Алексей Бахарев: «В Шахтере не заплатил ни одного штрафа, а бонусы были намного весомее, чем в российских клубах»

Валерий Пригорницкий
Валерий Пригорницкий
Просмотров 47939
3 голоса
Алексей Бахарев: «В Шахтере не заплатил ни одного штрафа, а бонусы были намного весомее, чем в российских клубах»
3
0
Комментариев 0

Валерий Пригорницкий откровенно поговорил с полузащитником Шахтера конца 90-х – начала 2000-х.

Имя Алексея Бахарева неизменно ассоциируется с первой шахтеровской Лигой чемпионов, куда горняки пробились в сезоне 2000/01 после памятной победы над пражской Славией в квалификации.

И, конечно, Алексей Бахарев – автор первого гола «Шахтера» на групповой стадии ЛЧ. Случилось это на Хайбери в игре против Арсенала. Олег Лужный нарушил правила на Андрее Воробье в метрах двадцати пяти от ворот. Стандарт принялся исполнить Бахарев. Баха решил пробить прямым ударом, мяч попал в Пиреса, дезориентировал Симэна и оказался в сетке. Вскоре Воробей удвоил преимущество, но удержать гандикап в два мяча не удалось, как бы героически не защищался Шахтер в меньшинстве после удаления Сергея Попова. В последнюю пятиминутку центральный защитник Мартин Киоун оформил дубль (один мяч еще до перерыва забил Сильвен Вильтор) и принес победу канонирам 3:2. 

За донецкий «Шахтер» Бахарев в общей сложности провел 124 матча и забил 10 мячей за шесть лет выступлений.

«Премиальные в Шахтере были выше месячной зарплаты»

- Алексей, чем вы сейчас занимаетесь?

- Продолжаю трудиться детским тренером в структуре Шахтер». Воспитываю молодежь, ищу молодые таланты, пытаюсь раскрыть их. В этом году принимаю новый набор детей 2012-го года рождения. Мне как педагогу хочется, чтобы было больше одаренных детей, с которыми было бы приятно работать и получать удовольствие – чтобы и детям было интересно.

- Игровые годы вспоминаете больше с радостью или сожалением? 

- Жизнь такая штука, что если сожалеть о прошлом, то вряд ли что-то будет в настоящем. Смотрю в прошлое, делаю выводы, чтобы в будущем не повторять тех же ошибок. У меня насыщенное игровое прошлое и, конечно, в первую очередь связано оно с Шахтером. Пожалуй, самый захватывающий и впечатляющий момент – первый выход в Лигу чемпионов, групповой этап, игры с Арсеналом, Лацио и Спартой. Это то, что первое всплывает в памяти.

- Как вы в Шахтер попали?

- На меня вышел представитель селекционной службы «Шахтера». После «Спартака» я год провел в «Роторе», но в Волгограде возникли финансовые неурядицы. О «Шахтере» тогда уже лестно отзывались – клуб с амбициями, футбольный президент, который собирается навязать конкуренцию «Динамо» и заявить о себе в Европе. Я долго не раздумывал и, как оказалось, принял верное решение. 

- Вы переходили в Шахтер в тот момент, когда открывала свои двери современная спортивно-тренировочная база Кирша, являющаяся одной из лучших в Европе. Испытали культурный шок? База Спартака и близко рядом не стояла?

- Вы немного путаете. Я приехал в 98-м, когда базы еще не было. Она была только на бумаге и ее открыли в декабре 1999-го года, после чего инфраструктура Шахтера развернулась по полной. Открыла двери и вторая база для дубля Шахтера и Шахтера-3. Все вырастало на моих глазах.

- В финансовом вопросе Шахтер уже тогда платил больше Спартака?

- В первые годы было плюс-минус одинаково. Когда Шахтер развернул громкую трансферную политику в начале 2000-х, то суммы контрактов прилично выросли. Шахтер - это первая Лига чемпионов, первые еврокубки, щедрые премиальные. Бонусы в Шахтере были намного весомее, чем в российских клубах. Стимул в виде бонусов сильно подстегивал. За важные победы, в той же Лиге чемпионов, получали премиальные, которые были гораздо выше месячной заработной платы.

- Почему с Арсеналом дончане играли на равных, а с Лацио не смогли сопротивляться?

- С Лацио мы открывали групповой этап. Фактор страха имел место. Итальянский футбол котировался на первом месте в Европе, а в «Лацио» было целое скопление звезд: Синиша Михайлович, Клаудио Лопес, Алессандро Неста, Хуан Верон, Павел Недвед, Диего Симеоне, Эрнан Креспо. Итальянцы любили подержать мяч, «душили» и изматывали. Без мяча всегда тяжело играть. 

