«Йерро подошел к папе и сказал, что он будет играть в Реале»: сын Ильи Цымбаларя рассказал неизвестные истории об отце

Василий Хаджи
Василий Хаджи
Просмотров 12817
3 голоса
«Йерро подошел к папе и сказал, что он будет играть в Реале»: сын Ильи Цымбаларя рассказал неизвестные истории об отце
Сергей Цымбаларь с юными подопечными, фото: из личного архива
4
0
Комментариев 0

Одесский гений, которого носили на руках болельщики московского Спартака и которым восторгалась вся футбольная Европа: сын Ильи Цымбаларя рассказал FanDay.net о главном российском таланте 90-х годов, рожденном в Одессе.

Старший сын Ильи Цымбаларя в эксклюзивном интервью FanDay.net рассказал о том, каким человеком был его отец, за что он сидел на гауптвахте, как Фернандо Йерро звал его в мадридский Реал, а Арсен Венгер – в лондонский Арсенал, и почему главный российский талант 90-х годов так рано ушел из жизни и еще раньше завершил игровую карьеру.

 

В детстве я обожал Илью Цымбаларя. Это был первый футболист, от игры которого я в прямом смысле фанател. Рисовал его изображения в школьных альбомах, пришивал четверку на спину любимой футболки, копировал походку и финты.

Человек-оркестр, игрок с невероятной левой ногой, запоминающейся техникой, сумасшедшим видением поля, мхатовскими паузами на шаге и, по словам очевидцев, юморист, каких поискать. Шутил, как и принято у одесситов, одним-двумя словами, но от хохота ходуном ходила вся раздевалка.

В Одессе на Цылю «ходил» целый стадион. Это вообще явление редкое, когда «ходят» не на команду, не на зычного соперника, а на конкретного игрока. Это присуще не экранным, а народным звездам.

До сих пор перед глазами его гол мадридскому Реалу в Лиге чемпионов и итальянцам на Евро-96. Карьера сложилась блестяще, но могла выйти еще лучше, если бы не обилие травм, заставивших уйти раньше срока. В жизни – та же история. 

44 года слишком мало для человека, но для волшебников, подобных Цымбаларю, достаточно, чтобы надолго остаться в памяти таких пацанят, как я.

У Цыли осталось два сына – Сергей и Олег. Со старшим из них мы созвонились накануне и разговаривали целый час. Могли и дольше, но тогда пришлось бы из эксклюзивного интервью для FanDay.net делать книгу мемуаров.

Музыкальный прадедушка, Марадона и гауптвахта

- Сергей, ваша семья является обладательницей по-настоящему уникальной фамилии. Вам известно ее происхождение?

- Честно говоря, несколько раз поднимали этот вопрос, но так и не нашли ответа. Точно знаю, что такой фамилии больше ни у кого нет, и она нигде не встречается. Как говорится, в единственном экземпляре. Если встретите Цымбаларя, то это в любом случае наш родственник. Правда, есть и фамилия, которая пишется не через «ы», а через «и» – к нам она никакого отношения не имеет.

Еще ходили такие слухи, не знаю, легенда этот или нет, что наш прадедушка был музыкантом и играл на цимбалах (струнный ударный музыкальный инструмент трапециевидной формы, – прим. FanDay). После войны, когда документы были утеряны, при регистрации сказал, что его фамилия Цымбаларь. 

- Наверняка, с такой редкой фамилией, вас частенько спрашивают, не сын ли вы известного футболиста?  

- Бывает, конечно. Я сейчас тренирую детей, и часто их родители, видя визитки, спрашивают, брат я или какой-то другой родственник Ильи Цымбаларя. 

- Сейчас в футболе очень трудно найти игрока, который по типажу, по манере игры хоть чем-то напоминал вашего отца. Сам-то он пытался на кого-то походить?

- В детстве ему нравился Марадона. Такой же левша, как и он сам.

- Он вам рассказывал, как начиналась его футбольная жизнь? 

- Начинал играть в Одессе, потом занимался в киевском спортивном интернате, а когда пришло время проходить срочную военную службу, вернулся в Одессу, где выступал за СКА. Кстати, в армии произошел интересный случай. 

