Руслан Мармазов: «Потенциал у Шахтера больше и круче, но у Динамо есть Луческу». Бывший пресс-атташе «горняков» — о Зеленском и Ахметове, Палкине и Срне

Андрей Пискун
Андрей Пискун
Просмотров 140388
7 голосов
Руслан Мармазов: «Потенциал у Шахтера больше и круче, но у Динамо есть Луческу». Бывший пресс-атташе «горняков» — о Зеленском и Ахметове, Палкине и Срне
Мирча Луческу и Руслан Мармазов в Шахтере. Фото из архива Мармазова
5
0
Комментариев 6

Руслан Мармазов работал начальником пресс-службы Шахтера с 2005 по 2015 год, покинув эту должность после того, как на Донбассе началась война.

Руслан Мармазов, бывший руководитель пресс-службы Шахтера ныне живет в Москве, где возглавляет один из отделов МИА «Россия сегодня». Договориться об интервью удалось быстро. 

С бывшим пресс-атташе Шахтера мы беседовали около двух часов ‒ не только о футболе, но и о политике и войне на Донбассе. Дискуссия выдалась жаркой, так как у каждого была своя точка зрения и никто от нее не отступил. 

Начался разговор, впрочем, с неожиданного признания многолетнего спикера одного из грандов отечественного футбола:

— Скажу вам, что украинский спортивный сайт обращается ко мне за интервью впервые с 2015 года — рассказал в начале разговора Руслан

Ну, что же. Первые – значит первые. Начали мы беседу с еврокубковых реалий текущего сезона. 

Сегодняшний Шахтер — это эконом-вариант

— Шахтер и Динамо ужасно выступили в еврокубках, за тур до финиша застолбив за собой последние места в группах. В чем, по-вашему, кроется причина таких выступлений?

— Действительно, это не тот результат, к которому в свое время привыкли украинские болельщики. Но если бы лидеры украинского футбола показали что-то внятное на евроарене — это было бы удивительно. Наверное, есть смысл говорить не о том, что Динамо и Шахтер плохо выступили в Лиге чемпионов, а о том, что футбол в Украине в целом деградирует (примечание: здесь и далее FanDay.net пишет «в Украине», собеседник во время разговора использовал устаревшее «на Украине»). 

Ведущие украинские клубы встречаются в чемпионате с противниками невысокого класса, а когда доходит дело до серьезных игр в еврокубках, то получается такой результат, как в этом сезоне. Также у Динамо с Шахтером есть свои причины неудачного выступления. 

— Какие? Давайте начнем с Динамо.

— Допустим, Динамо вообще очень сложно рассчитывать, чтобы что-то показывать с таким составом.

Если бы там не было Мирчи Луческу, который из любого контингента исхитряется создать что-то внятное, то дела бы обстояли еще хуже.

К тому же, Динамо попалась группа, где ловить было решительно нечего. 

— Переходим к Шахтеру.

— У Шахтера другая история. В группе, где есть, минимум, Шериф, можно было размышлять хотя бы о железном третьем месте. Но, как видим, ничего не получилось, и даже Шерифу умудрились проиграть. Еще непонятно, как в последнем туре с тираспольской командой отношения сложатся. 

Шахтер сегодня и тот Шахтер, в котором работал я, — это разные явления. Сегодня — это Шахтер эконом-варианта и не самых высоких задач. На выходе мы видим бледную игру. Кстати, в чемпионате Украины я бы также не назвал их игру блистательной. А то, что Шахтер находится во главе таблицы, так это потому, что другие соперники еще слабее.

Словом, констатируем, что команды выступили из рук вон плохо, результат отвратителен — Украина осталась без евровесны. Причиной тому — общая деградация украинского футбола.

— В прошлом году Шахтер дважды обыгрывал Реал, на равных сражался с Интером, хотя уровень УПЛ был не выше сегодняшнего.

— Прошел год, и за это время ситуация не улучшилась, а даже ухудшилась. Да, некоторые матчи прошлого сезона приятно ласкали болельщицкие рецепторы, но, все равно, мы воспринимали их, как нечто из ряда вон выходящее, а не как закономерность. 

Футбол ведь штука такая — у каждого конкретного матча своя конкретная история. Это касается и Лиги чемпионов — у каждого турнира свои расклады. 

Думаю, достаточно скоро карьера Де Дзерби в Шахтере закончится

— Шахтер летом возглавил Роберто Де Дзерби. Что скажете о нем?