- Сильно удивились, когда Шахтер вынес Арсенал 3:0 с Анри, Кану, Вильтором, Люнгбергом в составе? 

- Это была заключительная игра в группе. Какой-никакой опыт мы приобрели. Это в первой игре не знали что делать, куда бежать. После третьей-четвертой игры стало ментально легче. Мы и Арсеналу 2:3 уступили, ведя в счете 2:0, по этой же причине. Не поверили, что можем обыграть Арсенал на Хайбери. В Донецке смогли адаптироваться к высокому темпу и перестали относиться с пиететом к сопернику. Поняли, что они такие же люди, как и мы, и эта уверенность перенеслась на поле.

Плюс за нас сыграл погода в Донецке. К тому же, судьбу выхода в плей-офф «Арсенал» решил и Арсен Венгер выставил наполовину резервный состав. Можно сказать, они приехали с отпускным настроением.

«При Луческу опустились руки. Где-то он меня задавил»

- Что в первую очередь повлияло на первое чемпионство Шахтера – иностранный специалист (Невио Скала), трансферные приобретения (Агахова, Ндиайе, Окоронкво) или закат эпохи Лобановского?

- Наверное, все в совокупности. Нельзя отрицать, что первый иностранный специалист и первые легионеры придали импульс Шахтеру. Это изменило ментальность. Стало больше доверия к молодым исполнителям. Я имею в виду Невио Скалу. У него было свое футбольное видение и это стало разнообразием для нас, прошедших советскую школу. Мы узнали что-то новое – перемещения, перестроения, тактические новшества. Все это доступно объяснялось и закреплялось в тренировочном процессе. Шахтер первым стал массово приглашать иностранцев, и это тоже сыграло ключевую роль в том, что мы наконец обошли киевское Динамо.

- Были у Скалы на вилле, когда «обмывали» золотые медали в Италии? 

- Да. Впечатлили гектары его земли. Он же фермером был, табак выращивал. Вокруг много техники – комбайны, тракторы. В остальном – все очень скромно, без всяких излишеств и пафоса. Он сам приготовил ужин. Скала – настоящий кулинар. Он же готовил и на всех на базе в Донецке. И готовил вкусно. Это обязательно были традиционные итальянские блюда – паста, спагетти. Говорил, что в пасте много необходимой растительной клетчатки для спортсменов, которая улучшает работоспособность. 

- Старостяк дрался с Тимощуком на глазах у Скалы, за что оба получили по 1000 долларов штрафа. Вы дрались с кем-нибудь в Шахтере и платили вообще штрафы в Донецке?

- Нет. Меня такие инциденты обошли стороной. Я не заплатил ни одного штрафа в Шахтере.

- Рассказывали, что вас хотел европейский клуб из топ-пятерки приобрести за 500 тысяч долларов, но Шахтер не отпустил. Было дело?

- До меня такие слухи не доходили. Возможно, кто-то и хотел меня купить, но конкретики не поступало. Все остальное догадки и иллюзии. 

- Кто был самым сильным иностранцем из первой плеяды?

- Приходили разные футболисты с разной ментальностью, национальностью и амплуа, но меня откровенно поразил Джулиус Агахова. Я сам мог дать фору в беге кому хочешь, но когда пришел Агахова, его резкость и скорость были феноменальными. Против Ндиайе и Окоронкво было тяжело противостоять в единоборствах один в один на тренировках. Квалифицированные защитники!

- Почему не смогли найти общего языка с иностранными специалистами?

- Почему не смог? У меня были проблемы только со Скалой. Гибкости не хватило, только не путайте с прогибанием. Нужно было переступить через самолюбие, где-то отнестись лояльнее. С Шустером все нормально. Луческу же отдавал же предпочтение бразильцам в атаке, это ни для кого не секрет. Какого-то недопонимания или конфликтов с Луческу не было. 

- Луческу выжил вас из «Шахтера» или вы уже чувствовали, что не можете быть полезны «Шахтеру»?

- Когда у тебя мало игровой практик и тебя уже довели до такого, что ты понимаешь, что уже все. В тот момент, возможно, нужно было собрать волю в кулак, сцепить зубы и начинать доказывать. Не хватило злости. В какой-то момент я опустил руки. Долгое время он мне не давал играть, а когда выпускал на «Динамо» на пятнадцать минут, мне не хватало игрового тонуса. Стали посещать сомнения. Когда человека начинают посещать сомнения, от него тяжело добиться какого-то положительного результата. В данном случае большую роль сыграла психология. Где-то он меня задавил.

- Как вы восприняли его решение принять «Динамо»?