Ближе к концу службы отца позвали в Черноморец. И вот главнокомандующий Одесского военного округа открывает газету, доходит до рубрики спорт и читает, что Черноморец сыграл вничью с тбилисским Динамо, а гол забил Цымбаларь, который по идее еще должен нести службу и играть за СКА. В итоге был серьезный скандал. Черноморцу кое-как удалось замять этот конфликт, но папе пришлось сесть на гауптвахту. 

«В квадрате прокинул мяч между ног Романцеву – тот потом ходил обижался»

- У большинства любителей футбола имя Ильи Цымбаларя ассоциируется с московским Спартаком, в составе которого он стал шестикратным чемпионом России и блистал в еврокубках. Трудно далось решение переехать из Одессы в Москву?

- Его позвали в Спартак вместе с Юрой Никифоровым (бывший игрок Черноморца Спартака, хихонского Спортинга, голландского ПСВ и сборной России, – прим. FanDay). Долго раздумывать они не стали. Собрали вещи и поехали. У них было два варианта продолжения карьеры – киевское Динамо либо московский Спартак. Выбрали Москву, потому что спартаковский стиль игр подходил им больше.

- На прощанье ваш папа подарил родному городу первый в истории Кубок Украины, забив победный гол в ворота Металлиста в дополнительное время финального поединка. Что для него вообще значила Одесса?

- Все. Как и для любого одессита. Есть такое выражение: «Где родился, там и пригодился». Мы ведь большую часть сознательной жизни прожили в Москве и все равно вернулись домой. Я первый не выдержал, следом вернулись родители, а затем и брат подтянулся. Можно, конечно, куда-то съездить дня на три-четыре, но все равно тянет в Одессу.

- С чем, на ваш взгляд, связана такая безусловная любовь одесситов к родному городу?

- Это в крови. Здесь живут другие люди. Более открытые, более добрые. Море, южный город, порт, веселье, особое чувство юмора. Одесситы в любой ситуации пытаются найти больше позитива, чем негатива. 

Часто общаюсь с Андреем Ворониным (бывший нападающий сборной Украины, который сейчас работает помощником главного тренера московского Динамо, – прим. FanDay), который приезжает в Одессу каждое лето. Его часто спрашивают, где ему комфортнее – в Дюссельдорфе, Москве или Одессе – и он всегда, не задумываясь, называет родной город.

- Ваш отец, как и многие одесситы, за словом в карман не лез и среди нескольких поколений спартаковцев слыл главным балагуром. Есть какие-то шутки, которые вам особенно дороги?

- Сразу и не вспомнишь. Такое не заучишь. В любой напряженной ситуации он мог разрядить обстановку одним-двумя словами. 

- Крылатые фразы у него были?

- Все его фразы можно было назвать крылатыми. 

- Легендарный тренер Спартака Олег Романцев в своей автобиографии называет Цымбаларя хранителем спартаковской семейственности и своим любимчиком. Сам отец чувствовал эту любовь?

- Думаю, что да. Была история, когда, играя в квадрат, папа прокинул мяч между ног и Романцеву, и его помощнику Александру Тарханову. Так Романцев потом ходил обижался на него, мол, субординацию не выполняет. Но на поле все равны.

«Йерро сказал папе, что в следующем году он будет играть с ним в Реале»

- Вы наверняка видели много матчей с участием вашего отца. Какая игра самая любимая?

- С Реалом, конечно (30 сентября 1998 года Спартак обыграл Реал в Лиге чемпионов со счетом 2:1, а Цымбаларь на 72-й минуте сравнял счет роскошным ударом со штрафного, а затем начал победную атаку, – прим. FanDay). 

После игры капитан мадридцев Фернандо Йерро подошел к папе и сказал, что в следующем году он будет играть в Реале. Тогда это восприняли как шутку, но позже испанцы действительно выходили на Спартак с конкретным предложением. Правда, договориться так и не удалось. И этот переход, как и все остальные, сорвался.

- Какие еще клубы претендовали на Цымбаларя?

- Точно были варианты с Лацио и Галатасараем. Во время Евро-1996 (Цымбаларь забил итальянцам, став автором первого гола сборной России в финальных турнирах чемпионата Европы, – прим. FanDay) папу и Никифорова готова была забрать Перуджа, но Спартак снова не отпустил.

