«Элина будет в топ-10 после US Open»: Юрий Сапронов – о становлении, текущей форме и игре Свитолиной на Уимблдоне

Александр Калинин
Александр Калинин
Просмотров 3847
Комментариев 0
«Элина будет в топ-10 после US Open»: Юрий Сапронов – о становлении, текущей форме и игре Свитолиной на Уимблдоне
Юрий Сапронов и Элина Свитолина, коллаж: FanDay.net

Элина Свитолина – главная сенсация Уимблдона 2023 года. После рождения дочки украинская теннисистка переживает один из ярчайших периодов карьеры. По просьбе FanDay.net многолетний друг Элины Юрий Сапронов рассказал о карьере и перспективах первой ракетки Украины.

Юрий Сапронов – в прошлом, спонсор Элины Свитолиной (2007-2019), бизнесмен и бывший первый вице-президент Федерации тенниса Украины. А еще ‒ человек, который стоял у истоков большой профессиональной карьеры Свитолиной. На завершившемся недавно Уимблдоне одна из лучших украинских теннисисток в истории дошла до полуфинала, в котором проиграла лишь будущей триумфаторше розыгрыша – Маркете Вондроушовой. Тем не менее, Элина Свитолина возвращает себе статус первой ракетки Украины – в обновленном рейтинге WTA она займет 27 место, на несколько очков обойдя Ангелину Калинину.

О том, как начинался путь Элины Свитолиной, влиянии семьи на ее становление, ментальных переменах после рождения дочери и ближайших перспективах снова первой ракетки Украины Юрий Сапронов рассказал в эксклюзивном интервью FanDay.net

«Самая большая гордость в теннисе – сборная Украины, с которой я работал»

— Юрий Анатольевич, когда вы впервые увидели Элину Свитолину на корте, какие эмоции испытали? Было ли сразу ощущение, что это в перспективе игрок топ-5 рейтинга WTA?

— Нет, конечно, не было. Это 2006 год, я ‒ первый вице-президент Федерации тенниса Украины, отвечаю за женский теннис в стране. Уже есть какие-то успехи, уже мы обыграли Австралию в Австралии и Аргентину – в Аргентине. Это был очень интересный период. Я менеджер, не тренер. Понятно, что команду создать я умею, деньги и ресурс у меня были, а это тоже крайне важно, потому что любая победа имеет свою цену. Без денег ничего не бывает. 

Кстати, моя самая большая гордость в теннисе – не Элина, а сборная Украины. Когда я пришел, она была 35-й в мире, а когда я уходил, она была шестой. И этот результат в командных видах спорта (футбол, баскетбол, волейбол) еще никто не повторил. 

Выше, чем шестое место в мировом рейтинге, ни одна наша команда еще не была. 

Так вот, это был сентябрь 2006-го года, я поехал в Одессу на матч Кубка Дэвиса, Украина – Великобритания. Как раз тогда, когда молодой Сережа Стаховский в пяти сетах проиграл Энди Маррею. Круто было, конечно. И мне ребята сказали: «Посмотри девочку». Я поехал на корт, уже не помню, как назывался тот комплекс, но постоял за сеткой, втихаря понаблюдал минут 15. Что увидел: 12 лет, ребенок. Но почему я, как менеджер и как отец, обратил внимание: такие взрослые глаза! У меня дочери было тогда 12, они с Лерой одногодки, такие глубокие глаза, что я подумал: «Господи, или она уже такая взрослая, или у нее что-то было в жизни необычное, или она чего-то хочет достичь». Это меня поразило.

Потом я вернулся в Харьков. Собрал тренерский совет, у меня ведь теннисная детская спортшкола. И на тренерский совет я прихожу один раз в год. Не лезу в процессы, потому что я не тренер. Могу увидеть теннисную, техническую ошибку, но никогда не смогу ее исправить, я не тренер. И я попросил своих тренеров в Харькове, а также сделал несколько звонков детским тренерам в другие украинские города, которых я уважаю, понаблюдать за матчами Элины Свитолиной. Где-то через полгода со всех сторон мне посыпалось, что девочка необычная. Талантливая – они, может, многие талантливые в 12 лет, но были такие эпитеты, после которых я позвонил родителям Элины, Михаилу и Елене, и позвал их в Харьков. 

