«Пока идет война, Шевченко не планирует возобновлять карьеру тренера»: Мыкола Васильков о работе в сборной и украинском футболе

Андрей Пискун
Андрей Пискун
Просмотров 17886
4 голоса
«Пока идет война, Шевченко не планирует возобновлять карьеру тренера»: Мыкола Васильков о работе в сборной и украинском футболе
Васильков и Шевченко в сборной. Фото из личного архива героя материала
4
0
Комментариев 0

Вторая часть эксклюзивного интервью с Мыколой Васильковым на Fanday.net.

В первой части нашей беседы Мыкола рассказал о том, как занимается волонтерством, а сегодня корреспондент Fanday.net решил поговорить с Васильковым о его других проектах, работе в сборной и украинском футболе.

Думаю, «Футболы» заранее готовили увольнение Леоненко и просто нашли причину

— Мыколо, чем ты сейчас занимаешься, помимо волонтерства?

— Мы сняли в Владимиром Мулой еще один фильм — «Национальная сборная». Это кино мы приурочили к 30-летию сборной Украины. Мы хотели показать фильм еще в апреле, но в связи с войной перенесли премьеру. 

Также я принимаю участие в проекте «РестоVратор», пока он сосредоточен на гуманитарной помощи, но со временем мы вернемся к спортивной составляющей. Еще у меня есть Ютуб-канал «ВЗБІРНА», который я завел в июне прошлого года во время Евро. Там уже больше 20 тысяч подписчиков. 

— «ВЗБІРНА» — это чисто твой проект или совместный с Александром Глывинским?

— Этой мой проект, Глывинского мы просто привлекаем, поскольку я уже не работаю в сборной, а это канал о национальной команде. Я начал сотрудничество с VBET и сейчас это уже больше их проект. Но я до сих пор играю важную роль на канале. 

Также у нас есть совместный Ютуб-проект с Фоззи «Пряма Червона». Там мы говорим с футболистами и ветеранами. Канал развивается очень неплохо, как для наших трудных времен. Сначала мы общались с гостями офлайн в баре, а теперь приходится онлайн в Зуме. 

Буду думать также о новых проектах, но волонтерство сейчас занимает очень много времени. 

— Не думал позвать на «Пряму Червону» Виктора Леоненко, чтобы воссоединить легендарное трио из «Третьего тайма»?

— У нас такой формат, что для четвертого места просто нет. Фоззи, как бы, приглашает меня, как друга, и гостя. Мы сидим за барной стойкой, гоняем чаи и разговариваем. Четвертого будет тяжело посадить, для этого придется трансформировать программу. Леон — классный и наш приятель. Мы записали с ним одну программу, он был в качестве гостя, хотели еще и вторую сделать, Витя еще не все сказал. Так что, все возможно.

— ТК «Футбол» уволил Леоненко за его высказывания насчет русских спортсменов. Что думаешь по этому поводу?

— Леон говорит вне политического контекста, как оно есть на самом деле. Он понимает ситуацию российских спортсменов, им лучше действительно ничего не говорить и от них этого ждать не нужно. Он сказал то, что знает. Если эту информацию кто-то не хочет воспринимать, то окей. 

Думаю, если «Футболы» его уволили, то они заранее готовили это увольнение и просто нашли причину. Возможно, их дороги в чем-то разошлись. После этого я еще не говорил с Леоном и ничего конкретного сказать не могу. Скажу лишь, что он мой друг и я буду его поддерживать.

— Леоненко говорил, что ни с кем из канала не общался, а об увольнении узнал из интернета.

— Это наша наполовину советская классика, любят так у нас с людьми поступать. Но я не знаю их внутреннюю кухню и мне сложно комментировать.

Вообще не удивился, что Алиев вступил в тероборону. Ему просто нечего делать, он ничем не занят по жизни

— Давай вспомним твой уход из «ICTV». Ахава в интервью нашему сайту сказала о тебе такие слова: «Есть вещи, которые для меня недопустимы, и я это расцениваю как измену. Он ушел не очень хорошо, его попросили уйти не просто так». Так что тогда случилось?

— Мне очень приятно, что Ахава обо мне до сих пор помнит и рекламирует меня своими высказываниями (смеется, — прим. А.П.).

