«Когда Шотландия забила сборной Украины, их фаны тыкали «факи» нам в лицо»: огненное интервью Александра Грицая

Александр Петров
Александр Петров
Просмотров 3551
Комментариев 0
«Когда Шотландия забила сборной Украины, их фаны тыкали «факи» нам в лицо»: огненное интервью Александра Грицая
Александр Грицай. Фото: из личного архива Грицая

Новый «Огонь по пятницам»: Александр Грицай в откровенном интервью на FanDay рассказал о Днепре Кучеревского и Протасова, работе с Вернидубом и перезагрузке Днепра-1.

Лучшие восемь лет своей игровой карьеры Александр Грицай отдал Днепру, а еще были три года по арендам в Кривбасс и столичный Арсенал. Последние годы игрока Александр провел в луганской Заре, которая из «мальчиков» для битья превратилась в команду «мужиков». Грицай был капитаном этой команды, а потом помощником у Юрия Вернидуба. Вызывался в сборную Украины. Работал старшим тренером в Рухе, а дальше была первая самостоятельная работа в ВПК-Агро. И вот после Днепра-1, в котором он трудился в штабе Александра Кучера, Грицай находится в творческом отпуске. Чем мы и воспользовались, чтобы записать с ним большую беседу.

Александр Грицай в развернутом интервью сайту FanDay.net рассказал: 

  • о том, что изменилось в игре СК Днепр-1 с приходом Юрия Максимова
  • об уходе Красникова и Кучера, а также от кого узнал, что должен покинуть СК Днепр-1
  • о сравнении дуэтов Рыкун – Венглинский и Пихаленок – Довбик
  • о том, каким был в быту Александр Рыкун
  • о самой смешной истории в исполнении Евгения Кучеревского 
  • о том, как Протасов накануне игр в еврокубках разрешал футболистам выпить 
  • почему о Владимире Бессонове, как тренере, у него остались неприятные воспоминания
  • о том, как Коломойский любил столкнуть свои команды лбами
  • сколько было курильщиков в футболе и почему страшно сесть в машину Руслана Костышина
  • об играх сборной Украины Олеге Блохина против Анри, Бензема, Макелеле
  • о том, какой из сыгранных матчей ему хочется забыть, как страшный сон 

 «С Мхитаряном знакомы на уровне привет-привет»

– Александр, как поживаете, чем занимаетесь?

– В данный момент я не работаю. В основном занимаюсь домашними делами. А по вечерам обычно читаю и, конечно, стараюсь больше смотреть футбола. 

– Знаю, что живете вы в Днепре. По каким делам вы в Киеве? 

– Нужно подтвердить тренерскую лицензию PRO, действие которой у меня истекает в этом году. 

– Вы сказали, что смотрите много футбола. Что именно? 

– Предпочтение отдаю чемпионату Италии. Я интерист – с детства болею за Интер. 

– И кто из нынешних игроков Интера лично у вас вызывает особую симпатию? 

– Да там можно всю команду назвать. Хотя больше всего мне нравится игра Бареллы – шикарный футболист. Не могу не отметить Лаутаро Мартинеса и Генриха Мхитаряна. 

– С Генрихом Мхитаряном лично знакомы? 

– На уровне привет-привет. В свое время доводилось играть против него. Очень быстрый игрок – две ноги рабочие. Футбольный интеллектуал. Когда Генрих еще в Украине играл, уже было видно, что это игрок с большой буквы. Будущая звезда футбола. 

– Кроме Италии что еще смотрите?

– Англию – куда без нее. Каждый матч, как шоу. Иногда с интересом смотрю чемпионат Германии. Да, в принципе, и Эредивизи интересна. Особенно после того, как самому довелось поиграть против АЗ и Фейеноорда. Веселый турнир – открытый футбол, интересные игры. 

– Следите за тем, как выступают наши легионеры за рубежом? 

– Конечно. Очень рад за Артема Довбика. Молодец, здорово в чемпионате Испании себя проявляет. Мне кажется, он будет и дальше прогрессировать. 

– Кто еще вас приятно удивил? 

– Зинченко – конечно. Малиновский тоже напомнил о себе. В Марселе он как-то затерялся, но, вернувшись в Италию, обрел новый импульс. 

«Надеюсь, в скором времени Пихаленок попадет в топ-чемпионат»

– За играми чемпионата Украины следите? 

– Конечно. Очень рад за СК Днепр-1 – как команда после неудачных игр сумела собраться и с новой силой заявить о своих серьезных намерениях. Приход нового тренера дал команде дополнительный толчок. Смотрите, как команда прекрасно играет. 

Юрий Максимов пару первых игр пытался сыграть в три защитника – не получилось. Внес коррективы, перестроился, и сейчас команда здорово себя проявляет. Вот что значит роль тренера. Хотя из того, что я вижу, Днепр-1 сейчас в атаке действует так, как играл при Александре Кучере. А вот в обороне заиграли построже. 

– Как Пихаленок чувствует себя без Довбика? 

– Думаю, Саше поначалу было нелегко без Артема. Филиппов, пришедший на смену Довбику, привыкал к коллективу, адаптировался. На это ушло какое-то время, поэтому поначалу у них с Пихаленком не все получалось. А потом Филиппов начал забивать важные для команды голы, и Пихаленок в этом здорово ему помогает. 

– Как считаете, Пихаленок перерос нынешний СК Днепр-1? 

– Думаю, да. Надеюсь, что в скором времени Саша тоже попадет в топ-чемпионат – в хорошую команду. Думаю, он этого хочет. Парню 26 лет, ему нужно дальше расти. 

– А как вы относитесь к информации, что Пихаленка якобы хотело купить Полесье? 

– Решение уходить из Днепра или нет должен принимать сам игрок. Полесье сейчас идет в группе лидеров. Там собирают сильную команду. Если у этого клуба останется такое же финансирование, то в ближайшее время Полесье может стать грозной силой в нашем футболе. 

«Мне сказали: «Ты пришел с харьковскими ребятами, поэтому должен следом за ними уйти»

– В чем заключалась суть вашей работы в Днепре-1? 

– Моей задачей был полный разбор соперника к игре, которую предстояло нам сыграть. Если это наш внутренний чемпионат, то я просматривал обычно четыре игры, если играем в еврокубках – шесть, а то и больше матчей. Но это не просто ты сидишь, смотришь, щелкая семечки. Все это занимает очень много времени. 

Ты смотришь весь матч, фиксируя нужные моменты – перематываешь то вперед, то назад. Из всех этих игр нужно сделать ролики максимум на десять минут. За день до игры, когда идет разбор соперника, используя эту информацию, нужно рассказать игрокам о сильных и слабых сторонах соперника – так, чтобы они все это легко усвоили. Считаю, за тот год, который я провел в команде, мы справились на отлично – заняли второе место. Думаю, что свою работу я выполнил качественно.

– Этот год вы начинали в тренерском штабе СК Днепр-1, у команды были серьезные задачи и намерения. Что пошло не так? Где была допущена ошибка? 

– Скорее всего, в организации сборов. Их команда проводила в Ужгороде, где нам не удалось провести достойные спарринги. Из команд уровня Премьер-лиги сыграли контрольный матч с Кривбассом и Рухом. А так, пришлось играть с командами, выступающими в чемпионате области. Тут через неделю нам в еврокубках играть – понятно разница огромная. 

Ну, еще уход Довбика стал для нас одним из ключевых моментов. Мы оказались не готовы к тому, чтобы сразу заменить форварда такого уровня. 

– Ну как же? Про то, что Довбик уйдет, говорили постоянно. Вариант с его заменой, наверняка, прорабатывался? 