‒ И каким был первый вояж Элины в ваш город?

‒ Это был уже август-сентябрь 2007 года, и мы с партнерами открывали клуб «Тетра». В то время, это около 20 тысяч квадратных метров закрытых площадей, это и по нынешним меркам большой спортивный клуб. Там было 4 закрытых корта и 8 открытых. И мы проводили там турнир ITF с призовым фондом 100 тысяч долларов. Это солидный турнир. Его, кстати, выиграла Алена Бондаренко. Михаил, Елена и Элина приехали, мы смотрели турнир и начали разговаривать. Я предложил им переехать в Харьков и тренироваться здесь. Это Элине было почти 13 лет. 

Я предложил контракт на 7 лет. Помню тот шум в стране, что Сапронов не совсем нормальный, деньги некуда девать, с ребенком контракт на 7 лет… А это важно, контракт не на год, не на два ‒ родителям и ребенку надо понимать, что финансы решены, дальше поехали работать. Питание, проживание, турниры, восстановление, тренеры – это все было решено контрактом. Элина переехала в Харьков, они сначала сняли квартиру, потом купили квартиру, и Элина начала работать с Андреем Луценко, заслуженным тренером Украины. Он ее довел до победы на юниорском Ролан Гаррос. 

«Юниорский «Шлем» моложе Элины выигрывали только топы – Графф, Селеш, Каприати»

‒ Какие первые достижения Свитолиной?

‒ В 15 лет и 9 месяцев, — а юниорский «Шлем» это до 18 лет — это очень крутой результат. Если поковыряться в истории, по-моему, только четыре человека выигрывали юниорский Ролан Гаррос раньше, чем в 15 лет и 9 месяцев. Это точно была Штеффи Графф, точно была Моника Селеш и, по-моему, Дженнифер Каприати. То есть, звезды топ-уровня.

Дальше Андрей Луценко обижался на меня полгода, потому что я принял решение, что надо начинать работать за границей, в лучших теннисных академиях. У нас такого не было в Украине, нет и сейчас. Поэтому поехали работать в Бельгию, к Карлосу Родригесу, в академию Жюстин Энен. Элина тренировалась там какое-то время, потом ее тренер Родригес уехал в Китай, а я считаю Карлоса одним из трех самых крутых женских тренеров в истории. Если бы не он, китаянка Ли На никогда бы не выиграла Шлем и в Китае никогда бы не было такого теннисного бума – они памятник ему должны поставить.

Затем Элину тренировал француз Патрик Симон, потом еще один француз – Себастьян Матье, дальше – британцы Иен Хьюз, затем – Эндрю Беттлс. Я вспоминаю эти фамилии, потому что каждый из них внес свою лепту в становление Элины. Потом мы продлили контракт еще на пять лет.

— Три года назад Элина рассказывала, что тогда, в 2007 году, у нее был выбор: ехать в США, Великобританию, Израиль или Харьков. Как вам удалось выиграть борьбу за нее у конкурирующих сторон?

— Я не считаю, что это была борьба. Мой теннисный опыт говорит о том, что самый большой враг детей — это их родители. Сейчас в меня тапки полетят, но я бы в контрактах прописывал, что родителям на тренировке нельзя находиться на расстоянии к корту ближе, чем 30 метров. А на турнирах нельзя сидеть в боксе игрока. Это все важно: сидят мама и папа в боксе игрока. Сидит тренер. И игрок не знает, как ему реагировать. А он должен реагировать только на тренера, на его взгляды, на его жесты, на моргание глазом или потирание уха. У каждого есть свои договоренности, чтобы это не считалось коучингом.

Элина Свитолина, фото: Jimmie48 Photography

Да, для каждого родителя свой ребенок – это будущий Роджер Федерер или Серена Уильямс. Или Элина Свитолина. Если что-то не получается, виноват тренер или отсутствие денег. Да ни фига. Ребенок живет в семье. Мне очень повезло, что у Свитолиной такие родители: и Михаил, и Лена. Это интеллигентные, образованные люди, с которыми, конечно же, надо дискутировать. Но в дискуссии что главное: аргумент против аргумента. 