А в чем я изменил Ахаве, не знаю, у нас не было таких близких отношений. 

— Возможно, не ей, а телеканалу?

— Я ушел из канала, когда мы делали программу «Інший футбол». У меня были свои мысли, как она должна развиваться. Мы делали программу на протяжении трех лет, и я считал, что нужно менять формат, потому что эта тема себя исчерпала. А продюсеры ничего не хотели менять, и я понял, что не хочу заниматься тем, что мне не интересно.

Я начал общаться с «плюсами». Мы тогда запустили на «1+1» программу «Ball Foot», где я был автором. «ICTV» не понравилось, что я параллельно работаю у конкурентов, и я принял решение уйти. 

— Какие у тебя сейчас отношения с Ахавой?

— Никаких, я даже не знаю, где сейчас Ахава. Я видел ее только один раз в Ютубе, она там тоже что-то обо мне говорила. Она сейчас не в футбольной тусовке. Не знаю, почему у Ахавы осталась на меня обида. У меня о ней только прикольные воспоминания. 

Могу сказать, что с «ICTV» у меня остались хорошие отношения.

Когда началась война, сотрудники «ICTV» сидели в бункере, и я даже привозил одежду Карпяку (ведущий «ICTV», — прим. А.П.).

У них не было летних вещей с собой, так что они немного разобрали.

— Сталкивался ли ты в своей карьере журналиста с угрозами со стороны футболистов, тренеров или президентов клубов?

— Конечно. Помню, мне угрожал Милевский. Я когда-то написал колонку «Ярмарка тщеславия», где прошелся по поведению Мили и Алиева, когда они ехали со сборной в самолете после товарняка со Швейцарией.

После этого Милевский спрашивал у людей: «Где этот Васильков? Хочу с ним разобраться». Потом я встретил его на базе Динамо в лифте: «Здрасьте», — «Здрасьте». Я думаю: и это все? Он мне так ничего и не сказал.

Алиев, кстати, не угрожал. Я видел их недавно на футболе, поздоровались. Все нормально. 

На «Іншому футболі» мы делали оригинальный контент: про трусы Милевского, какого цвета бутсы у Алиева, с кем спит Бекхэм, поэтому много людей на нас обижалось. 

— Помню у тебя был сайт «11 на 11» и там опубликовали фото пьяного Рыбки, когда он курил кальян. Были угрозы с его стороны по этому поводу?

— Я этот сайт завел, как платформу для начинающих журналистов, чтобы они имели возможность откуда-то стартовать. И очень часто материалы там выставлял не я. Кто-то из молодых журналистов опубликовал фото Рыбки, хотя им было уже полгода. Где-то они их откопали в соцсетях. Но с Рыбкой у меня не было никаких проблем, он точно не угрожал.

— Ты уже упоминал Алиева. Скажи честно, удивился, когда он ступил в тероборону?

— Вообще не удивился. Алиеву просто нечего делать, он ничем не занят по жизни.

Для него этот движ классный, он наконец-то находится при деле, чем-то занят.

У футболистов после окончания игровой карьеры часто бывает яма. Особенно это касается поколения, которое закончилось на Алиеве. После них футболисты стали более практичными. Уже мало кто бухает, они понимают, что им нужно накопить денег и во что-то их вложить. 

У советских и постсоветских футболистов были провалы в жизни после игровой карьеры. Из них мало кто стал великим тренером или заработал много денег. Вот Блохин, да, он потренировал, заработал денег. А где остальные динамовцы того периода?

— Как думаешь, почему Милевский не пошел с Алиевым в тероборону?

— Даже не знаю. Если честно, то сейчас он мне не интересен. Я с ним не общаюсь. Он не из моей футбольной тусовки. Это раньше Милевский был звездой первой величины в Динамо и обращал на себя внимание. Мы его даже в нашем фильме о национальной команде сняли, хотя его достижения в сборной не такие выдающиеся, но он был личностью в украинском футболе.

У нас весь футбол политизирован и в нем всегда были олигархи и политики. Тимошенко разве что не было

— Во время твоей карьеры на ТВ тебе предлагали когда-то снять заказуху за деньги?