– Лично я этими вопросами не занимался. Селекционная служба, конечно, работала и качественную замену Артему подыскивали. Евгений Красников проводил соответствующую работу. Были, наверное, какие-то фамилии, но там вопрос в стоимость игрока упирался, поэтому и было тяжело. 

– Уход Кучера стал неожиданным для вас? 

– Не скажу. Потому что за две недели до этого ушел Евгений Красников. Лично я понимал, что если спортивный директор ушел, то главный тренер остался без поддержки. Это был ожидаемый для меня исход. Думаю, если бы результаты были другими, наверное, Александр Кучер продолжал бы и дальше работать в Днепр-1. 

– Какая ситуация была в команде, когда ушел Кучер? 

– После игры с Оболонью Александр Кучер зашел и сказал: «Все, я подаю в отставку и ухожу». В тренерском штабе оставались я, Городов и Барышников. На следующий день я провел тренировочное занятие с командой, а потом мне сказали: «Ты пришел с харьковскими ребятами, поэтому должен следом за ними уйти». Вот и все. 

– Как получилось, что в Днепр-1 вы пришли вместе с Кучером и Красниковым? Они вас лично пригласили? 

– Перед приходом в команду у меня был разговор с Красниковым. Потом позвонил Русол, а уже следующим – Кучер. Можно сказать, решение о том, чтобы пригласить меня в команду было коллективное. Я благодарен каждому из них за приглашение в тренерский штаб СК Днепр-1, где мне очень комфортно было работать. 

– Почему, когда вас в тренерском штабе осталось трое, исполнять обязанности главного тренера назначили не вас, а Валерия Городова? 

– Таким было решение руководства клуба. 

– Расскажете, когда вы впервые услышали о своем увольнении и от кого? 

– Через два дня после игры с Оболонью. Первым мне об этом сказал Русол.

– Это был телефонный звонок? 

– Нет. Мы встретились, и он мне сказал, что я должен уйти. Мы с ним все обсудили и обо всем договорились. Расстались нормально. Надеюсь, что все наши договоренности останутся в силе. 

– Лично мне Вячеслав Фридман сказал, что вас через какое-то время собираются вернуть в команду. Эта информация до вас доходила? 

– Да. 

– Точно известно, что был момент, когда вас могли назначить главным тренером СК Днепр-1. 

– Да, разговор на эту тему был. Если бы это произошло, то я был бы этому очень рад (улыбается, – прим. А.П.). 

– Тогда спрошу так. Вы готовы были к такой непростой миссии? 

– Конечно. Такую команду с такими футболистами честь тренировать. 

– Ну, и в какой футбол играл Днепр-1, будь вы главным тренером команды? 

– Как бы играл? Хороший вопрос. Точно могу сказать, что особо ничего менять я бы не стал. Единственное, что следовало добавить, так это корректировку игры в переходных фазах – от атаки к обороне. Я заметил, когда шли в атаку, за линией мяча у нас оставалось два, а то и один человек. Поэтому соперник часто этим пользовался, проводя опасные контратаки. Вот тут следовало укреплять переходную фазу. Все это мы конечно видели и предпринимали попытки решить эту проблему. 

«Максимов психологически расслабил ребят»

– И все же, давайте подробнее поговорим о проблемах Днепра-1 в обороне. Об игре центральных защитников.

– Проблемы в обороне – это не только из-за центральных защитников. Это трудности в действиях всей команды. Команда должна быть готова к потере мяча, уметь эффективно действовать в подобных случаях. 

Если смотреть, как играют команды в чемпионате Англии, например, Манчестер Сити, то у них во время и в развитии атак все время сзади находится три игрока. Не важно, центральные это защитники, либо крайние – все по-разному, все меняется. Тройка сзади, готовая к контратаке соперника, при атаках четко просматривается. 

Три человека плюс опорник, думаю, достаточно для нейтрализации контригры соперника. При этом очень важны расстояния между игроками, тут не должно быть больших разрывов. Максимум 10-15 метров между футболистами. 

– Как вам уже со стороны видится нынешняя игра Днепра-1? 

– То, что я увидел по первым играм, начиная с матча с Колосом, – это много вертикальной игры. Футболисты старались меньше держать мяч, при этом действовали агрессивно. 

Со временем игра команды поменялась, как по мне, стала похожей на ту, в которую Днепр-1 играл при Кучере приблизительно год назад: больше контроля, выход из обороны через средний и короткий пас. 

А вот в оборонительных действиях стало больше строгости. В одном из интервью, по-моему, Леднев говорил, что Максимов просит всех без исключения вступать в отбор за мяч. 

– Вы знаете, какая сейчас обстановка внутри команды? 

– Максимов психологически расслабил ребят. Я не могу сказать, что при Кучере было какое-то узурпаторство. Нет – такого не было. Был коллектив, в котором царило абсолютное доверие. 

– На что способен нынешний Днепр-1? 

– На борьбу за чемпионство. Сейчас по игре СК Днепр-1 никому не уступает. Может, Шахтеру, и то – в чем? Но тут надо смотреть, насколько эффективно пройдут зимние сборы команды. Ну и состав: кто покинет команду, кто пополнит. 

– Кроме Сватка и Пихаленка, кто в Днепре-1 реально может рассматриваться как кандидат в сборную Украины? 

– Сарапий. Наверняка, Рубчинский, правда, сейчас в средней линии сборной колоссальная конкуренция. На мой взгляд, со временем, Рубчинский точно будет в сборной. Гуцуляк? А почему нет? Да! 

– Не могу не спросить о ваших дальнейших планах. Каковы они? 

– Как можно быстрее вернуться к футбольной деятельности.

– В этом плане продвижения уже есть? 

– Наметки имеются. Конечно, есть амбиции – хочу тренировать команду.

– Любую из имеющихся у нас трех лиг? 

(Смеется). Почему нет? 

– А вы заметили, как в последнее время тренерские головы летят? Может, взять и послать к чертям собачим такую работу? 

– Я знаю, что такое тренерская работа. Сегодня ты работаешь, а завтра тебя уволили. Потом неожиданно назначили. В этом тоже есть какой-то драйв. Так что все мои дальнейшие мысли связаны только с футболом. 

«Приехал на встречу с командой, а там сидит всего шесть человек»

– Тогда давайте поговорим о ВПК-Агро. Это ведь была ваша первая самостоятельная работа? 

– В роли главного тренера – да. Спасибо руководству этого клуба за то, что мне предоставили такую возможность. 

– Ну и какую оценку дадите своей работе? ВПК-Агро – это не ошибка? 

– Ошибка моя состояла лишь в том, что я, идя туда, вообще ничего не знал об этой команде. Это будет мне уроком на будущее. Теперь знаю: когда идешь в команду, надо более детально подходить к такому вопросу. Когда я только пришел в ВПК-Агро, то на бумаге числилось порядка 20 игроков. Помню, приехал на встречу с командой, а там сидит всего шесть человек. 

– У вас не возникло мысли, что при таком положении дел вам «не выплыть»? 

– Признаться, я был удивлен. Думаю, и как же нам играть? Времени до старта чемпионата оставалось мало. Начал собирать футболистов. Понятно, что многие команды были уже укомплектованы. Свободных игроков практически не осталось. 

Для того, чтобы игрока из какого-то клуба выдернуть, надо было его чем-то завлечь. А чем? Заработной платой, стабильностью? А так как футболисты общаются между собой, то они знали, что в ВПК-Агро с этим проблемы. Ты ему предлагаешь, а он не хочет идти. Игроки мне прямо говорили: «Извините, но я лучше останусь здесь, в своем клубе и буду получать вовремя какие-то деньги, чем перейду к вам, где с этим проблемы». Приходилось собирать с миру по нитке.