Поэтому, я не выиграл этот «тендер», нет. Условия в мире, когда подписываются такого рода контракты, чаще всего выглядят так: если имиджмейкерская компания IMG, Oktagon или какой-то западный клуб дает контракт, то там прописывается, например, 30% от призовых, 10% от рекламных и так далее. У меня был не бизнес-контракт, Элина мне не возвращала деньги. Я хотел показать себе в первую очередь, что мир не такой циничный, а может быть и более добрым, ради достижения очень высокого результата. Сошлось огромное количество звезд, и Украина получила звезду. 

Я знаю, что были эти предложения, от Израиля, в частности… По-моему, даже скандинавы что-то предлагали интересное, но там везде были нормальные, обычные, коммерческие условия. Я просто сделал предложение другое.

«На танцы Элине никогда не хотелось, она очень трудолюбивая»

— У многих игроков в жизни кроме тенниса есть другие соблазны. Нередко так бывает, что выбор делается не в пользу тенниса. Например, человек бросает карьеру теннисиста и идет на танцы. Был ли такой риск с Элиной? Известно ли вам о них.

— Нет. Мы очень много времени уделяли медицине. Ребенок растет, меняется гормональный фон, есть зоны роста, которые закрываются в определенном возрасте. У кого-то в 14, у кого-то – в 15, у некоторых – в 16. Мы за этим следили. Я абсолютно уверен, что у сегодняшней Элины Свитолиной, которой будет 29 лет, нет ни одной серьезной травмы в том числе потому, что в том возрасте, когда мы ее вели, относились к ней крайне осторожно и никуда не спешили. Поэтому, на танцы никогда ей не хотелось, она очень трудолюбивая.

— За всю ее карьеру был ли момент, когда вы реально опасались, что Элина может закончить с теннисом?

— Нет, никогда. Были взлеты, падения, обидные поражения. Но никогда такого не было, чтобы она хотела в какой-то момент закончить. Никогда.

— Известно ли вам, как Элина училась в школе?

— Нет, мне это было неизвестно и к моему стыду, я не могу ничего внятного рассказать об Элининых тренерах до ее 13 лет, до переезда в Харьков. Одно могу сказать, что огромное влияние и может быть, даже одним из ее первых тренеров был ее брат Юлиан, который был в юниорской сборной, подавал хорошие надежды на топ-игрока, но потом что-то не сложилось и не получилось. Поэтому крайне важна семья. Мне повезло, что это такая семья. Есть же много игроков, которые не взлетели, я анализирую и понимаю, почему, где и как. Семья – это крайне важно, им огромное спасибо.

— Если мы уже о семье: фактор Гаэля Монфиса сегодня имеет существенное влияние на Элину?

— Вы помните, когда они начали встречаться, я знал об этом парне, что он настолько неординарная личность. Гаэль ‒ артист, на него ходят, независимо от места в рейтинге. Как ходили на Сережу Стаховского, как ходили на Агасси, на Санторо, на Барани. Это артисты, это шоу. И я думал: «Господи, что за такой прикольный афроамериканец?». 

Элина Свитолина и Гаэль Монфис, фото: Instagram

Начал вникать. Боже, там столько интеллекта! Такая семья, образованнейшие люди! Я, честно говоря, офигел, когда вник во все. Начал с ним как-то разговаривать, он классный парень и семейные ценности для него – это приоритет. Я вижу, какая у них сейчас с Элиной семья, какие это искренние отношения, какие это любящие глаза с обоих сторон. И сейчас же тоже, когда Элина играла Уимблдон, Гаэль сидел дома со Скай. 

— Успел ли Гаэль Монфис увидеть не военную Украину? 

— В Харькове он не был. Они собирались приехать, ведь мы планировали мастер-класс в Супериоре. Мы их планировали перед Римом, в конце апреля – начале мая 2022 года. Элина была уже беременна, не играла турниры и у нее было время. Мы планировали, что сделаем шоу с участием Гаэля, возможно, Сережи Стаховского и так далее.

— Самые неудобные соперницы Элины в течение ее карьеры?