— Мне не очень понятна его игровая философия. Разумеется, я предполагаю, что у этого тренера есть амбиции и он хотел бы побеждать. Но до Шахтера я не могу назвать его путь слишком звездным. Какие, кстати, трофеи он выиграл и что он показал в качестве тренера? Кубок Италии в Серии С? В Шахтер он пришел заработать громкое тренерское имя. Тем более, у него перед глазами пример Фонсеки, который достаточно уверенно отработал три сезона, завоевал ворох украинских трофеев и отправился в Рому. Правда, оттуда он теперь ушел в пустоту. Пока, во всяком случае. 

О сегодняшнем Шахтере я буду говорить, как о команде, которую создал Луческу.

Успехи Шахтера былых времен — это философия и концепция Луческу. Когда пришел Фонсека, то все наработки Луческу были еще свежи и вполне сносно функционировали. Было достаточно игроков, которые работали с Мирчей и достигали больших результатов. Фонсеке хватило тренерского разума ничего особо не трогать и двигаться с багажом предшественника. 

Каштру было уже сложнее — уходят игроки, рассеиваются наработки Луческу. А Де Дзерби вообще сложно, ему надо строить новую команду. Пока у него это не очень получается, а может, он этого и не умеет.

— Де Дзерби считают самым прогрессирующим итальянским тренером, сравнивают с Гвардиолой, но в Шахтере он пока не может привить свой стиль игры.

— Как можно сравнивать Гвардиолу и Де Дзерби? Это специалисты из разных тренерских весовых категорий. Если Де Дзерби исхитрится показать хоть малую толику таланта Гвардиолы, тогда мы увидим другой Шахтер и будем обсуждать не провальное выступление в еврокубках, а успешные матчи или выигрыш европейского трофея – любой устроит. 

А пока неудачи Шахтера на континентальной арене проходят под знаменем Де Дзерби, и никуда от этого не деться. Думаю, он не глупый человек и сам прекрасно всё понимает.

Вот эти его театральные постановки на скамейке запасных — тоже неплохо, скорее всего, это же часть шоу. Такой у него стиль. Но это и попытка Де Дзерби отвлечь внимание публики от главных неприятностей. Он оттягивает внимание на себя, от игроков, которые действуют не лучшим образом. 

Не думаю, что карьера Де Дзерби в Шахтере будет слишком долгой. Достаточно скоро она закончится, и тогда возникнет вопрос: кем все мы его запомнили — лицедеем на лавочке или успешным тренером? 

— Ваш прогноз — Де Дзерби доработает трехлетний контракт с Шахтером до конца?

— Все зависит от дальнейшего развития ситуации. Думаю, что этот сезон он доработает до конца. И тут важно будет смотреть, с какими результатами его закончит Шахтер. Если Луческу снова отберет у своего бывшего клуба золотые медали, а такое может случиться, то вопрос ухода Де Дзерби будет актуален. Другой вопрос: я не представляю, как сейчас в этом плане мыслит клубный менеджмент. Кого ставить тренером вместо Де Дзерби и будет ли он принципиально лучше? Если не будет действительно сильного варианта замены, итальянца могут и оставить. Пусть отрабатывает свои деньги. 

После Луческу мы видели в Шахтере тренеров далеко не первого европейского эшелона.

Фонсека пришел из Браги. Но что такое Брага — неплохой средний европейский клуб, не более того. Фонсека не смог бы сделать из Браги прыжок в Рому, а из Шахтера смог, потому что Шахтер — это уже давно бренд, футбольный карьерный трамплин. Но только для тех, кто сможет им воспользоваться.

— Вы же общаетесь со старожилами клуба. Что они говорят о Де Дзерби? Какой он в работе? Нашел ли понимание с игроками и работниками или свысока к ним относится?

— Сейчас я практически не общаюсь с бывшими одноклубниками. Многие люди, с которыми я работал, уже покинули Шахтер. Вот с ними мы поддерживаем отношения, но обсуждаем несколько другие футбольные моменты.

Могу сказать, что с ветеранами клуба и с бывшими сотрудниками, мы, не без горести, видим деградацию Шахтера. 

Как по мне, Срна не очень годится для тренерской роли

— В Шахтере работает легендарная личность Дарио Срна, которого вы очень хорошо знаете. Как думаете, он мог бы стать тренером Шахтера?

— Как по мне, Дарио не очень годится для тренерской роли. Срна — большой авторитет в футболе, выдающийся игрок мирового уровня, но он слишком холеричен для тренерской работы. Слишком взрывной характер. Тренер должен быть человеком системным, поступательным. Хотя, сегодня представить Дарио во главе Шахтера я могу легко. Во-первых, хуже-то не будет.

Во-вторых, Дарио интересный коммуникатор, он умеет объединять абсолютно разных людей.

Например, в Шахтере, который я застал, ему удалось стать связующим звеном между бразильцами, местными игроками и легионерами из других стран. Это один из факторов, который позволил Шахтеру провести легендарную серию чемпионатов и выиграть солидное количество трофеев, включая Кубок УЕФА. 