– Когда вы решили принять команду, вы разве не консультировались с тренерами, которые работали до вас? 

– Консультировался с Сергеем Соловьевым, но уже после того, как пообещал президенту ВПК-Агро принять команду. Дело ведь как было: на тот момент я работал в тренерском штабе Руха. Нам дали два дня выходных, между сборами, и я прилетел домой в Днепр. Мне тут же позвонил учредитель ВПК-Агро Владимир Павлович Корсун и спросил: «Ты можешь ко мне заехать? Есть разговор». 

Я заехал, пообщались. Корсун мне предложил должность главного тренера, я сначала колебался, но он меня уговорил. Сказал себе так: если ты тренер, нельзя разбрасываться такими шансами. А риск в нашем деле есть всегда. Признаюсь, на тот момент, у меня было желание поработать главным. Вкусить тренерского адреналина. 

– В Рухе на тот момент вы работали в роли … 

– Помощника у главного тренера – Ивана Федыка. С ним мне довольно комфортно работалось, и я не собирался куда-то уходить. Предложение от ВПК-Агро было неожиданным. Решение пришлось принимать в цейтноте. Поэтому времени на то, чтобы больше собрать информации о команде у меня не было. Но, опять же, та работа для меня – это на будущее. Поэтому я ни о чем не жалею. 

– Что было самым сложным за время вашей работы в ВПК-Агро?

– Первое, что необходимо было сделать, это сбалансировать игру команды. Надо сказать, что в итоге это удалось, хотя была уже концовка чемпионата. Поначалу ведь результаты у нас были не очень. Мы проигрывали матч за матчем, по 3-4 игры уступали крупно: 0:3, 0:3... В моральном плане было тяжело и мне, и футболистам. Но я не давил на них, не загонял в «яму», а наоборот – подбадривал и убеждал. Коллектив у нас был хороший, как тренерский штаб, так и команда. Да и с президентом у меня всегда были хорошие, рабочие отношения. 

– Ну, а зарплату футболисты вовремя получали?

(Смеется). Нет, конечно. 

– И как вы находили мотивацию, чтобы они играли?

– Просил ребят, уговаривал, говорил им: «Проявите себя здесь. Тогда, увидите, найдется для вас команда, где будут деньги, стабильность». В таком плане убеждал их.

– И что? Ваши игроки нашли себе команды получше?

– Если посмотреть, большинство ребят, игравших у меня, трудоустроились. Сергей Палюх в запорожском Металлурге играл, Данила Колесник был в Минае. Ваня Литвиненко – в Черноморце, сейчас в Грузии, в батумском Динамо, Станислав Кулиш был в Скоруке, Евгений Шевченко – в Вересе, Сергей Косовский – в Оболони, Сергей Наполов – в Польше, насколько знаю. Иван Будняк из Нивы (Бузовая) вот перешел в Буковину. 

– В своей работе вы ставите на первое место дисциплину или талант игрока?

– Я сторонник дисциплины. Порядок – прежде всего. Талантливый, но ленивый игрок редко чего-то добивается. 

«100 долларов – моя первая зарплата в Черкассах»

– Давайте вспомним вашу футбольную жизнь. Назову две команды: Полесье и ЛНЗ Черкассы, которые впервые играют в Премьер-лиге, а вы подумайте, что вас с ними связывает?

– В Черкассах я играл – это моя первая команда мастеров. А вот Полесье?

– Подскажу. Полесье – первая команда мастеров, против которой вы вышли на поле.

– Точно:) Досконально я уже не помню тот матч. Играли дома, в Черкассах – выиграли, по-моему, 1:0. Я вышел на замену, причем в первом тайме, наш игрок травмировался (Четверик, ‒ прим. А.П.). Черкассы – первая команда, где я закрепился в основе. Мы неплохо выступали, заняли седьмое место. 

– Играли в одной команде с братом Олегом, и он много забивал…

– Да. Кстати, брат сыграл важную роль в моей карьере, ведь это он меня в футбольную секцию привел. Олег старше на три года, сначала сам туда записался, а потом и меня туда затянул. Мой первый тренер – Валерий Никифорович Подгорный. Он вел меня до десятого класса, затем передал Евгению Олеговичу Добраницкому.

– Расскажите, где вы сделали первый удар по мячу?

– Да как и все мои ровесники – во дворе. С детских лет был влюблен в футбол. Помню, пришел со школы, бросил в угол портфель – и бегом на площадку рядом с домом. Там футбольное поле – травы нет, один песок. В дворовом футболе никаких тактических построений не было, все хотели играть впереди. Вот и я все время рвался в атаку, хотел забивать голы. Но, когда попал в СДЮШОР, тренер определил меня в среднюю линию. Играл то правым, то центральным полузащитником. 

– Когда стало понятно, что футбол станет для вас профессией?

– Когда Евгений Добраницкий позвонил в Черкассы Семену Осиновскому и порекомендовал меня. Там уже играл мой брат, но он, кстати, меня туда не звал:) Я поехал, понравился тренеру, так началась моя профессиональная карьера. Стал получать первые от футбола деньги. Вот тогда-то я и подумал, что в футболе у меня может что-то получиться и я так буду дальше зарабатывать.

– Вы помните свои первые футбольные заработки?

– Если не ошибаюсь, первая зарплата у меня была 100 долларов. 

– А премиальные полагались? 

– Да, за победу – 50 или 100 долларов, бывало и больше. Но я ведь был молодой, наверняка мне всю положенную сумму тогда не платили:) 

«Меня брали в Днепр не в качестве довеска к брату»

– А Днепр как на горизонте возник?

– Играл я неплохо в Черкассах. Знаю, приезжали какие-то люди смотреть меня. Видимо, я хорошо себя показал, поскольку вскоре оказался в Днепре. 

– Правда, что вас приезжал смотреть лично главный тренер Днепра Николай Федоренко?

– Да. Он мне сам об этом говорил. Но, наверняка, до него меня еще кто-то просматривал. Потом он сам приехал и сказал «окей». 

– Днепр на тот момент искал забивного форварда. Насколько мне известно, больше интересовался вашим братом. Правда, что Олег согласился перейти в Днепр только вместе с вами? 

– Нет. Таких ультиматумов Олег не ставил. Меня брали в Днепр не в довесок к брату – это точно. Просто моя игра понравилась главному тренеру Днепра, вот он и взял меня в команду. Уверен, что Олег в Днепр в любом случае поехал бы, даже без меня. 

– И какими были первые впечатления от того, что увидели в Днепре?

– Город мне очень понравился, намного больше Черкасс. Нас везли центральными улицами. Было уже темно, и город светился огнями. Он был прекрасен, такое у меня сложилось впечатление. Я полюбил Днепр. Живу в этом городе, по сей день. 

– В Днепре вам сразу предложили подписать контракт?

– Да, стандартный, на три года.

– Финансовые условия сильно отличались от тех, которые были в Черкассах?

– В Черкассах я ведь был игроком основного состава, играл постоянно. Мне подняли зарплату до 500 долларов. 

– А сумма, которую вам предложили в Днепре, вас устроила?

– Вполне. Зарплату назначили в несколько раз выше той, которую до этого получал. Плюс подъемные дали. Квартиру я не покупал и не снимал. Не видел смысла тратиться. Семьи на тот момент у меня еще не было. Квартиру снимал мой брат, так как у него была семья. Жил я на загородной базе Днепра в Приднепровске. 