— В период с начала нулевых до 2012 года клубы делали пулы журналистов. Эти журналисты получали от клубов деньги в конверте. Помню, Динамо давало 100 долларов, а Шахтер потом начал давать 200. На СТБ в то время я получал 250 долларов и, если мне кто-то дает 100 — это прикольно, можно сказать, половина моей зарплаты. Я летал со всеми клубами. Также мы делали по заказу клубов фильмы.

— Есть такой материал или сюжет, за который тебе стыдно?

— Не припомню такого. У меня иногда бывает такая штука, что я могу дать непроверенную информацию, где-то ошибиться. Но я это делаю не специально. Фактические ошибки — это мой бич и сегодня.

— Ты неоднократно записывал интервью с Януковичем и Медведчуком. Какое они впечатление на тебя произвели?

— Если честно, не так уж и много. С Януковичем я впервые увиделся на базе Шахтера. Он был с Ахметовым и Колесниковым. Я записал с ним небольшое интервью о Шахтере. Но не могу сказать, что Янукович был сильно интересен спортивной прессе. А с Медведчуком я поздоровался лишь раз во время какого-то зарубежного матча Динамо. Мы с ним даже не общались.

Какое впечатление они произвели?

Медведчук говорит прерывисто, вкрадчиво.  Януковича, наоборот, бывает немного заносит. 

— Янукович разбирался в футболе?

— Тяжело сказать. Он всегда говорил общими фразами: о значимости, о победах, что нужно объединяться. Понятно, что клубы и футбол использовались ими, как политический механизм для работы с электоратом. У нас весь футбол политизирован и в нем всегда были олигархи: Фирташ, Коломойский, Новинский, Ахметов, Ярославский, Суркисы с Медведчуком. Юли [Тимошенко] разве что не было.

— Ты никогда не думал пойти в политику, как некоторые журналисты?

— Никогда об этом не думал. Мне нравится футбол. Это очень большое счастье — заниматься тем, от чего получаешь кайф, да еще и за деньги. Когда Шевченко пригласил меня в национальную команду — это тоже была не совсем моя работа. Я там был советником тренерского штаба и пресс-атташе главного тренера. Раньше я никогда этим не занимался, но это был шанс посмотреть на историю сборной изнутри. Я стал частью команды, а раньше был просто близок к ней, как болельщик и тим-спикер.

У Шевченко в сборной было три железных правила

— Что тебе больше всего запомнилось в периоде, когда ты был в сборной?

— Запомнился сам дух сборной, что ты делаешь что-то «вау». Я полностью отдавал себе отчет, что это временная работа и я там не буду сидеть вечно. Я просто наслаждался, что являюсь частью этой команды. 

— Каким был Шевченко в сборной?

— Он сделал футбольную революцию в национальной команде. Я имею в виду игру первым номером, контроль мяча, выход из обороны в атаку через короткий пас, а не лонгболлами и средними передачами. Это было новаторство для сборной. Даже Леоненко мне говорил, что этого никогда не случится, у нас есть традиции и люди к этому просто не готовы. 

Также у Шевченко в сборной было три железных правила:

Первое — уважать дисциплину и график. Никто не должен опаздывать. Второе — все должны быть одеты в одном стиле. Третье — правило общения. На обедах никто не должен был включать телефоны, должно быть живое общение между собой.

Не знаю, как сейчас, но это много чего дало сборной.

Шевченко, как молодой тренер, много времени проводил на поле, он был близок с каждым игроком. В то время все отмечали особенную атмосферу в сборной. С Шевой мы не были так близки до работы в сборной, у него своя жизнь, у меня своя. Но за эти 6 лет в команде я, как бы, вернулся в школьное прошлое.

— Как у сборной проходил тренировочный процесс? Много кто говорил, что решения принимал Тассотти, а Шева был больше мотиватором?

— Нет, у каждого были свои функции. Шева, возможно, привнес такую историю, которая была у Блохина. У Блохина был Альтман, который давал свои нагрузки, Баль отвечал за свое направление, Кузнецов ставил игру в обороне. Это нормальная практика. 

Шевченко советовался со всеми, но окончательные решения принимал единолично.

В этом плане в сборной был конструктив. Павлов очень правильно сказал о Шевченко: «У него есть смелость, присущая молодым». У нас многие бояться принимать смелые решения, а Шева очень быстро делал выводы из неудач. Это подтверждает хорошая статистика Шевченко в сборной. 