- Для меня как человека с амбициями, который столько лет отдал «Шахтеру», этот шаг вызвал недоумение. Я бы так не смог. Но люди разные. Одни видят в этом заработок. Другие преданы одному клубу. У Луческу свои взгляды на жизнь, тем более он уже в солидном возрасте. Что случилось, то случилось. Не вижу смысла сотрясать воздух по этому поводу. 

Но стоит отдать Луческу должное. Пришел и показал результат в первый же год. Он специалист с большой буквы. Мало кому удается в первый же сезон прийти и победить, причем без малейших денежных вливаний в трансферной политике. Он создал команду и сделал результат!

«При Бышовце в команде происходили гнилые вещи»

- Период Бышовца в «Шахтере» по воспоминаниям многих ребят был невыносимым. Он запросто мог любимца болельщиков Геннадия Орбу отправить в дубль. Атмосфера при Бышовце была отравляющей?

- Ее не было этой атмосферы от слова совсем. Он не сплачивал коллектив, а раскулачивал. Коллектив держался за счет опытных футболистов. 

- За что вас Бышовец невзлюбил?

- За то, что я не прогнулся под его мысли, желания и мировоззрение. У меня была своя позиция на жизнь. То, что он от меня требовал, я не принимал. Я хотел играть в футбол, а не изучать английский язык, читать российских и украинских классиков. У меня был футбол на первом месте. Я хотел получать удовольствие от футбола. Поэтому мы не смогли найти общий язык. И знаете, если человек неприятен, тяжело найти к нему симпатии.

- Вам удалось поработать с Романцевым и Прокопенко. Уникальные личности?

- Они большие специалисты в своем деле. У Романцева, наверное, было больше дисциплины. Но какие звезды играли в «Спартаке»! Если я начну перечислять, то этой займет минут двадцать. На каждой позиции феноменальные игроки. Царство небесное Илье Цымбаларю. Таких гениальных футболистов я не встречал в жизни – виртуоз. С мячом на ты, мышление, техника.

Прокопенко запомнился человечностью. Душа компании. Добрячок, если одним словом описать. Конфликтные ситуации он всегда переводил в шутку. На заданный вопрос он умел так ответить, так завуалировать, что не поймешь, хорошо это или плохо. 

«На фоне бразильцев чувствовал себя как мальчик... Нет, как младенец»

- У вас по одному матчу за сборную России и Украины, но есть что вспомнить. Вы играли против самой сборной Бразилии. 

- Это да. Если вы футбольный человек, то за кого в детстве болели? За Бразилию! А здесь приезжаешь и с ними играешь. Ты молодой. Конечно, это шокировало, словно в космосе побывал. На все смотрел с широко открытыми глазами. 

Мне запомнилось еще, что мы очень долго добирались в Форталезу. В Форталезе типичный тропический климат, здесь круглый год высокая температура и высокая влажность воздуха. Поле очень мягкое, к двадцатой минуте уже судороги хватали.

- 1:5 не зазорно проиграть?

- Да там такие люди играли – Ривалдо, Кафу, Денилсон, Элбер. Роналдо не было. Да и Бышовец же повез в Бразилию молодежный состав. 

- Как вы чувствовали себя на их фоне?

- Как мальчик. Как это еще охарактеризовать? Даже не так. Как младенец. 

- История с ФФУ и украинским гражданством – чья была инициатива?

- Руководителей ФФУ. Или даже скорее Буряка, который возглавлял сборную и захотел меня видеть в национальной команде. Ринат Ахметов позвонил и спросил, хочу ли я играть за сборную Украины.

В национальную сборную России меня не приглашали, а на высоком уровне хотелось играть, поэтому я согласился попробовать свои силы в сборной Украины. Но в итоге Федерации Футбола России и Украины не пришли к общему знаменателю. Я посчитал, что в таком случае мне украинский паспорт не нужен – что там без сборной, что там. 

- Стоп! Так вы же провели матч с Ираном.

- А он не проходил под эгидой ФИФА. Там могли хоть бразильцев выставить при желании. Две страны просто договорились между собой провести товарищескую встречу. 

- Вы сильно расстроитесь, если ваши сыновья Алексей и Анатолий не пойдут по вашим стопам?

- Как футболист, мне хочется, чтобы они пошли по моим стопам. Но это их жизнь, их выбор. Они еще маленькие: Лёше девять, Толику – восемь. Помимо футбола им нравятся другие виды спорта – борьба, гимнастика. Они хотят объять необъятное. Когда им говоришь, что везде нужно прикладывать усилие, то у них где-то начинает преобладать лень (смеется). Поживем-увидим, одним словом! Потому что жизнь непредсказуема. Сейчас у меня новая семья, где подрастает еще один футболист Александр.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.