Нас хорошо приняли. На тот момент в Днепре были, в основном, молодые ребята. Мы быстро сдружились. Жили в старом корпусе, по двое. Сначала соседом по комнате у меня был Андрей Зубченко. Сам он из Запорожья, поэтому часто уезжал, и я оставался в комнате один. Потом подселили ко мне Александра Рыкуна. Он местный, поэтому после тренировок все время уезжал домой ночевать. Приезжал уже на заезд, перед играми.

«Костышин все команды, которые были на приставке, перебрал, но все равно чаще проигрывал и психовал»

– Каким Рыкун был в быту?

– Все было отлично, никаких проблем. Все те околофутбольные истории, которые рассказывали о нем, если и происходили, то за пределами базы в свободное от тренировок и игр время. 

– Чем занимались на базе?

– Читали спортивную прессу. Популярными были газеты Спорт-экспресс, Команда. Помню, ходили за ними в ближайший киоск в 15 минутах от базы. А еще книги разные читали. Потом начали появляться первые приставки. Стали на них играть то в футбол, то в хоккей. 

– Кто лучше всех играл на приставке?

– Конечно, я:) Нет, серьезно. Я всех обыгрывал. Некоторые ребята, бывало, обижались на меня. Когда на базе для игроков построили финские домики и нас туда переселили, моим соседом был Руслан Костышин, так я часто его обыгрывал, и он сильно психовал. Я симпатизировал немецкому футболу, поэтому для игры выбирал себе то Баварию, то Боруссию (Дортмунд), а Костыха все команды, которые были, на плейстейшн перебрал, но все равно чаще проигрывал, чем выигрывал. 

– Та, первая для вас команда Днепр, которой руководил Николай Федоренко, чем запомнилась?

– Коллектив шикарный. Из возрастных только Вова Геращенко. Помню, я в команду пришел зимой, закончился первый круг, и задача у Днепра стояла скромная – остаться в Высшей лиге. Запомнилась игра в Кривом Роге, мы тогда «вырвали» ничью – 2:2 (забили гол уже в дополнительное время, ‒ прим. А.П.), почувствовали уверенность и в итоге сохранили прописку. 

– Еще один матч тех времен – разгром от запорожского Металлурга. Помните? 

– Конечно, было с нами такое. Тогда матч с Металлургом – это считалось дерби. Помню, мы после первого тайма горели 0:3, может, больше (на самом деле 0:5, ‒ прим. А.П.). 

Заходит в раздевалку мэр Днепра Иван Иванович Куличенко и говорит: «Что вы делаете? Не вздумайте пропустить шесть!». Выходим на второй тайм и получаем – 1:6. Бывает такое, что не везет. Валентин Полтавец, который вскоре в Днепр перешел, здорово нас тогда возил. После игры, нам, конечно, влетело, был серьезный разговор. В общем, спаслись мы от вылета, но тот чемпионат крайне неудачно сложился для команды (один из наихудших чемпионатов в истории Днепра, ‒ прим. А.П.). 

– В той игре участвовали совсем еще юные Ротань, Назаренко, Рыкун, Шершун… Какими они были? 

– С этими ребятами я, считай, вырос на базе. Тогда никто так далеко вперед не заглядывал, никто не думал, что они станут звездами украинского футбола. Но было видно, какие у них светлые головы, как видят поле, как обращаются с мячом. Рыкун вообще был красавец: так корпусом работал, не подберешься к мячу. На тренировках мы часто друг против друга играли. Могу сказать, что Рыкун здорово готовил меня к предстоящим единоборствам с оппонентами. 

«Протасов отменил заезды на базу за два дня до матча и убрал из меню картошку и котлеты»

– Днепр с трудом сохранил прописку среди сильнейших команд. И вдруг на следующий сезон – бронза. За счет чего выстрелила команда?

– Прежде всего, за счет качественного усиления в межсезонье. Добавили в наш коллектив Полтавца, Шелаева, Зубкова, Спевака. Наверняка, от нас никто не ждал такого результата. Мы хорошо стартовали. После восьми туров шли на первом месте. Потом был у нас экзамен против Шахтера, и мы его провалили. Крупно проиграли на своем поле (1:4, – прим, А.П.). 

Но первый круг закончили на третьем месте. В межсезонье команду пополнили динамовцы Езерский, Мазяр и Максимюк. С таким составом мы просто обязаны были завоевать медали. Какие? Как оказалось – бронзовые. 

– Что случилось дальше с командой, почему убрали Николая Федоренко?

– Насколько я помню, между Федоренко и Стеценко возник конфликт.

– Говорят, «зарядил» вас Шахтер на игру против Динамо, и договоренность была в обход клуба. Как относитесь к стимулированию команд третьей стороной?

– Не вижу в подобном стимулировании ничего криминального. Стимулировать, настроить команду на определенного соперника – это вполне нормально. 

Совсем другое дело – взять деньги за поражение, купить игру, тогда иной разговор. А так рубка идет на поле. Команда, которой ничего не надо, которая уже выполнила свои турнирные задачи, упирается, бьется за результат. 

– Вроде как Андрей Стеценко, после той игры вызывал к себе каждого игрока, брал у них свидетельские показания. Было такое?

– Возможно, было собрание, но лично меня на ковер никто не вызывал. 

– У вас в карьере было много тренеров. С кем из них интересней и комфортней было работать?

– С каждым было интересно. Каждый из них отличался друг от друга. Мне интересно было работать под руководством Протасова. Это первый тренер, который внес в команду европейский подход. Первое, что сделал Олег Валерьевич – отменил заезды на базу за два дня до игры. Стали заезжать за день. Внес коррективы в рацион нашего питания. 

– А как же Кучеревский?

– Кучеревский – это легенда! Интересная личность! Но вы наверняка знаете, что Кучеревский особо нас не тренировал. Он у нас больше менеджером был. А занятия с командой проводил Вадим Тищенко. А Мефодьевич обычно наблюдал за этим процессом со стороны: подбадривал, критиковал. Кучеревский был человек с потрясающим чувством юмора. Всегда весело было с ним. Ну, а если что не так, мог дать нам и «прикурить». 

– Самый смешной случай с участием Кучеревского?

– Номер один для меня – история с Александром Поповичем, легионером из Молдовы. Нам предстояло лететь в Лихтенштейн на Кубка УЕФА против Вадуца. Перед отъездом мы стоим группой игроков на базе, беседуем, шутим, как всегда. И тут подходит Мефодьевич, видит, что мы как раз подшучиваем над Поповичем, и говорит: «Что вы травите его, идите лучше вещи собирайте». А затем, обращаясь к нему, с очень серьезным видом говорит: «Не забудь взять куртку». А на дворе август месяц. Прилетаем туда, жара стоит под сорок градусов, а Попович с этой зимней курткой. Ну точно, как в анекдоте про молдаванина! 

– А кто в том Днепре был главный юморист?

– Самый главный шутник у нас был Дима Михайленко. Он вне конкуренции. Он шутил всегда с серьезным видом, да так, что все просто падали от смеха. Уникальное просто чувство юмора у человека.

– Какие еще шутки были популярны в команде?

– На стоянке машин ребята любили поприкалываться. Мне вспоминается как Ротань и Назаренко постоянно выкатывали машину Александра Петровича Лысенко за территорию базы. Он тогда с дублем Днепра работал. Лысенко, когда приезжал на базу, ставил машину на определенное место. Они увидят, что он приехал, выходят тихонько и выкатывают ее. А он выходил, машины нет – психовал. Мол, как так, кто это делает? 

– Давайте вернемся к Протасову. В чем различие между ним и Кучеревским?