Конечно, у него были и неудачи по разным причинам. Тренеры в сборной очень зависимы от футболистов. Они их не тренируют, а берут тех, кто есть под свою модель. Нужно понимать, что сборная — это не абстрактный набор лучших футболистов на чей-то взгляд, а набор игроков под конкретного тренера. 

— Буяльский с этим мнением может не согласиться. Он лидер Динамо, но в сборной редкий гость.

— Буяльский страдает, потому что схема не под него. Динамо играет не так, как сборная. Буяльский — специфический футболист со специфическими заданиями на поле.

На самом деле, это проблема Буяльского, а не сборной — что он не может подстроиться. 

Играя в Генте, Малиновский мне когда-то говорил, что приезжая в сборную он начинал забывать весь отработанный автоматизм, который был в клубе. Футболистам тяжело меняться в сборной. 

Буя — очень классный парень и футболист, но так случилось. Ему нужно все переварить и, думаю, его лучшие времена в сборной еще впереди. Кстати, он достаточно много сыграл в сборной, так что нельзя говорить, что он изгой. То, что он сейчас мало попадает в сборную — это совпадение обстоятельств, модели команды, его формы и травм. 

— Кстати, какие у тебя отношения в сборной были с Шовковским? Он же на тебя очень долгое время обижался за то, что журналисты перекрутили твои слова и подали так, что ты назвал Шовковского «тупым». 

— У меня много было интервью, за которые на меня обижались. Когда-то пресс-атташе Динамо Леша Семененко мне сказал: «Мыкола, ты себе не представляешь. Недавно мы летели с командой и ко мне подошел практически каждый со словами: «А нельзя с этим Васильковым как-то порешать?» (смеется, — прим. А.П.).

Сейчас с Шовковским у меня прекрасные отношения. Когда Саня пришел в сборную, я сразу провел с ним встречу, и мы хорошо поговорили. Я очень рад, что Шовковский остался в сборной, потому что в перспективе он будет не помощником, а главным тренером. Зная его характер, он использует время в сборной очень продуктивно для себя.

У Шевченко в Киеве только один старенький Range Rover

— Прощальная пресс-конференция Шевченко в Киеве. Что это было и почему так случилось?

— В июле, после чемпионата Европы, он мне сказал, что хочет сделать пресс-конференцию, на которой подобьет итоги его периода работы в сборной. У него как раз заканчивался контракт. Я не знал, о чем конкретно он там будет говорить. 

Он хотел сделать эту пресс-конференцию раньше, но все никак не мог собрать всех тренеров. Шева хотел, чтобы каждый рассказал о своем периоде в сборной: и Тассотти, и Мальдера, и Хара. В итоге, их удалось собрать только тогда, когда тренером он уже не был. Вот такая ирония. 

— Павелко говорил, что УАФ посылала Шевченко письмо с продлением контракта, Андрей Николаевич говорил, что ничего не получал. Так что случилось на самом деле?

— Я не участвовал в их переговорах. Могу лишь сказать, что контракт с ним не продлили. 

— Константин Андриюк написал, что проблема в деньгах. У Шевченко и его тренерского штаба был контракт – 35% – ЗП и 65% – бонус за выход на ЧЕ-2020 и будущий ЧМ-2022. Но старт отбора был провален и Шевченко сказал Павелко: «А давайте изменим условия 65% зп и 35% бонус». Это правда?

— Да я читал, Андриюк написал в Фейсбуке, что Шева очень любит деньги. Там нет никакой существенной информации, чтобы это комментировать, он высказал в социальной сети свое мнение. У нас свободная страна, кто что хочет, то и пишет.

— Артем Милевский в одном из интервью рассказывал, что Шевченко очень жаден и никогда не расплачивался за себя в ресторане, когда отдыхал с компанией. Можешь подтвердить или опровергнуть?

— Чаще всего я всегда плачу за себя сам. Ланнистеры всегда платят по счетам (смеется, — прим. А.П.).

Я видел, что Шева практически всегда угощает всех в ресторане.

Так что у меня о Шеве противоположные от Милевского данные. Может, Милевский за него и платил, я могу говорить только о своем опыте. 

— Шевченко — знатный ценитель автомобилей. Расскажи, какой у него в Киеве автопарк?