— Я бы не сказал, что есть для нее крайне неудобные соперники. Любой бьющий игрок сложен для нее, например, когда она играет с Азаренко, с Соболенко, Сереной Уильямс в лучшие ее годы. Понимаете, как, у Элины очень хорошие мозги, я не перестаю повторять, что теннис – это игра в шахматы в движении. Это не развернись плечо, размахнись рука. Да, мощный игрок, при определенных условиях, например, на харде, может иметь преимущество в силовых характеристиках. Или, когда первая подача у женщин 180+. Тогда уже тяжело играть. 

Элина анализирует соперников, а мы ее часто критиковали, что она играет от обороны. Ну если ты выходишь на корт, а против лома нет приема, а у тебя нет второго лома, то что надо делать? Надо терпеть, бежать, возвращать и искать свои шансы. 

Сейчас на Уимблдоне и на Ролан Гаррос новая Элина передо мной открылась. 

Она подавляющее большинство матчей провела с сильными соперниками: с Мертенс, Швентек, Азаренко. И Элина играла как один из героев Редьярда Киплинга, питон Каа. Она не спешила, а душила-душила, терпела, и казалось бы, можно уже завершить. А она еще улучшает позицию немножечко, чтобы цель была стопроцентной на завершение. Это что-то новое.

Конечно, она стала больше рисковать, больше агрессии появилось. Сейчас для Элины в любом турнире все будет зависеть от того, в какой она физической форме. Этот сезон скомкан. Девочки выходят в начале декабря на физическую подготовку для нового сезона. И в конце декабря-начале января улетают в Австралию либо ОАЭ и начинают играть турниры. Элина еще в феврале грудью кормила ребенка. На тренировочный корт она вышла, по-моему, в конце февраля. И через месяц поехала играть турниры ITF. Небольшие турниры, «полтиннички» ‒ вылетала во втором круге, но потихонечку набрала форму. 

Я говорил, что на Ролан Гаррос это было 70% физической подготовки Элины, на Уимблдоне – уже 80%. Конечно, это приблизительные цифры, но мне кажется, что в идеальной физической форме она подойдет к US Open. Сейчас есть время отдохнуть, зарядиться от семьи эмоциями, сыграть хардовые турниры с начала августа: Торонто, Монреаль и вся эта серия перед US Open. Мне кажется, что она должна подойти к US Open в хорошей форме. Лучшей, чем была на Уимблдоне и Ролан Гаррос.

«Вылет в полуфинале Уимблдона не связан с ментальными проблемами. Это чушь»

— Элина недавно сказала, что ей осталось играть меньше лет, чем она уже отыграла. О каком периоде примерно может идти речь?

— Пожалуй, да, соглашусь. Она активно играет WTA-тур с 2008 года, уже 15 лет. Давайте посчитаем: ей сейчас будет 29, так что вряд ли она будет играть до 44 лет. Но я думаю, что лет 5 у нее точно есть. Причем, хороших 5 лет. Потому что уже есть теннисная мудрость. Это хорошо, что ей уже не 23-24, а уже 29 в сентябре. Это все фигня – девочки 30+ выигрывали Шлемы десятки раз. Самое главное, чтобы она была физически здоровой.

— Критики, куда ж без них, после проигранного полуфинала на Уимблдоне снова достали старую песню о «ментальной проблеме» и боязни в решающий момент. На ваш взгляд, это чушь или такое утверждение имеет право на жизнь?

— Думаю, что чушь. Аргументирую, почему так считаю. Прекрасный матч со Швентек и буквально через два дня матч, проигранный Маркете Вондроушовой не в одни ворота, но достаточно легко. Банально: не хватило сил. К бабке не ходи – не хватило физики, кончился бензин. Трава – это ж еще специфическое покрытие. И это идеальный подход к мячу, нельзя подъехать как на харде или на грунте, если ты не успел сыграть. Идеальный подход к мячу. Почему я говорю однозначно, что не хватило сил: не хватило физической подготовки. Она устала. Не перегорела, не ментальные проблемы. Она просто устала.

— Что об этом говорит?