– Мефодьевич мог так закрутить гайки, что мало не покажется. Если предстояла игра в еврокубках, мог всю неделю держать нас на базе. У Протасова ничего подобного не было. Даже спиртное Олег Валерьевич нам разрешал. Говорил: «Можете выпить по бокалу вина или пива накануне игры». Это для того, чтобы нервы успокоить. Не перед самой игрой, а за день до нее. Доверял он нам. Понятно, что, если человек доверяет тебе, ты платишь взаимностью. Не наглеешь. 

– В рационе питания что изменилось?

– Если при Кучеревском у нас кухня, можно сказать, домашней была – картошка, котлеты, жаркое, Протасов все это убрал. Мы перестали есть жирную пищу, стали больше употреблять всяких салатов. 

– Я заметил тогда, что многие из вас неохотно шли в столовую. Обычно после тренировки бегом в машину и в город.

– Я действительно не всегда ел на базе. На тот момент я уже женился, у меня была квартира, и я предпочитал питаться дома, в семейном кругу. Бывало, Протасов говорил: «Обязательно зайдите и покушайте после тренировки». Тогда мы заходили и ели. А если такого указания от него не было, то кто хотел, ехал домой. 

«Дуэт Рыкун – Венглинский был лучшим в Украине»

– Свой дебют в еврокубках помните?

– Конечно, играли с Фиорентиной – это воспоминание на всю жизнь. В 2001-м у нас с итальянской командой была заметная разница в классе. В составе Фиорентины играли Кьеза, Нуну Гомеш, Предраг Миятович, Ди Ливио. Они, конечно, поигравшие в этих еврокубках миллион раз, уверенные в себе, наглые, а мы на их фоне смотрелись скованными ребятами. 

Конечно, до стартового свистка я испытывал определенное волнение. Но, как только игра началась, пару минут, и, все стало на свои места. Предстартовый мандраж исчез. Было много эмоций, борьбы, что всегда характерно для таких матчей. Старались больше обороняться. Выстояли, сыграли – 0:0. 

Когда прилетели на ответную игру, рассчитывали погулять по Флоренции. Не вышло. Нас привезли на базу, где даже телевизора не было. Просидели в номерах до самой игры. Потом отыграли, и сразу улетели домой. Что еще запомнилось? Коуч Фиорентины – Роберто Манчини, тогда только начинал тренировать. Я знал, что это был великий футболист. Помню, смотрел на него снизу вверх. 

– Об игре с Гамбургом что расскажете? 

– Сумасшедший матч, незабываемые эмоции. Когда играли в Гамбурге, я вышел на замену, мы проигрывали – 1:2, и прилагали усилия для того, чтобы перед ответной игрой, хотя бы этот результат сохранить. А на Метеоре, когда мы немцев «вынесли», я всю игру просидел на замене. 

– Знаменитая фраза Кучеревского, сказанная им на установке перед игрой с Гамбургом, звучала именно так, как ее преподнесли?

– Да, я присутствовал на той установке. Она у нас была не на стадионе, а на базе. Кучеревский там всегда проводил установку, а потом мы садились в автобус и ехали на игру. Дело было так. Мефодьевич назвал состав на игру, еще каких-то пару слов сказал, а потом выпалил: «Идите и загоните их за Бранденбургские ворота» Именно такой и была эта фраза. И погнали мы немцев! 

– Ваш партнер по команде Максим Калиниченко рассказывал, что однажды в него бросили бутылку виски. Что в вас запускали?

– Снежки бросали, когда на выезде играли с Партизаном. А еще – пластмассовые стаканчики, из-под пива. Чтобы кидали в меня бутылки, такого я не помню. 

– Дуэт Рыкун – Венглинский был лучшим в Украине?

– Думаю, да. Венглинский имел высокую скорость, умел найти свободные зоны, здорово открывался и убегал. А Рыкун передачи ему отдавал словно рукой. Даже не знаю, как они понимали и чувствовали друг друга, наверное, интуитивно. Похожая связка была в Днепре-1 (Пихаленок – Довбик). 

– Что общего у этих дуэтов и в чем отличие?

– Пихаленок по игровому интеллекту, наверное, ни в чем не уступает Рыкуну. Чего не отнять у этих двоих, так это компьютерной быстроты мышления. Передачи у Пихаленка, как и у Рыкуна, как правило, эффективны, да и по исполнению хороши. Весьма «продуктивен» в их исполнении последний пас. У одного и другого тяжело отобрать мяч, они хорошо работают корпусом. 

А вот между Довбиком и Венглинским тяжело провести параллели. Венглинский был легким, быстрым форвардом, а Довбик – фактурный, высокий игрок, что позволяет ему здорово действовать на втором этаже. Игра головой в завершающих фазах у Темы получше, чем у Вели. Ну, и удар у Довбика сумасшедшей силы. 

– Как думаете, почему в составе сборной, так редко на поле появляется дуэт Пихаленок – Довбик?

– У Пихаленка в сборной серьезные конкуренты: Судаков, Малиновский... Он ни в чем им не уступает, а где-то даже превосходит. Думаю, тренерам сборной на месте виднее, что и как. На мой взгляд, этому дуэту Сергей Ребров еще даст шанс проявить себя. Надеюсь, что придет их время, и они еще проявят себя в нашей национальной команде. 

«Мазилу для киевского Арсенала был, как для Ромы – Франческо Тотти»

– Давайте вернемся к вашей карьере. При Протасове в Днепре начали появляться легионеры из дальнего зарубежья, чего не было при Кучеревском. Как это отразилось на игре команды?

– Если посмотреть на события уже с высоты прожитых лет, считаю, что появление большого количества легионеров негативно сказалось на игре команды. На перерыв мы ушли лидерами. И вдруг зимой руководство Днепра купило Протасову кучу новых игроков – легионеров (Мазилу, Ролан Гусев, Феррейра, Холек, ‒ прим. А.П.), и ему нужно было ставить их в состав. Фактически это была уже другая команда. 

Мы, конечно, приняли их хорошо, но их появление внесло в коллектив дисбаланс: в зарплатах, в отношениях. Наверное, в этом была ошибка Олега Валерьевича. Не знаю, с кем он там советовался, кто принимал такое решение. Мое мнение: надо было дать доиграть тот чемпионат прежнему, наигранному составу. Думаю, мы бы заняли более высокое место, чем четвертое. Могли бы побороться за медали, а может, чем черт не шутит, и первое место удержать. А вот если бы у нас случился провал, тогда и обновляйте состав. Приглашайте новых людей, легионеров. 

– Кто из приглашенных легионеров, произвел на вас наибольшее впечатление?

– Йонуц Мазилу очень качественный бомбардир. Но Днепр ему, как команда, не подошел. Не знаю, почему у него поначалу не пошло: может, проблемы с адаптацией или игрового времени ему мало давали. Когда его отдали в аренду в киевский Арсенал, он там воспрял, заиграл очень ярко. Скажем так: для Арсенала Мазилу был тогда как Франческо Тотти для Ромы. 

– Протасова уволили из Днепра после Беллинцоны. Что это был за матч?

– Я не ездил в Швейцарию. Смотрел ту игру по телевизору. Ужас! Мы должны были пройти эту наполовину профессиональную команду. Возможно, в первой встрече, после того, как вели 2:0, ребята немного расслабились и произошла недооценка. Мы выиграли 3:2, как оказалось, это было малой гарантией для полного успеха. 

Ответный матч с Беллинцоной начался обескураживающе. Пропустили на 16-й секунде, и этот результат был уже не в нашу пользу. На ошибках, говорят, учатся. Да у нас со старта сезона 2007/08 годов сразу все пошло не так. Как начались неудачи, так и пошло, поехало (после 4 тура шли на 10 месте, ‒ прим. А.П.). 