— По-моему, у него в Киеве только один старенький Range Rover. Больше здесь я у него автомобилей не видел. Еще когда он играл в Динамо у него был Porsche Panamera, но где он сейчас — не знаю.

Сколько я его видел в Киеве, он постоянно ездит на своем Range Rover, а иногда бывает и вовсе на машине своего одноклассника Гены, он его часто возит на своей Honda Pilot.

— Что Шевченко думает о дальнейшей карьере?

— Я с ним разговаривал и насколько понял, пока идет война, он вообще не планирует возобновлять карьеру тренера. По крайней мере, пока идут активные боевые действия.

Он говорит, что все усилия бросит на то, чтобы использовать свое имя и влияние, чтобы помочь Украине и привлечь как можно больше средств.

Также он запустил совместно с «1+1» проект «Спортивный фронт», главная цель которого — бойкот спортсменов-россиян, которые высказались за войну или не озвучили свою позицию, и всесторонняя поддержка украинского спорта.

— Насколько я понимаю, у Шевченко еще действует контракт с Дженоа?

— Я знаю также, как и ты, из прессы. Мне не совсем корректно спрашивать об этом Шеву. Мне кажется, что действует, но точно не скажу.

— Ты учился в одной школе с Шевченко. Расскажи, каким был в детстве и юности будущая звезда футбола?

— Он моложе меня на три года, а в школе это пропасть. Может быть, я и не сильно бы с ним знался, но мы играли в футбол. Помню, как я сижу в классе и смотрю футбол с третьего этажа. Выходит Шева в адидасовских спортивных трусах из синтетики (он же тогда на Нивках занимался и им дали новую форму). Это было очень ярко на фоне остальных. Он начал водиться и его реально никто даже не трогал, наверное, боялись шорты испачкать (смеется, — прим. А.П.).

Но в футболе тогда у нас были другие лидеры. Мой одноклассник Гена Копейка уже подавал мячи в Динамо. Тогда мы все были уверены, что если из нашей школы кто-то и будет в Динамо, то это Гена Копейка.

Но в итоге так вышло, что Гена стал юристом, а главной звездой нашей школы стал Шева.

— Ты учился в одном классе с сестрой Шевченко Еленой. Андрей Николаевич в одном из интервью сказал, что его мама и сестра отказались покидать Киев во время войны. Как у них дела, не пострадало ли имущество во время обстрелов?

— Шевченко все-таки удалось их убедить выехать. Его мама очень сильно не хотела уезжать, также, как и моя, но он ее уговорил. Теперь они в Италии.

Не знаю, как Петраков, но Шевченко очень много внимания уделял тактике

— Сейчас в сборной нет такой должности, как советник и спикер главного тренера, а высказывания Петракова на пресс-конференциях заставляют иногда хвататься за голову. Не хочешь помочь Васильевичу стать более медийным?

— Нет, такая должность как у меня, была только во времена работы Шевченко. Ни до него, ни после такого уже не было. Слава богу, в сборной есть Александр Глывинский. Это человек, который пришел еще при Маркевиче. Глывинский там стержень, он все знает о футболе. Не думаю, что ему нужна моя помощь.

Что касается пресс-конференций Петракова, он просто очень своеобразный человек и сам принимает решения, что ему говорить. Я или Глывинский можем ему посоветовать что-то, но решение останется за ним.

У меня с Петраковым всегда были хорошие отношения, и я не чувствовал, что он испытывает к журналистам отвращение.

Но мне тяжело судить, что он думает сейчас. Петраков пережил тяжелое время. Для него был неожиданным приход в уже сформировавшуюся сборную. Ему была нужна психологическая поддержка, чтобы перестроится. 

Петраков проиграл только один матч из 12-ти во главе сборной, а это очень хорошая статистика, мы же не топари. Пока что он на коне.

— Ты общаешься с Глывинским, многими сборниками. Какая сейчас атмосфера в национальной команде? Многие говорят, что лидеры сборной не воспринимают Петракова.

— Этого Глывинский мне не рассказывал, но судя по блогу «ВЗБІРНА», атмосфера в команде классная. 

— Но был же у Петракова конфликт с Малиновским. При Шевченко такое тяжело представить.

— Конфликты — это нормально. Шевченко тоже постепенно выводил из сборной старую гвардию. При нем перестали играть Селезнев, Зозуля и другие. Это тоже многим не нравилось. 