— А сам Срна хочет быть тренером или, быть может, ему ближе роль генерального директора?

— Генеральный директор – вряд ли. Для этого ему придется ликвидировать Палкина, что непросто. К тому же, в чисто управленческой работе много скучной рутины. Думаю, та должность, что у Дарио есть сегодня, его должна устраивать. 

Кстати, уникальное и занятное название — директор по футболу в футбольном клубе. Для праздных зубоскалов это повод сказать: «А что, в футбольном клубе бывает директор по хоккею или кёрлингу?» 

Мне не совсем понятен функционал Дарио. Это ведь не спортивный, не исполнительный, не коммерческий директор. Думаю, что его работа — быть символом, знаменем клуба, штатной легендой.

И, кстати, это здорово. Вспоминаю, как в былые времена в Донецк приезжала, например, Бенфика. И привозила с собой великого Эйсебио. Его присутствие круче любых слов. У кого могут возникнуть вопросы? Ведь это Эйсебио! А когда на предматчевое совещание клубов заходит набор из, может быть, и высококлассных менеджеров, но в мире футбола известных лишь самым узким, узеньким специалистам, это неловко, что ли. Для большого-то клуба.  

Какое-то время в Шахтере работал Любош Михел. Для таких моментов это был очень подходящий человек. Он — рефери ФИФА, судил, кроме прочего, финал Лиги чемпионов, в общем, человек из высшего главного футбольного эшелона. С его уходом в Шахтере таких людей не осталось.

Но сейчас есть Дарио, который олицетворяет самые крутые успехи клуба. У Срны идеальная позиция и сложно желать чего-то лучшего. Будучи тренером, ты еще отвечаешь в полной мере еще и за результат, а это уже немного другая сторона медали. К каждой короне прилагается свой геморрой. И чем больше корона, тем больше геморрой.

У Дарио сейчас великолепная корона и минимум геморроя. Худо ли? 

— А как же амбиции? Вряд ли Срна хочет всю жизнь быть директором по футболу.

— Я не знаю, какие у него планы. Возможно, он и хочет быть тренером. Хотя это очень нервная работа. Как говорил Виктор Евгеньевич Прокопенко: «У тренера нет кресла, под ним всегда электрический стул». Велико ли желание Дарио сесть на этот стул? Может быть.

У нас перед глазами есть опыт Мирчи Луческу. Ему уже давно можно было бы лежать на стоге из лавровых триумфаторских венков, которые он заслужил, отдыхать, пить хорошее вино, ездить на красивые матчи и ни в чем себе не отказывать. Но ему так нравится находится на «электрическом стуле», что он и дальше продолжает бросать вызов всем, включая себя. 

— А Срна такой?

— Мне кажется, не до такой степени, как Луческу. Дарио выиграл много трофеев в качестве игрока, но я сомневаюсь, что он сможет выиграть столько же или больше как тренер. Хотя я ему всячески желаю этого. Если ошибаюсь и Срна станет выдающимся тренером, я готов признать свое заблуждение. 

Луческу мечтал всю жизнь работать в Шахтере. А, может, даже и умереть в Шахтере

— Вы дружите с Мирчей Луческу со времен, когда он возглавил Шахтер. Скажите честно, испытали шок, когда он возглавил Динамо?

— Конечно, это было удивительно. Но я узнал, что это произойдет, несколько раньше, чем широкая публика. Я общался с людьми из окружения Мистера и знал, что идут переговоры с Динамо. Мне было тяжело в это поверить.

Как человек, всю жизнь проведший в Шахтере, я не могу желать удачи киевскому Динамо ни в чем. Но, как человек, который безмерно уважает Луческу, я не могу желать неудачи Мистеру.

Теперь я нахожусь между двух взаимоисключающих понятий, и меня это разрывает. Мне жаль, что судьба сложилась таким образом, что самый успешный в истории Шахтера тренер, выдающийся специалист, работает в стане самого принципиального врага. Но я понимаю, почему Мирча принял такое решение. Он хотел и мечтал всю жизнь работать в Шахтере, а, может, даже и умереть в Шахтере. Но, в какой-то момент, его попросили на выход. Это его зацепило и ранило душевно. 

Сейчас у него есть хороший момент, не скажу, что для мести, но для того, чтобы доказать, что зря его списали со счетов в Шахтере, что он стоит многих тренеров, а уж точно клубных менеджеров, в пользу которых был сделан выбор. Он это доказывает и вписывает в свою футбольную биографию строки, которых нет ни у кого. Луческу приводил разные клубы – непримиримых антагонистов - к чемпионствам в Румынии, Турции и Украине.

— Сейчас вы общаетесь с Луческу?