Конечно, все были недовольны нашим стартом. В составе команды начались пертурбации. Уже ходили слухи, что вот-вот снимут Протасова. Все это психологически давило на команду. В конце концов, Протасова уволили, назначили другого тренера…

«Назначив тренером Бессонова, нас словно отбросили на пять лет назад»

– Владимир Бессонов был блестящим футболистом. А какой он тренер?

– С этим тренером у меня связаны не самые приятные воспоминания. С первой тренировки стало ясно и понятно, какой Бессонов тренер. Вспоминается история: он нас построил на базе, больше двух десятков игроков, посмотрел и сказал: «Я не умею тренировать 25 игроков». Отсчитал 16 человек, а остальным сказал: «Идите, работайте с дублем». 

– Вы тоже попали в «расстрельный» список?

– Да. Шесть человек, в том числе и меня, Бессонов отправил в дубль (Грицай, Шелаев, Шершун, Мазилу, Самодин, Ролан Гусев, – прим, А.П.). Не думаю, что это решение принимал он сам. 

Я узнал, что меня переводят в дубль, от женщины, которая работала вахтером на проходной нашей загородной базы. У нас в домиках на базе были телефоны, и вот перед тренировкой раздается звонок. Снимаю трубку, слушаю: «Алло, мне велели вам передать, что вы переходите в дубль». Я спрашиваю: «А вы кто?»: Она мне ответила, что дежурная на проходной. Вот и все. Неприятный момент. 

От кого исходило такое решение, мне не известно. Да и Бессонов не удосужился лично мне что-то по этому поводу сказать. Ну, ладно, дубль так дубль. Пару недель я провел, тренируясь с резервной командой. Сыграл одну игру в Полтаве. Мы обыграли резервистов Ворсклы – 2:1. Бессонов, по-видимому, где-то меня посмотрел и решил перевести обратно, в первую команду. 

– Но после возращения вы сыграли лишь одну игру, и на этом все. Помните, какой это был матч?

– Конечно. Было открытие «Днепр-Арены». Первая игра на стадионе против запорожского Металлурга. Я вышел в основе на ту игру, и мы ее проиграли. Меня и еще кого-то обратно перевели в дубль. Для меня все было окончательно решено. Бессонов не видел меня в составе. 

– Какими у Бессонова были тренировки?

– После Протасова, скажем так, к нам опять вернулась колония старого режима. Словно отбросили нас на пять лет назад. Один в один киевская школа тренировок. Упражнения, которые мы на тренировках выполняли, это вообще, какая-то дикость. Помню, установили на поле какие-то палки, и мы без мячей должны были подбежать к ним и сделать подкат. Кто-то стелился возле этой палки, кто-то врезался в нее. 

Ну, мы, украинцы, привыкшие: сказали нам прыгать на эти палки – прыгаем. А вот бразилец Алсидеш, как увидел это, прямо сказал Бессонову: «Да вы что? Я это делать не буду». И не делал. Откуда Бессонов взял такое упражнение? Я в жизни подобного не видел. 

– А каким вы были игроком? Ваши сильные и слабые стороны?

– Сам я считал себя игроком чуть выше среднего уровня. Стабильность, игровая дисциплина – это моя сильная сторона. Редко в моей игре случались явные провалы. Играл на среднем уровне, держал эту планку, бывало, мог прыгнуть выше головы. Уже к концу игровой карьеры, после 30 лет, начал руководить партнерами на поле, много им подсказывал. 

– Ну, хорошо. А помните, кто в том последнем матче за Днепр вас поменял?

– По-моему Лепа, он еще гол забил. Нет?

– Коноплянка.

– Женя! Да, точно.

– При Бессонове он ведь стал игроком основы Днепра. Каким был Коноплянка в молодости?

– Щупленький, маленький, шустрый такой. Классный, позитивный парень, посмеяться очень любил. Когда он привлекался к тренировкам основного состава, сразу было видно, что у этого парня сумасшедший талант. С мячом он был на «ты». 

– Но ведь в том Днепре много было молодых ребят, которые намного ярче были, чем Коноплянка?

– Согласен. Тот же Костя Кравченко на тот момент для меня был лучшим из молодых. Техничный, подвижный, с поставленным сумасшедшим ударом с левой. А так еще кто у нас? Лепа, Карноза в юном возрасте блистали. До виртуозности техничные, невысокого роста ребята – класс. 

«Коломойский любил свои команды столкнуть лбами»

– Дальше вам предложили пойти в аренду…

– На тот момент я провел за Днепр 196 матчей. Помню, просил Стеценко: «Дайте мне где-то хоть на замену выйти». Очень хотелось двухсотую игру за Днепр сыграть. Нет, не дали. Ну, нет так нет. Перспектив в Днепре для себя я не видел, понимал – надо искать варианты. Но и Днепр продавать меня не хотел, отдал в аренду. Я убедил сам себя: ничего страшного, работай, доказывай. 

– За то время, что вы играли в аренде в Кривбассе и Арсенале, не было шанса вернуться назад, в Днепр?

– Нет. Да мне и не предлагали. На мне в Днепре поставили крест:) Но время, проведенное в аренде, не считаю выброшенным из жизни. 

– Известно, что Кривбасс и Арсенал были, по сути, фарм-клубами Днепра. По идее, вы должны были отбирать очки у конкурентов Днепра, но вы все делали наоборот.

– Ну, вот так:) Выходит, любил Игорь Валерьевич столкнуть свои команды лбами:)

– Получается, Коломойский платил премии за то, что одна из его команд обыгрывала другую?

– Вообще, мы хотели доказать, что нас зря отдали в аренду. Что мы ничем не хуже тех, кто играет в Днепре. Лично у меня на тот момент была обида, что со мной так поступили. Поэтому, бились, сражались. Все было по-честному.

– Это правда, что за отобранные очки у лидеров, вам платили двойные премиальные?

– Стандартные премиальные за победу, насколько я помню, были у нас пять тысяч долларов. Двойная – десять. Но, когда я играл в Арсенале, двойных премиальных у нас, по-моему, уже не было. Помню, с Шахтером сыграли вничью, вот тогда двойную премию нам точно заплатили (31 июля 2011 года, счет 1:1, Мазилу сравнял счет на 5-й дополнительной минуте, ‒ прим. А.П.). 

– Когда у вас с Днепром истек контракт?

– В 2010 году. Потом подписал контракт с киевским Арсеналом, а когда он истек, узнал, что клуб не будет дальше продлевать меня. Буквально через пару дней мне позвонили из Зари. Сначала Рафаилов, потом Вернидуб. Заря тогда боролась за выживание в Премьер-лиге. 

Юрий Николаевич сказал: «Ты нам интересен, помоги Заре остаться в вышке». Я подумал пару дней и согласился подписать контракт сроком на два года. Как оказалось, не прогадал. Впечатления от пребывания в Заре у меня остались только самые приятные. 

– Финансовые условия, предложенные Зарей, сильно отличались от тех, которые были в Днепре?

– Зарплата была чуть меньше. Но за то, что останемся в «вышке», нам полагались хорошие бонусы. 

– Раскройте секрет – почему Днепр всегда проигрывал Заре Вернидуба? 

– Да, так получалось, что мы постоянно их обыгрывали: и команду Рамоса, и команду Маркевича. Нравилось нам Днепр на контратаках ловить:) Случалось, выигрывали у Днепра при отвратительной игре с нашей стороны. Помню, играем на «Днепр-Арене», заперли нас, чуть ли не во вратарской. Мы только отбивались, но в итоге выиграли – 3:1. Ротань тогда еще сказал: «Мы им пасик, а они нам голик». 