Но такого конфликта, как с Малиновским, не было. Руслан — лидер сборной, представитель топ-клуба Италии. И если он по какой-то причине не попадает в сборную, то у него резонно возникает недовольство. А с другой стороны — если ты не подходишь, то нужно понимать, что это сборная и, значит, ты играешь не так, как хочет главный тренер.

Сборная важнее отдельных футболистов.

Я не знаю, как Петраков, но Шевченко очень много уделял времени индивидуальным разговорам с игроками. Он очень много рассказывал о своем видении футбола, как читать разные ситуации и т.д. Если ему кто-то не подходил, то он с ним тоже говорил, объяснял, почему так произошло. У нас же не все склонны разговаривать. Зинченко и Малиновский любят поговорить, а Цыганков и Шепелев — молчуны, их нужно выводить на разговор. Шевченко постепенно сделал так, что все игроки высказывали свои мысли.

— Как тебе сборная Украины Петракова по сравнению с Шевченко?

— Многое в этой сборной осталось от Шевченко. Наследие его революции видно до сих пор. Это подтверждает статистика владения мячом. Сборная до сих пор разыгрывает в центре треугольники, ромбы, выходит через пасс, а не навесами. Но у Петракова есть свой стиль, он более оборонный, чем у Шевченко.  

Не знаю, как Петраков, но Шевченко очень много внимания уделял тактике, она была на первом месте — сначала короткая теория и сразу же практика на тренировке.

В этом Шевченко во многом отличался от Фоменко, у которого теоретические занятия занимали по два-три часа. Хачериди во время теорий постоянно засыпал, бывали такие случаи.

Петраков еще использует наработки Шевченко, но он их будет модифицировать под себя. Он уже вводит свои кадры из молодежной сборной, которая стала чемпионом мира и прививает им свои принципы игры. 

— Нужно УАФ заключать с Петраковым длительный контракт?

— Если Петраков сейчас выиграет группу в Лиге наций, то какие к нему могут быть претензии? Да, он не выиграл матч с Уэльсом, но Украина и там имела преимущество над соперником по количеству ударов и моментов и владению мячом.

В плей-офф проигрывали и Сабо, и Михаличенко, и Лобановский, и Фоменко, а у этих людей имя побольше, чем у Петракова.

Думаю, судьба Петракова решится по итогам Лиги наций. Если нас опередит Шотландия или Ирландия, тогда можно будет что-то предъявлять, а пока Петраков идет с идеальным графиком.

— Что можешь сказать о Реброве? Сергей Станиславович говорил, что в будущем не против возглавить сборную.

— Когда случилась неожиданная история с Шевченко, то Ребров рассматривался, но клуб его не отпустил, и нарисовался Петраков, как запасной вариант. А сейчас я не верю, что летом Петракова снимут. Он точно доиграет цикл. 

В данный момент я не вижу механизма проведения чемпионата в Украине во время войны

— Давай поговорим об УПЛ. Как ты думаешь, реально ли провести чемпионат Украины в нынешних условиях?

— Я понимаю, почему так хотят сделать. Нам нужно показать всему миру, что Украина — цивилизованная страна и мы продолжаем жить вопреки войне. Это правильно.

Но, с другой стороны, я абсолютно не понимаю, как это можно сделать практически. Допустим, играется матч, даже без зрителей, на стадионе все равно присутствуют футболисты тренера, персонал клубов. Что им делать, если звучит воздушная тревога? Они должны остановить игру и спрятаться в бомбоубежище.  Я что-то не знаю, чтобы у нас под стадионами были бомбоубежища. 

Я уже не говорю о том, кто будет отвечать, если прилетит ракета и бахнет в стадион.

В данный момент я не вижу механизма проведения чемпионата в Украине во время войны. 

— Какой оптимальный вариант проведения чемпионата по твоему мнению?

— Компромиссное решение — провести чемпионат за рубежом. 

— За рубежом многие наши клубы просто не потянут финансово играть, они об этом прямо заявляют.

— Скорее всего, от этого и отталкивается УАФ в принятии решений. Это реально головняк, хоть бери и не проводи чемпионат.

— Если не проведем, то рискуем вовсе потерять футбол в Украине.