Кроме того, папа ездил на просмотр в лондонский Арсенал. Пробыл там неделю. Арсен Венгер был им доволен, но до подписания контракта дело опять же не дошло.

- Две голевых передачи на ЧМ-94, гол на ЧЕ-96 – ничего бы этого не было, если бы ваш отец не сменил гражданство и не начал выступать за сборную России. Как далось ему это решение, ведь перед отъездом он успел сыграть три товарищеских матча за сборную Украины?

- Во-первых, в отборе на чемпионат мира 1994 года Украина еще не участвовала, а для любого футболиста важно играть, так как карьера быстротечна. Во-вторых, на тот момент Союз только распался, и Россия с Украиной еще воспринимались как единое целое. Поэтому тогда смена гражданства не была столь серьезным шагом, как это выглядит сегодня. Об этом даже никто не задумывался, как мне кажется. 

Не могу утверждать, так как мне тогда было всего шесть лет. Но кроме папы, тогда за сборную России начали играть и другие украинцы – Канчельскис, Онопко, Юран, Никифоров… Я думаю, их мотивировала возможность выступить на чемпионате мира и чемпионате Европы. Для любого футболиста это очень важные события.

- Вас, кстати, не брали на те турниры?

- Мама поехала с папой. Жены футболистов тогда ездили со сборной, это была нормальная практика. А вот детей не брали. Мы сидели дома с бабушками и дедушками. 

«Маркевич не верил, что Цымбаларь еще может приносить пользу. Пришлось заканчивать»

- Пять операций (три на коленях и две – на паховых кольцах) оставили существенный отпечаток на здоровье вашего отца. Это из-за них он завершил карьеру в 33 года?

- Каждый год ему делали по пять уколов в больные колени. Это не очень приятные процедуры. Заканчивал он в Анжи. Когда пришло время делать очередную серию уколов, в команду как раз пришел Мирон Маркевич. Он не стал ждать, когда папа восстановиться. Видимо, не поверил, что Цымбаларь еще может приносить пользу. В итоге отцу предложили должность вице-президента махачкалинского клуба. 

Он немного поработал, понял, что бумажками заниматься – это не его и что ему надо на поле. Тогда в Москве он встретился с Андреем Червиченко (бывший президент Спартака, – прим. FanDay) и пошел работать в спартаковскую академию. 

- Насколько я знаю, проблемы с травмами были вызваны тем, что Цымбаларя, кроме соперников, не щадили тренеры, которые не давали ему полностью восстановиться от повреждения и раньше положенного времени бросали в бой. Так ли это?

- Яркий тому пример история с легендарным матчем против французов. В 1999 году сборная России собиралась во Францию на важнейший поединок отборочного турнира Евро-2000 (того самого, в котором Шевченко забьет знаменитый гол Александру Филимонову, – прим. FanDay). 

Папе только прооперировали паховые кольца и он еще даже не тренировался. Успел только два раза по кругу пробежаться. И вот Романцев, который тогда же работал и в сборной, взял его во Францию. Якобы для поднятия командного духа. Сначала папа удивился, что он вообще полетел с командой. Потом удивился, что попал в заявку на игру. 

Романцев хотел выпустить его еще в первом тайме, когда травму получил Мостовой, но папа запротестовал и в итоге на замену вышел Хохлов. И все-таки в концовке встречи его выпустили на поле (Цымбаларь заменил Тихонова 72-й минуте при счете 1:2, а на 86-й минуте проскользнул между двумя защитниками и выкатил мяч на пустые ворота Карпину, который забил победный гол в ворота действующих чемпионов мира – 3:2, – прим. FanDay).

«С Тарибо Уэстом выпили ящик пива и после этого говорили на одном языке»

- Прошла всего неделя после триумфа на «Парк де Пренс», а Илья Цымбаларь уже летел открывать олимпийский стадион в Сиднее, где сборная мира должна была сыграть с австралийцами. Как он отреагировал на такое приглашение, ведь до него за сборную мира играли только трое выходцев из СССР – Яшин, Блохин и Дасаев?

- Представители ФИФА позвонили в клуб, после чего кто-то из руководства Спартака сообщил эту новость папе. Он, конечно, обрадовался такому приглашению, но совсем не обрадовался тому, что ему с его больными коленями придется лететь больше суток в самолете.

- Что-то рассказывал о той поездке?