Не скажу, что мы как-то по-особому настраивались на Днепр. Подготовка была обычная, как и на другие команды. А вообще, с сильными клубами мы играли дисциплинировано. Да и настрой другой, когда понимаешь кто перед тобой. К тому времени, я уже более-менее остыл, повзрослел. Уже не держал обид на Днепр. 

«В перерыве матча с Фейеноордом Вернидуб сказал: «Вы еще в свои ворота забейте». Мы так и сделали»

– Ваши первые впечатления от Юрия Вернидуба? Он ведь в референдуме «УФ» выиграл звание лучшего тренера Украины 2023 года.

– Он тогда только начинал свою самостоятельную тренерскую карьеру. Видно было, как поначалу он волновался. Задача перед ним стояла очень серьезная – оставить команду в Премьер-лиге. Что сказать? Хороший тренер, его результаты говорят сами за себя. Мы хорошо поработали зимой, здорово провели концовку чемпионата: в гостях не уступили Днепру, выиграли у Ильичевца и Таврии. В итоге заняли 10 место. 

– Вернидуб – самый эмоциональный тренер, при котором вам довелось играть?

– Наверное, да. 

– Эмоции Вернидуба проявлялись только, когда команда была на поле, или переносились и в раздевалку?

– Конечно, были моменты, когда он и в раздевалке мог дать волю эмоциям. Когда видел, что что-то не то в игре. Старался достучаться до нас на эмоциях. Где-то напихать. А вообще, он чувствовал, когда надо повысить голос, а когда, наоборот, ситуацию сгладить. 

– Он мог сорваться, накричать на кого-то из игроков?

– Наорать мог. Но лично на меня он никогда голос не повышал. Возможно, потому, что я всегда качественно выполнял свою работу. С Юрием Николаевичем у меня всегда были замечательные рабочие взаимоотношения.

– Лучшие качества Вернидуба, как тренера?

– Футбольный человек, фанат своего дела. А еще трудоголик и хороший психолог. Тонко чествует, когда нужно закрутить гайки, а когда, наоборот, отпустить, расслабить. Дать футболистам спокойно работать, и не повышать на них голос. 

– Самое яркое футбольное впечатление о периоде, проведенном в Заре? Не сильно ошибусь, если назову игру раунда плей-офф Лиги Европы в Роттердаме с Фейеноордом (4:3)?

– Не ошибетесь. Я никогда не забуду тот уникальный матч. У меня он и сейчас перед глазами стоит. Поначалу Фейеноорд начал нас хорошенько утюжить. Забил первый мяч, второй... Идем мы на перерыв, заходим в раздевалку. Николаевич, конечно, вставил там некоторым ребятам. Говорит: «Все, что можно было сделать плохого, вы уже сделали. Осталось только в свои ворота забить». 

И тут мы выходим на второй тайм, проходит несколько минут, и Максим Белый срезает мяч в свои ворота. Так счет стал 3:0 в пользу Фейеноорда. Я еще в игру не вступал, на замене сидел. Помню, Вернидуб присел и говорит: «Ну, все – полный капец». И тут все меняется. Малиновский со штрафного делает первый гол. Потом угловой, и Белый забивает еще один мяч, но уже в ворота соперника. Ну, а третий гол – маленький шедевр Малиновского. Я хорошо этот момент запомнил. Руслан, находясь в середине поля, нанес по воротам сумасшедшей силы удар, и мяч оказался в сетке. 

Обидно, не дотерпели мы пару минут. Отсутствие опыта подобных игр, у большинства ребят, сыграло свою роль. В некоторых моментах, можно было сыграть проще. Где-то я и себя упрекал. На последних минутах был штрафной. Мне надо было просто взять мяч и держать его. Ну, получил бы я горчичник, зато убил бы время. А так быстро мяч разыграли, его вернули к нашим воротам и забили нам решающий победный гол. 

– Там, кстати ошибся Малиновский?

– Да. Руслан хотел отдать точный пас на партнера, но мяч перехватили, и понеслась голевая комбинация на наши ворота. 

– Сильно расстроились?

– Молодые ребята плакали, прямо на поле. А я, как мог, пытался их успокоить.

– А вы когда-нибудь плакали на поле, или в раздевалке?

– Я? Никогда. 

– В групповой этап Лиги Европы Заря не попала. Много потеряли в деньгах?

– Думаю, да. Нам полагались хорошие бонусы за выход в групповой турнир. Кстати, в Заре, все, что нам обещали, всегда выплачивали. 

– Вы не выиграли ни одного титула за карьеру. А могли, например, взять Кубок Украины!

– Да, мог. Но так получилось. Не могу сказать, что в финале Шахтер сильно нас превосходил. Может, на каких-то позициях. Но мы вышли на игру и уже на первой минуте пропустили. Алексей Белик нам забил. Быстро пропущенный мяч, конечно, сказался на нашей дальнейшей игре. 

– Жалеете?

– Честно, да. Получается, только бронзовые медали чемпионата дважды завоевал. 

– Был ли шанс поиграть за рубежом?

– Мог поехать в россию. Но то, что сейчас происходит, что творят эти варвары в Украине, хорошо, что этого не случилось. Скажем так, визитная карточка у меня осталась не замаранной. 

– А какие-то варианты от других клубов были?

– Может, приходили какие-то запросы на меня в клуб. Но мне о них ничего не известно. Раньше ведь все вопросы решались через клуб, агентов у нас не было. 

– О каком чемпионате мечтали вы?

– Хотелось поиграть в Италии, а еще в Шотландии. 

– Ну, Италия – это понятно, а почему Шотландия?

– Когда мы пару раз играли в еврокубках против шотландских клубов (Абердина и Хиберниана, ‒ прим. А.П.), не знаю, почему, но мне понравился их брутальный футбол.

«В игре со сборной Франции я смотрел на подошвы Анри, в каких он бутсах играет»

– В сборной вам пришлось поиграть немного. Обрадовались вызову в национальную команду?

– Попадание в сборную было для меня огромным достижением. На тот момент я был возрастным игроком – 30 лет. На мечте о сборной уже поставил крест. Не верил, что такое может случиться. И вот у нас в Днепре тренировка. Мы играем двухсторонку, я бью издали и попадаю в девятку. Тут Протасов мне и говорит: «Теперь понятно, почему тебя Блохин в сборную вызывает». Я еще посмеялся, думаю, Олег Валерьевич просто «травит» меня. Пришел домой, а жена сообщает: прочитала новость, что меня вправду вызывают в сборную. 

– Помните дебют?

– С Узбекистаном был товарищеский матч, мы выиграли – 2:1. Потом с Фарерскими островами играл в отборе к Евро-2008. Вышел на поле, когда в игре все уже было решено – мы выигрывали 5:0. Ездил со сборной в Грузию, Литву и Шотландию – был на замене. Когда играли с Францией, на поле провел все 90 минут. Мы тогда сыграли 2:2. 

– Вы сказали, что хотели поиграть в Шотландии. Ваши мысли, когда сборная этой страны забила три мяча в ворота нашей команды, а вы на все это смотрел со скамейки запасных? 

– Да какие тут мысли… Помню, усадили нас запасных, прямо на трибуне «Хемпден парк» рядом с шотландскими болельщиками. Так вот: когда шотландцы нам забивали, их болельщики, тыкали нам, запасным игрокам, «факи» прямо в лицо. Ты сидишь ничего не можешь сделать. Там поддержка у шотландцев была, конечно, сумасшедшая. Помню, Олегу Шелаеву в одном из игровых эпизодов, голову разбили, и Блохин говорит мне: «Иди, разминайся». Я дернулся, и тут же услышал от него: «Нет, сиди»:) Так и не выпустил он меня на ту игру. А я так рвался в бой. 