— В каких-то моментах мы его уже потеряли, вопрос только в размерах потерь. Он может потерять еще больше, но самое ценное, как говорит Конституция, — это человеческая жизнь. Поэтому я не думаю, что стоит рисковать жизнями ради футбола.

— Де Дзерби, скорее всего покинет Шахтер. Кто, по-твоему, должен стать главным тренером «горняков», учитывая, что Скрипник и Вернидуб уже заняты?

— У Шахтера уже есть готовый тренер, который сейчас работает спортивным директором. Это Дарио Срна. Конечно, дебютная работа в большом клубе без тренерского опыта — это риск, но таких успешных случаев очень много. Это не только Шевченко, но и Юпп Хайнкес, Леонардо, Гвардиола. Футбольные люди очень много знают и понимают, им нужно использовать свой опыт.

— Шахтер без легионеров будет конкурентным?

— Динамо же стало конкурентным, раньше в киевском клубе тоже было много легионеров на всех позициях. Сейчас это уже не Шахтер Луческу, который был полностью зависим от легионеров. Нужно адекватно воспринимать реальность и уметь подстраиваться. Пример Динамо должен быть перед глазами Шахтера.

— Мудрик близок к переходу в Байер, но Шахтер, насколько я понимаю, его не отпускает. Как считаешь, «горнякам» нужно идти на уступки?

— Это вопрос развития и стратегии Шахтера. Я не думаю, что в нынешних условиях будет золотая клетка в каком-то украинском клубе. 

— Тем более.

— Это сопоставимо с тем, что он сможет получать в Байере. Шахтер по последним выступлениям в еврокубках, как клуб, крупнее Байера. Но пока мы еще не знаем, что будет с нашим чемпионатом. Сейчас условия для футболистов лучше за рубежом. И, с точки зрения карьеры, возможно, Мудрику будет лучше перейти в Байер. Но контракт — это не просто бумажка, и Шахтер защищает свои интересы.

— Что ты вообще думаешь о Мудрике? Леоненко говорит, что он переоцененный футболист.

— Пока он еще не сделал ничего выдающегося, кроме одного выставочного матча за сборную против Боруссии Менхенгладбах и поединка за Шахтер против Монако.

Но Мудрик прикольный, он скоростной футболист, техничный, много бьет. На него приятно смотреть.

Он неординарный игрок, такой же как был Леоненко. Будем надеяться, что Мудрик на этом пути.

Для Ярмоленко остаться в АПЛ будет однозначно лучше Турции и возвращению в Украину

— Как думаешь, какие перспективы Довбика в Серии А? Он близок к переходу в Торино.

— Шевченко говорил Малиновскому, когда тот переходил в Аталанту: «У тебя есть три месяца на адаптацию. Не меньше и не больше. За это время нужно выучить язык, понять, как играет команда. Серия А подходит далеко не всем футболистам. Это очень сложный чемпионат». Будем наблюдать, получится ли у Довбика.

— У Супряги и Коваленко не получилось.

— Я же говорю, все очень индивидуально. Шевченко нашел свой коллектив и тренера в Милане. Они до сих пор дружат.

Игроки Милана, частью которого был Шевченко, общаются между собой гораздо больше, чем динамовцы, где был Шева.

Милан делает систематические встречи, турне ветеранов, часто ужинают в ресторане. Динамовцы 97-99 годов общаются между собой не так часто. У каждого их них свои интересы и их мало что объединяет. 

— Куда нужно идти Ярмоленко? Ходят разговоры о Турции, МЛС и АПЛ.

— В приоритете, конечно, АПЛ. Если он там останется, то заработает больше денег и получит больше классного футбола. Если выбирать между остальными вариантами, то лучше МЛС. В США он получит другой опыт, расширит свой рекламный образ.

Я вижу, что Ярмоленко работает над своей карьерой, строит планы на будущее, и опыт США будет бесценным.

Это будет однозначно лучше Турции и возвращению в Украину, потому что сейчас некуда возвращаться, еще нет ясности по поводу чемпионата. 

— А Ракицкому что делать?

— Я не удивлюсь, если он вернется в Шахтер. Ракицкий — это человек из системы «горняков». Он один из немногих футболистов Шахтера родом из Донецка, а их в последнее время было не так много. Я был бы рад его видеть в Шахтере, он классный парень. 