- У него была такая фраза: «Есть что вспомнить, нечего детям рассказать». Поэтому многих подробностей я не знаю. Точно могу сказать, что жили они в одной комнате с Тарибо Уэстом (бывший игрок Интера и сборной Нигерии, олимпийский чемпион, – прим. FanDay). Папа не говорил на английском, Уэст, понятное дело, не знал ни одного слова по-русски. В итоге взяли ящик пива и быстро нашли общий язык. 

Тарибо Уэст

Еще на отца произвело впечатление, что Кристиан Вьери, не стесняясь, курил в душе после игры. За границей это нормально, там никто этого не скрывает и не прячется. Можно и пива выпить, и сигарету выкурить после матча.

- Отец покуривал?

- Ну, конечно, но не так часто, как Романцев, который курил одну сигарету за другой. Захотелось покурить, взял сигаретку – выкурил. Самое главное, что это не мешало ему играть. Если бы мешало – не курил. 

- Есть легенда, что футболку сборной мира Цымбаларь по прилете в одном из ресторанов подарил Сосо Павлиашвили. Это правда?

- Вполне может быть. Вообще все футболки до сих пор находятся в Москве. Их очень-очень много. Его футболок осталось пару штук, остальные все были раздарены. В основном остались те, которыми он обменивался с игроками других команд. 

«Для папы стало большим ударом, когда Спартак выставил его на трансфер»

- Как так произошло, что человек, который в июне помог добить чемпионов мира на «Парк де Пренс» и сыграл за сборную планеты, а менее чем за год до этого забил роскошный гол Реалу и был капитаном Спартака, уже через несколько месяцев оказался не нужен московскому клубу?

- Как это возможно, лучше спросить у тогдашнего руководства Спартака и у Олега Романцева, потому что наша семья до сих пор не может этого объяснить. Внешне отец никак не показывал свою реакцию на то, что его выставили на трансфер, но для него это стало приличным ударом. 

В последнее время Романцев все реже выпускал его в основном составе, ничем этого не объясняя. Поэтому, повторюсь, этот вопрос лучше задать Олегу Ивановичу. Думаю, многие хотели бы услышать на него ответ.

- Из Спартака Илья ушел в 30 лет. Возраст для футболиста не критичный, но дальнейшая карьера не сложилась. Почему?

- Возможно, психологически повлияло то, как с ним некрасиво расстался Спартак. При этом нельзя сказать, что он сразу закончился как футболист. С московским Локомотивом папа выиграл Кубок России, причем победный мяч в финале в ворота ЦСКА забил именно он. В Анжи тоже были неплохие матчи. Помню, как обыграли тот же ЦСКА и папа забил со штрафного. Играли в Кубке УЕФА с Глазго Рейнджерс.

- Тренерская карьера у вашего отца тоже не задалась. Почему так?

- Всюду были проблемы с руководством. Единственный президент клуба, с которым у него были нормальные отношения – Червиченко. Папе нравилось, что тот не лез в тренерскую работу и полностью доверял тренерскому штабу. 

Когда папа тренировал спартаковский дубль, по средам на стадионе «Алмаз» играли ветераны. Там же бегал Червиченко и мы с братом. После футбола они могли с ним сесть в раздевалке и нормально обо всем пообщаться. С остальными руководителями были проблемы.

«Что папа перестал быть моим тренером, узнал по дороге на игру»

- Почему он ушел из дубля Спартака?

- Червиченко убрали из клуба. Генеральным директором стал Юрий Первак. Мы как раз были в Одессе. Вернулись в Москву, папу вызвали в клуб. Он тогда был главным тренером дубля, а я играл за дубль. 

Мы с командой сидели в автобусе перед выездом на базу в Тарасовку, где должны были сыграть двусторонку с основой Спартака. Я знал, что папа в этот же день встречался с клубным руководством. И тут в автобус заходят Сергей Родионов и Геннадий Морозов, которые представляются новыми тренерами дубля. Я был в шоке.

Как я понял, папа с Перваком не сошлись во взглядах. Он не стал ни под чью дудку плясать, развернулся и ушел. В других командах была похожая ситуация. Рязанский Спартак он вывел в Первую лигу, но потом был вынужден уйти, так как не мог смотреть в глаза футболистам, которым обещали нормальные премиальные за выход во второй дивизион, но ничего не выплатили. 

