля. В тот день, когда мы собирались встретиться, я набрал Валика – он не ответил. Потом я позвонил Лесе, и она сказала, что он сегодня не в форме. А 31-го уже произошла эта трагедия.

«Валик был такой прагматичный фантазиста»

– Вы вместе играли с детства, начали выступать в минском Динамо в 1992 году, потом в киевском. Сразу сдружились или чувствовали какую-то конкуренцию на поле?

– Да, мы с семи лет начали вместе заниматься футболом. Сдружились сразу почему-то. Я в ноябре пришел и когда мы начали игры в зале (4 на 4), наш первый тренер Михаил Степанович Братченя начал ставить нас в первую четверку на эти мини-игры, то быстро сыгрались.

А конкуренции у нас никогда не было. Валик всегда играл фантазиста, плеймейкера, а я – опорного полузащитника.

– В 1996 году вы вместе попали в киевское Динамо. Белькевич попал в команду на неделю раньше вас, а вы приехали прямо на предсезонную подготовку в Швеции. Валентин знал, что вы станете его одноклубником и в Украине?

– Да, он знал, что ведутся переговоры. Когда он уехал, то я сказал, что у меня тоже есть контракт, а он сказал: «Побыстрее бы это произошло и мы снова встретились вместе».

– В одном из интервью Белькевич говорил, что Йожеф Сабо в первое время давал ему мало шансов. Вы согласны с этим утверждением? 

– Валик был недоволен тем периодом своей карьеры, когда он пришел в киевское Динамо и мало играл. Это нормально состояние любого игрока, когда он недоволен тем, что получает мало игровой практики.

Но можно понять и Йожефа Йожефовича, ведь в то время в центре поля киевского Динамо выступал Юра Калитвинцев, который был лидером и достаточно уверено выглядел на этой позиции. 

Конкуренция в будущем и помогла Валику стать тем футболистом, которым он в итоге и стал в Украине. 

– Белькевич был максималистом по жизни и ставил перед собой только наивысшие цели?

– Валик был такой прагматичный фантазист. Потому что было влияние отца, который имел степень по математике, кажется, профессором был, и поэтому Белькевич и просчитывал все ходы. Ну, а максимализма в нем также было достаточно.

«Клубы интересовались Белькевичем. Может, у Суркиса факс не работал?»

– Валентин Николаевич в интервью рассказывал, что родители его поддерживали в страсти к футболу, но отец хотел, чтобы он был военным.

– Маме бы хотелось, чтобы он играл на гитаре, а папе, чтобы стал военным. Но, как говорится, от судьбы не уйдешь. Не знаю, каким бы он был военным или музыкантом, но тогда бы футбол потерял очень много, если бы такой человек не состоялся.

– Когда вы в 2004 году покидали Динамо, то Валентин не пытался вас отговорить? Как он воспринял эту новость?

– Мы взрослые люди. Мне 30 лет, Валик – капитан Динамо, и у меня заканчивался контракт, а на мою позицию пришли ребята, Йерко Леко и Тибериу Гиоане, которые были моложе, перспективнее и выглядели сильнее меня. Поэтому просто так сидеть в команде я не хотел. Мы с Валиком общались об этом и, знаете в чем его сила была? Он говорил: «Каждый решает свою судьбу сам». Конечно, можно было еще попытаться конкурировать, создать видимость борьбы за место в основе, но я понимал, что уже сам не смогу за былые заслуги оставаться в киевском Динамо.

– Белькевич был очень ярким игроком, а Динамо в те года гремело в Лиге чемпионов.  Без сомнения, им интересовались зарубежные клубы. Интересно, а какие именно?

– Я вам так отвечу: может, у Игоря Михайловича (президент Динамо Игорь Суркис, – прим. Е.Ч.) факс не работал (смеется). Потому, что в то время агентов не было. Мы могли и не знать, что кого-то приглашают в другую команду. 

Конец 1999 года – это расцвет команды и Валика. Уверен, что были предложения по нему, но тот период времени и не был столь информативным для футболиста и он мог просто не знать, что кто-то им интересуется. Но понимаю и Суркиса, что он хотел сохранить его в киевском Динамо.

– Сам Белькевич не знал, что им интересуются и вам ничего не говорил?

– Может, и знал, но мне точно не говорил.

– Его жена Олеся рассказывала в интервью, что Ринат Ахметов просил ее убедить Валентина перейти в Шахтер. Слышали эту историю?

– Не знаю, как именно Лесю просил Ринат Леонидович убедить Валика перейти в Шахтер, но знаю, что был интерес. Он говорил именно про этот интерес и на то время была очень серьезная сума личного контракта. 

Но Валику очень нравился Киев, ему нравилось Динамо, его и он уважал болельщиков клуба и говорил, что ни за какие деньги этого не купишь. А перейти тогда из Динамо в Шахтер… В то время таких случаев не было.

– Раз вспомнили за Олесю, то какие у вас сложились отношения с ней? Белькевич был с ней по-настоящему счастлив?

– Мы до сих пор с ней поддерживаем отношения, созваниваемся и общаемся. Лесин сын и мой старший росли вместе, они все еще дружат. У нас достаточно теплые отношения и остались после смерти Валика.

И да, он действительно был с ней счастлив.

«Обвинения Седоковой в мой адрес? Три момента, где звучит ложь и лицемерие»

– Но история Валентина с другой женой Анной Седоковой сложилась печально.