— Первое: количество невынужденных ошибок – 24. А 24 ошибки за два сета – это не Свитолина. За два сета у Элины обычно 8-12 ошибок. Это крайне важный показатель. Виннерсы… Кто-то спорит со мной, что их почти не было, так это некорректное определение, на мой взгляд, в статистике. Что такое виннерс? Это активно выигранный мяч, если соперник не коснулся мяча ракеткой. А вот невынужденная ошибка – это вопрос, почему ты ошибся, если все удобно? А ты ошибся, потому что плохо подошел к мячу. Почему ты плохо подошел к мячу? Наверное, у тебя не хватило сил. Это первое.

Второе. Мячи Элины в матче с Вондроушовой ложились в метре от задней линии. Метр от задней линии — это коротко и удобно для того, чтобы соперник атаковал. Хорошая физическая форма – мяч под линией в 15-20 сантиметрах, стабильно. Это хорошая физическая форма, правильный подход к мячу. Вот и все. Элина устала. Ментальные проблемы — это чушь.

Я не тренер, но я же слушаю тренеров уже 25 лет, с 1998 года. Внимательно слушаю и учусь. Я не могу научить, как исправить, но я вижу, как надо. 

— Элина Свитолина и лучшие теннисистки мира: в чем ее сильные и слабые стороны?

— Она – личность, и это главное. Сейчас у нее нет удушающей подачи Серены Уильямс. Нет сумасшедшего форхэнда Каролины Плишковой. Бэкхенд – классный, да, но потрясающая работоспособность и характер такой, что она будет бежать за последним мячом. Мы это говорили, когда она была маленькой. Я пытался умничать и говорить: «Элина, теннис – это очень простая игра. Нужно просто ровно на один раз больше на ту сторону перебить мяч больше, чем твоя соперница. Чем ты это перебьешь, ободом ракетки или любой частью тела, это неважно». Образно, конечно.

Поэтому, она потрясающе трудоспособна и очень серьезна с детства в тренировочном процессе, очень дисциплинированна, Элина очень сильна физически. И я считаю, что вот в эти годы, 2017-2021, когда она была стабильно в топ-6, Элина была физически сильнее, чем Серена Уильямс. И я уверен, что она повторит их, свои лучшие годы!

Ее конек – это трудолюбие и характер. И сейчас, конечно же, ментальность. Она ментально, психологически после рождения ребенка стала абсолютно другим игроком.

— Финальный вопрос. Зимой вы сказали, что уверены, что Элина вернется в топ-10, но не уверены, что войдет в топ-3. После такого Уимблдона вы согласны со своим же прогнозом полугодичной давности?

— Элина сейчас 27-я в мире, а сезон начинала 1358-й, кажется. Она уже однозначно сеяная на US Open, уже не надо никакой wild card. Она вернулась в топ. В десятке она будет, уверяю вас. В топ-3… Да не хочу я топ-3. Я хочу, чтобы она выиграла шлем. Даже не хочу, чтобы она была первой ракеткой мира. Это же временно. А Шлем – это на всю жизнь. 

Уверен, если вы ей категорично зададите вопрос: «Ты хочешь быть первой ракеткой мира или хочешь выиграть Шлем?». Она всегда скажет: «Шлем». Мне так кажется.

Топ-3? Не знаю. Топ-10… на самом деле разница незначительная. Топ-20 – это все великолепные игроки. А топ-10 — это одинаково великолепные игроки. Что первая, что десятая. Просто в какой-то момент времени сложилось так, что одна набрала больше очков, вторая потеряла больше очков. В топ-10 нет такого подавляющего преимущества, нет борьбы двух человек, как в свое время Агасси - Сампрас или Надаль - Федерер, а потом с ними еще и Джокович. Что сейчас будет – не знаю. Есть великолепный Алькарас, но у девочек есть Швентек – это надолго первая. Я это сказал еще в 2019 году, когда она выиграла Ролан Гаррос. Она сильнее Соболенок, Азаренок и всех этих «беги дальше, бей сильнее», там мозгов нет. А здесь они есть. 

Подпишусь под своими же словами и добавлю, что в топ-10 она будет после US Open.

Напишите первый комментарий

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.