- Последние два года он сидел без работы?

- Да. Из-за его категоричности в вопросах управления командой ему перестали поступать предложения из других клубов. Он эти моменты очень сильно переживал. Человек всю жизнь провел в футболе и ему, конечно, было больно смотреть на то, что происходит.

- Это могло повлиять на его ранний уход из жизни?

- Конечно. Он все держал в себе, ничего не показывал, когда ему плохо. Носить весь негатив в себе, как известно, тяжелее. Сам себя накручивал…

«Младший брат ходил по школе и хвастался, кто его отец, а потом за это получил от него по шапке»

- Цымбаларь – один из немногих футболистов, на которых «ходили» вне зависимости от уровня поединка. Вы ощущали безграничную любовь болельщиков к своему отцу?

- Запомнились битком забитые стадионы. Когда папа выходил на поле, трибуны сходили с ума. Особенно, в Махачкале это мне почему-то запомнилось. Часто подходили на улице, просили автограф или сфотографироваться. Он скромничал, но понимал, что это часть его работы.

- Раз уж заговорили за скромность. Каким в быту был ваш отец?

- Добрый, отзывчивый, честный. Он никогда не пытался показаться кому-то хорошим. Был таким, какой есть. Прямой, открытый, никогда не юлил. Если не хочет чего-то делать, то его не заставишь. С чувством юмора тоже все было в полном порядке.

- Когда он был самым счастливым на вашей памяти?

- После игр всегда был веселый. Не только он, все радовались вокруг. Лично я всегда помню его только улыбающимся почему-то. У жизнерадостного человека, наверное, и не может быть иначе.

- А слезы хоть раз видели в его глазах?

- Когда его мама умерла. Он тогда работал главным тренером в Нижнем Новгороде, и я как раз туда только приехал из Одессы, когда ему позвонили и сообщили эту печальную новость. 

- Никифоров рассказывал, что незадолго до смерти ваш отец признался ему, что чувствует себя виноватым, но так и не признался, в чем. Юрий считает, что Илья переживал как раз из-за того, что его не было рядом, когда умерла мама. Могло такое быть?

- Может быть. Но он тогда сразу бросил работу, приехал в Одессу и лично занимался похоронами. 

- Чему вы с братом научились у папы?

- Он всегда нам говорил, что надо оставаться людьми. Мой младший брат всегда вспоминает историю, когда он маленький ходил по школе и налево и направо хвастался, кто его отец, а потом за это нормально так получил от него по шапке. Мы это запомнили на всю жизнь и больше никогда, нигде и ничем не хвастались. 

Папа научил нас скромности, человечности, тому, что за тебя должны говорить поступки, а не слова. Сначала что-то сделай, а потом говори. К сожалению, сегодня сплошь и рядом встречаются люди, которые хороши на словах, а не на деле.

«Его смерть вообще ничего не предвещало, поэтому для нас это был шок»

- Пока отец был без работы, чем он занимался?

- Ничем особенно не занимался. Я тренировал детей, он приезжал ко мне на тренировки. По пятницам сами собирались и играли в футбол. В теннис-бол играли.

- Вам хоть раз удавалось у него выиграть?

- Нет (смеется). Не знаю вообще, обыгрывал его кто-то в теннис-бол когда-либо. Это было тяжело.

- А в квадрат он хоть раз заходил?

- Заходил, когда не получалось мяч между ног кому-то пробросить. 

- Где вы были 28 декабря 2013 года?

- В Одессе. Папа поехал поздравить с днем рождения племянника, остался с ночевкой. Утром племянник позвонил и сказал: «Илюши больше нет». Оторвался тромб. Его смерть вообще ничего не предвещало, поэтому для нас это был шок. На тот момент я никак не мог поверить. 

Сначала держался, так как на меня свалились все хлопоты, связанные с организацией похорон. Брат был в Москве, срочно вылетел в Одессу, но я его не стал трогать, так как нужна была холодная трезвая голова, чтобы все это провести. А после похорон, меня, конечно, накрыло.

Это случилось перед Новым годом. Не хотелось ни праздника, ни чего-либо еще. 30-го были похороны. Новый год не отмечали. Выехали в центр. Постояли на Думской площади, дождались полночи и поехали домой.