– Зато домашнюю игру против Франции вы отыграли от звонка до звонка.

– Да, но мы перед этим еще с Италией играли. Та игра для меня очень запоминающейся была. Сидел в запасе и наблюдал, как итальянцы, даже ведя в счете все время, прессинговали наших ребят, сокращая дистанцию. Играли так, что мы даже к их штрафной подойти не могли. 

А с Францией мы, как и с Италией, играли дома – в Киеве на НСК «Олимпийский». Это была завершающая игра отборочного цикла. У французов сумасшедшая, по тем временам, команда. Кого не возьмешь топ-звезда. Кроме Зидана, все в Киев приехали: Анри, Бензема, Рибери, Насри, Диарра, Мекелеле, Тюрам, Галлас… 

– Вы играли в опорной зоне. Какое задание выполняли?

– Я играл в том матче больше центрального защитника, но мог выдвигаться в опорную зону. Последнего защитника у нас играл Ващук. Я и Федоров действовали над ним. 

– Может, кого-то персонально опекали? 

– Больше приходилось действовать против Анри и Бензема, они часто менялись местами. Помню, когда Анри бросал мяч из аута, я смотрел на его подошвы. Понравились мне бутсы, в которых он играл. 

– И в каких же?

– В Reebok. Я всегда играл в бутсах фирмы Adidas – это в клубе. А в сборной мне выдали Nike, был контракт, согласно которому мы получали их бесплатно. 

– Какие воспоминания остались от работы под руководством Олега Блохина?

– Я не могу ничего плохого о нем сказать. Обладатель Золотого мяча, как-никак. Авторитет у него. Сразу было видно, кто здесь главный. Все время – Я! Я! 

– Вы выходили на поле против многих очень сильных футболистов. Лучший футболист, против которого вы играли?

– Анри и Бензема. 

– А чья игра оставила наибольшее впечатление?

– Клода Макелеле. Как он читал игру! Меня это просто поразило. Они с Лассана Диарра в паре играли. Гениально просчитывали ситуацию, на десять шагов вперед. Всегда оказывались там, куда прилетал мяч. 

– Какой матч, сыгранный вами, наиболее часто вспоминаете, а какой хочется забыть в первую очередь?

– С удовольствием вспоминаю, не один конкретный матч, а всю европейскую компанию Днепра – 2004 года. В групповом турнире мы заняли первое место. Обыграли Брюгге, Аустрию, Утрехт, уступили только Сарагосе. Я тогда от звонка до звонка сыграл во всех матчах. 

До сих пор занозой сидит игра на Кубок с Таврией в 2003 году. Играли дома, на «Метеоре». Перед этим мы не смогли обыграть запорожский Металлург (0:0 на Метеоре, ‒ прим. А.П.). Я неплохо отыграл тот матч, но меня Кучеревский вдруг не ставит против Таврии. Сижу в запасе, обижен немного. Игра нам дается, к 30-й минуте ведем – 3:0. И вдруг, в концовке тайма Езерский получает повреждение, и меня выпускают на поле. Тут же я сбиваю игрока, и мне показывают желтую карточку. Назначают штрафной, до ворот далеко, но грузин, играющий в Таврии (Ионанидзе, ‒ прим. А.П.), бьет. Я стою в стенке: случился рикошет от моей спины и мяч, немного изменив направление полета, оказался в сетке ворот. Тут же я грубым приемом укладываю на газон еще кого-то. Думал, вторую желтую дадут, но судья простил меня (судил встречу арбитр Ярковой из Фастова, ‒ прим. А.П.). 

Кучеревский с суровым лицом вошел в раздевалку и сказал, что ему такая игра не нужна. В итоге – обратная замена. В общем, за десять минут, которые я провел на поле, натворил таких дел! Сейчас со смехом вспоминаю ту игру, а тогда мне было не весело. 

«Страшно было ехать в машине, когда Костышин за рулем»

– У вас есть хобби? Может, коллекционировали что-нибудь?

– Да. Футболки одно время собирал, потом надоело, бросил. За свою карьеру я много раз менялся футболками с соперниками. Штук тридцать сорок у меня их было. Среди них есть футболка сборной Франции. Футболка Шевченко с его автографом. Футболка сборной Македонии откуда-то оказалась у меня. А вот футболку сборной Италии мне после матча выдернуть не удалось. Жаль. 

– Ваша первая машина?

– В 2000 году я пришел в Днепр и буквально через полгода купил BMW - 520 черного цвета, можно сказать, бандитская машина. 

– А у кого в Днепре была самая крутая тачка?

– В основном, ребята ездили на Мерседесах. Тогда только появляться стали обновленные машины Е-Класса. Олег Венглинский такую машину себе купил. 

– Ваш друг Костышин на Мерседесе рассекал. Вам не приходилось с ним ездить, когда он за рулем?

– Ну как же, доводилось. Скажу прямо – страшно было ехать в машине, когда Костыха за рулем. Я с ним и по Днепру ездил и в Киев. Стрелку на спидометре он ложил – 250. Выдавливал из машины, сколько мог. Путь от Днепра до Киева он преодолевал за, по-моему, 2 часа 45 минут. И тут же ехал на СТО менять тормозные колодки, потому что их уже не было. 

– Гаишники останавливали?

– А как же! Но в то время, особенно если ты игрок Днепра, легко было договориться. Некоторых узнавали и отпускали. Бывало, отмазывались, нарушая закон:) 

– Вас часто штрафовали за нарушение дисциплины?

– Нет. Я дисциплинированный человек, поэтому больших штрафов у меня никогда не было. Так, по мелочам, где-то опаздывал, может, за желтые карточки. 

– Вы человек не пьющий и не курящий?

– Ну, это вы уж слишком. Я не ханжа, я нормальный человек. Могу немного выпить, позволить себе выкурить сигарету, особенно после игры. Не скажу, что я заядлый курильщик, но иногда могу подымить. Я ведь, когда играл, курил нечасто. Изредка баловался, когда приспичит. Одну-две сигареты в день, не более. 

– Сколько курильщиков в ваше время было, например, в Днепре?

– Если брать в процентах, то где-то 60. 

– С виду вы добрый человек. Страдали из-за доброты? Может деньги кому-то одалживали?

– Конечно, не без этого. 

– Возвращали всегда?

– Не всегда. Есть такие люди, которые так и не вернули мне долг.

– Простили?

– Простил. Ничего страшного. Бог им судья. 

Досье FanDay.net

Александр Грицай родился в Чернигове 30 сентября 1977 года. Опорный полузащитник. Воспитанник Черниговской СДЮШОР – первый тренер Валерий Никифорович Подгорный.

В Днепре с 2000 по 2009 год. В 2009 году выступал в аренде в криворожском Кривбассе, в 2010 по 2012 – в киевском Арсенале. Летом 2012 года подписал контракт на три года с луганской Зарей.

В национальной сборной Украины провел три матча.

Бронзовый призер чемпионата Украины сезона 2000/01 и 2003/04 гг. Финалист Кубка Украины 2004 года.

Во всех турнирах (1997-2014 гг.) провел 509 игр, 12 голов. В Высшей лиге/УПЛ – 354 игры, 9 голов. В Первой – 70 игр, 3 гола. Кубок Украины – 47. Еврокубки – 35.

По окончании игровой карьеры работал помощником Юрия Вернидуба в луганской Заре, Ивана Федыка в львовском Рухе, главным тренером в ВПК-Агро (Первая лига), тренером-аналитиком в тренерском штабе СК Днепр-1 Александра Кучера. 

Напишите первый комментарий

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.