– Печально сложилась его жизнь, а отношения… Люди сходятся, расходятся – это нормально. А вот то, что Седокова еще поучаствовала в судьбе не одной семьи, значит у нее призвание такое.

– В социальных сетях Седокова упоминала вас. Она заявляла, цитирую: «И вот лучший друг Валентина, Хацкевич, который сидел у меня на кухне, который держал на руках мою маленькую дочь, приходит в суд и дает показания, что в это время Валентин получал зарплату всего 200-300 долларов в месяц». Расскажите про эту историю. 

– Сколько он получал, я не знал на самом деле. Второй момент – то, что я был в суде. Я ни разу не был ни в каком суде. Третье – я никогда не держал Алину на руках сидя у них дома. Я три момента вам привел, где звучит ложь и лицемерие. Поэтому, что она имела ввиду и что она эти сказать, я не знаю. Мне нечего добавить.

Скриншот со странички Анны Седаковой

– Болельщики в комментариях спешат с выводами, что Седокова никогда и не испытывала теплых чувств к Белькевичу, а интересовали ее только деньги, а выпады в вашу сторону – возможность попиарится в социальных сетях.

– Какая-то ведь искра была между ними. Они и свадьбу сыграли, родилась дочка. Они просто очень разные. Вспомнились слова из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», когда героиня пришла к своему мужу и говорит: «Я вся в кино, я вся в искусстве, а твоя машина тебя погубит». Так вот, наверное, у Валика с Седоковой были такие отношения, что она вся была в музыке. 

Плюс проект «ВИА Гра» зарождался в Украине, но потом нужно было переезжать в Москву, а Валик не был к этому готов. Тогда он был на пике своей карьеры и не хотел уходить из Динамо.  Да, ради семьи можно было бы это сделать, но значит не такие крепкие у них были отношения. Я могу про это только судить, потому что Валик намекал мне, что Седокова переезжает в Москву и здесь нужно принимать решение с Динамо и со всем. Но что-то остановило его. Наверное, не настолько они были близки, чтобы менять свою карьеру на карьеру жены.

«Валик потратил тысячи долларов на снаряжение к рыбалке»

– Давайте о более приятном. У вас с Валентином было общее хобби – рыбалка. Расскажите, где любили ловить и какие у вас с Белькевичем трофейные рекорды.

– Рыбалка – это с детства. Помню, как мы ездили в спортивный лагерь и в любой выходной сидели на озере и ловили окунь, карасиков. 

Когда стали старше, то уже более профессионально стали подходить к этому делу. В районе ста километров около Киева мы с Валиком знали все озера, платные и бесплатные. На любом отдыхе, куда бы мы не выезжали, всегда у нас в плане была рыбалка. В этом совпало наше хобби.

Валик в последнее время купил себе на тысячи долларов удочек и снаряжения для карповой ловли и много читал в интернете об этом. Даже мог выехать на 2-3 дня, «закормиться» и посидеть в одиночестве.

По трофеям разное случалось. Как в анекдоте, когда рыбаку задали тот самый вопрос, какого размера добычу поймал, а он разводит руки и отвечает: «Вот такую». Ему связали руки, а он разводит ладони и говорит: «Вот такие глаза у нее были». Для кого-то и килограммовый карп трофей, а кому-то и 20 килограмм – не достижение. 

Рыбалка нужна для того, чтобы переключить свое сознание и отдохнуть душой.

– Самая запоминающаяся ваша совместная рыбалка с Белькевичем.

– На Маврикии. Мы сняли катер и вот эти первый тунец, барракуда – это все-таки осталось в памяти. Океанская рыбалка дает новые эмоции и заряжает позитивными моментами для жизни.

– Что еще нравилось Валентину? Любимый фильм? Книга? Музыка? 

– Валик очень хорошо играл на бильярде. Это его второе хобби наравне с рыбалкой. По фильмам? Он часто ставил фильм по трем новеллам Зощенко «Не может быть!». Он знал все фразы наизусть и часто цитировал.  

Не скажу, что он сильно читал, но Акунина мы какой-то период все перечитали про приключения Фандорина. В машине у него постоянно играл Михаил Круг и одна из любимых песен была, где поется «Приходите в мой дом, мои двери открыты. Буду песни вам петь и вином угощать». Песен не пел, но вином мог угостить.

– Хочется закончить наш разговор на положительной ноте. Расскажите какую-то веселую историю, связанную с вами и Белькевичем. Про то, как вы звонили Лобановскому мы уже знаем :-)

– (Смеется, – прим. Е.Ч.) История все равно будет связана с Валерием Васильевичем. Он как-то изменил бонусную систему за выигрыш в чемпионате. Валик отыграл первый круг, забил много голов, но потом получил травму. Вернулся где-то в конце весны. 

Никто не знал, кому и сколько дадут. Одни получали 10 тысяч, другие больше. Валик смотрит в ведомость, а там 300 долларов. Как так? Пошел к Лобановскому разбираться, а когда вернулся, то сказал, что Васильевич был убедительнее, чем он.

Захожу я к Лобановскому. Он спросил про претензии к сумме призовых, я сказал, что их нет. Затем Васильевич говорит, что друг у меня интеллигент и поблагодарил его за благотворительность. 

То есть, после разъяснения Лобановского, Валик остался еще и счастлив, что хоть что-то дали (смеется, – прим. Е.Ч.).

Это нужно было видеть, когда он шел уверенный и заряженный на разборку, а потом спокойно вышел.

Напишите первый комментарий

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.