«Были удивлены, что на матч памяти пришло столько народу – центральная трибуна была забита»

- В позапрошлом году мне довелось побывать на Таировском кладбище. Очень красивый памятник там установили. Его установкой занималась ваша семья или кто-то помогал?

- Помогали футболисты, бизнесмены, политики, болельщики. Все, кто хотел отдать дань памяти хорошему человеку. Открыли памятник, организовали матч памяти и возложили цветы к звезде Цымбаларя на «Аллее славы» возле стадиона «Черноморец». Мы были приятно удивлены, что столько народу пришло на ту игру. Вся центральная трибуна была забита.

- Кто принимал участие в том поединке?

- Играла моя команда против команды моего брата. Сыграли вничью 6:6. На поле выходили Канчельскис, Воронин, братья Никифоровы, братья Нижегородовы, Мороз, Шматоваленко, Буряк, Ващук, Яремчук и многие другие. Кроме того, каждый год на папин день рождения мы проводим детский турнир.

- Ваш отец хотел, чтобы вы с братом продолжили футбольную династию?

- Он никогда нас не заставлял. Говорил: «Если вы сами хотите играть в футбол, я вас поддержу». Мы захотели. Когда с детства варишься в этой кухне, трудно представить себя в чем-то другом. Футбольная карьера сложилась не лучшим образом, но вся жизнь до сих пор связана с этой игрой.

- Почему вы закончили играть в 20 лет?

- После дубля Спартака еще немного поиграл в дубле Черноморца, съездил к отцу в Нижний Новгород, а потом была травма спины, которая не позволила играть дальше. Долго лечился и понял, что тяжело будет вернуться на высокий уровень. 

Уже тогда начал думать, чем могу и буду заниматься. Пошел тренировать детей. Был период, когда вместе с Александром Спицыным три года тренировали Черноморец U-19. И результаты были хорошие. 

- Почему ушли?

- Нам просто сказали, что вы больше здесь не работаете. Сергей Керницкий ушел с поста генерального директора, пришел Анатолий Мисюра, а меня, Спицына и Геннадия Нижегородова убрали из клуба.

- Обратно не зовут?

- Нет. Я тренирую детей от трех лет и старше в новом одесском клубе FC Lions. Пока у нас только детская академия, но на будущее хотим сделать и взрослую команду.

- Вы тренируете детей, а брат чем занимается?

- Сейчас занимается недвижимостью в Одессе.

«У нас дома после игр собирались спартаковцы и пили пиво с раками»

- Как вы относитесь к очередной смене руководства в главном одесском клубе?

- Верю, что она пойдет ему на пользу. Смотрел Winter Cup. Очень понравилась и игра, и новые игроки. Надеюсь, что будет возрождение Черноморца, потому что последнее время было больно смотреть, как команда тухнет. Клуб с такой историей из города с такой историей должен всегда оставаться в топе.

- Одесса не принимала команду, собранную из динамовских дублеров?

- Да. Слышал много недовольства от болельщиков, которым не нравилось такое количество арендованных футболистов. Это можно было увидеть по посещаемости. Болельщиков на трибунах почти не было. А сейчас на игру с Мариуполем за два дня раскупили пять тысяч билетов. Думаю, что до 27 февраля купят столько же, если не больше.

- Украина пройдет Шотландию в плей-офф чемпионата мира?

- Надеюсь, что да, но это не такой простой соперник, как многие думают.

- Ваш папа, кстати, болел за сборную Украины?

- Да. На чемпионате Европы 2012 года мы с ним все ее игры смотрели вместе.

- Кем он больше себя считал – русским или украинцем?

- Одесситом (смеется).

- Бывший лидер московского Локомотива Геннадий Нижегородов приходится вам родственником?

- Его жена – это родная сестра моей мамы. 

- Ваш отец славился своим гостеприимством. В Москве спартаковцы частенько собирались у вас дома?

- Довольно часто. После игр обычно. Любили пить пиво с раками.

- А что за историю рассказывал Романцев, когда вашего отца не могли найти несколько дней?

- Я тогда был маленький. Не помню подробностей, но была какая-то история. Папа, естественно, нам об этом не рассказывал. Но играли и гуляли нормально. Правда, им это не мешало и на игре не сказывалось. 

Беседовал Артем ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.