— Что скажешь о перспективах Лунина в Реале? Насколько я понимаю, он согласился быть дублером Куртуа еще год, как минимум.

— Карьера голкиперов совсем не такая, как у полевых игроков. Они могут выстрелить в любом возрасте. Бойко, например, очень тяжело начинал карьеру. Он страдал в Динамо, забивал автоголы, его ловили подвыпившим за рулем, выгоняли из молодежки. У него было куча головняка. Потом он был в Днепре, когда Рамос больше ставил Лаштувку. 

Но так получилось, что Бойко провел пару классных матчей и Рамос начал доверять ему. Апофеозом стал финал Лиги Европы с Маркевичем. В итоге три года в Днепре стали для Бойко лучшими в карьере, и это случилось не в 22 года. Он теперь величина в украинском спорте, в отличии от Рыбки, который поиграл пару лет и все.

Затем Бойко был в Бешикташе, вернулся в сборную и в Динамо. Он был одним из немногих, с кем рассчитался Коломойский в Днепре.

Что касается Лунина. Все голкиперы немного аутисты. Они развиваются сами по себе, а не с командой.

Лунин просто хочет дальше поучиться у Куртуа и побыть в лучшем клубе мира. Его можно понять. Походы в аренды не всегда заканчиваются успешно, он уже пробовал эти варианты. У Лунина может быть договоренность с Анчелотти, что он постепенно будет получать игровую практику. 

— С кем ты сейчас общаешься из сборников?

— Бывает, что списываюсь с Яремчуком и отцом Караваева, он сидит в оккупации в Херсоне. Сейчас уже не так активно, нет времени.

Блиц с Мыколой Васильковым

 — Сколько тебе нужно зарабатывать, чтобы комфортно жить в Киеве?

— Я могу жить и за минимальную зарплату, и за миллион баксов. Оба варианта для меня комфортные.

— Лучшая ТВ-программа о футболе всех времен?

— На ICTV была программа, где ведущий так прикольно говорил в начале: «We are the champions, панове?». Забыл, как она называлась.

— Лучший футбольный Ютуб-канал?

— Мне очень нравился «Кент» Алиева, но он закрылся. Он был стопроцентно трушный. Я смотрел все выпуски!

— Лучший футбольный журналист Украины?

— Лучший блогер сейчас — Бебех. Лучший ТВ-журналист — Цыганык. Лучший пишущий журналист на сайтах — Кульчицкий.

— А среди женщин?

— Безусловно Ирина Козюпа.

— Лучший футбольный эксперт Украины?

— Леоненко.

— Деньги или слава?

— Слава, если это девушка, а не парень.

— Петраков или Ребров?

— Для Динамо Ребров, а для сборной, не знаю.

— Григорий Суркис или Павелко?

— Конечно, оба. Не представляю, как они могут быть друг без друга.

— Где ты получал больший кайф от работы: на ТВ, Ютубе или в сборной?

— На телевидении. Я очень люблю ТВ, хотя сейчас его эра подходит к концу. Думаю, будет интеграция ТВ и интернета или победа интернета. 

— Кем ты себя видишь в 60 лет?

— Так мне уже 62.

— Википедия говорит, что 49.

— Википедия врет, ее же можно редактировать. Я ведь из этих, послевоенных, как Рождественский, Евтушенко, Стус. Я 1960 года рождения!

— Оказавшись в одной комнате с Путиным с заряженным пистолетом, выстрелишь в него?

— У на были футболисты, которые оказались с Путиным в одной комнате в 1999 году после ничьей 1:1 с Россией. Путин тогда зашел в нашу раздевалку и подарил футболистам сборной Украины часы. Он тогда еще не был президентом. И что-то в него никто не выстрелил.

Как бы поступил я, даже не знаю. Я никогда не стрелял с настоящего пистолета, а тем более в человека. 

— Какая у тебя мечта?

— Хочу, чтобы Динамо выиграло Лигу чемпионов.

— В чем сила?

— Сила в слове!

Беседовал Андрей Пискун

***

Если вы переселенец и вам нужна помощь волонтерского штаба «РестоVратор. Картопляні Війська» или вы сами хотите помочь, пишите Мыколе Василькову в Фейсбук или Инстаграм

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.