— Мне очень жаль, что футбольный талант Луческу работает на команду, за которую я болеть не могу ни в коем случае. Но так получилось. А к Мистеру я все равно питаю добрые чувства. Мы иногда общаемся, созваниваемся, обмениваемся мнениями, и для меня это большая честь. 

— Что он вам говорил за Динамо? Какие отличия от работы в Шахтере?

— О таких вещах мы не говорим, да и мне это не слишком интересно. Мне вообще Динамо не интересно, мне интересен Луческу. 

— Болеете за Шахтер, когда он играет против Динамо Луческу?

— С каждым годом мне все сложнее воспринимать украинский футбол вообще. Сейчас я слежу за ним далеко не так, как в былые времена, когда я не пропускал ни одного матча или яркого события околофутбольной жизни. Но все равно для меня нет ничего интересней в украинском футболе, чем Шахтер. За Луческу также слежу, но не потому, что он в Динамо. Я всегда за ним наблюдал, даже когда он был в Зените и сборной Турции. Это всегда интересно. Но за киевское Динамо я не буду болеть никогда, даже не уговаривайте. 

— Давайте закончим тему соперничества Шахтера и Динамо. Кто, по-вашему, фаворит на победу в УПЛ этого сезона?

— Я бы включил режим «Капитан Очевидность», и сказал, что шансы 50 на 50, если бы у одной из этих команд не было Луческу. Это очень большой плюс для Динамо. Конечно, потенциал у Шахтера больше и круче, включая финансовый. Возможности Рината Ахметова и братьев Суркисов несопоставимы. По составу, наверное, Шахтер несколько сильнее. И вот это «несколько» меня смущает, раньше я бы говорил, что на голову сильнее. Короче говоря, безусловного фаворита сейчас нет. 

Убрав Луческу, Палкин создал себе сегодняшнего противника

— В одном из интервью, вы говорили, что Палкин убрал из Шахтера Виктора Прокопенко и приложил руку к уходу Мирчи Луческу. Многие ветераны «горняков», в том числе Виктор Звягинцев и Вячеслав Шарафудинов, очень нелестно отзываются о Сергее Палкине. Вы проработали с ним много лет. Расскажите, что он за человек.

— Достаточно своеобразный. Раз он столько лет находится на должности генерального директора, значит, кое-что да умеет. Другое дело, насколько это идет на пользу клубу. Наверное, он умеет принимать какие-то интересные коммерческие решения. Тут судить не берусь, мы, в этом смысле, из разных песочниц. Ему доверяет президент клуба, Палкин его, надо думать, устраивает. 

Но я ведь не могу не замечать некоторых вопиющих вещей. Например, убрав Луческу из Шахтера, Палкин создал клубу сегодняшнего противника. Только не говорите, что он нарочно это сделал, чтобы было, с кем сражаться. Расставаясь с кем-то из бывших клубных работников Палкин подспудно хочет, чтобы тот исчез навсегда. А Луческу не исчезает, и все тут. 

— Как он мог вообще убрать Луческу? Неужели у Палкина такое влияние в Шахтере? 

— Получается, что в данном случае Ахметов принял сторону Палкина, ведь Луческу не хотел уходить. А Палкин готовился заранее расставаться с тренером. Потому что даже генеральному директору тяжело быть самодержавным властелином, когда рядом Мистер. Мимо Луческу не могли пройти никакие серьезные клубные решения, будь то трансферные или организационные.

Поэтому, чтобы полностью сосредоточить в своих руках рычаги власти, Палкин сделал все для того, чтобы Луческу ушел. 

После Мистера в клубе произошли и другие перемены, ушли менее заметные, но значительные для Шахтера фигуры — административные работники, специалисты разных подразделений. Палкин создал вокруг себя уютную ему компанию. Вероятно, «теплая ванна» ‒ это приятно. Но до тех пор, пока она не «подёрнется ряской». Но, опять-таки, если президента клуба все устраивает, о чем мы можем толковать. 

Другое дело, что раньше президент начинал и заканчивал свой день Шахтером и футболом. Сейчас, у меня есть подозрения, у Ахметова имеются другие, куда более важные для него темы для размышлений. Мне кажется, что футбол ушел для Рината Леонидовича с первого плана в глубину сцены. Пока он не может заниматься ежедневно командой, бразды правления взял на себя генеральный директор. Да, кто-то им недоволен, как Виктор Звягинцев, но это дело ветеранов.

А Палкин продолжает оставаться у руля, потому что крепко вцепился в свою позицию. Собственно, сейчас Ахметову поменять его было бы крайне сложно. Новому человеку пришлось бы долго вникать в круг обязанностей, постигать специфику работы в Шахтере. Наверное, поэтому Ахметов терпит Палкина.

Палкин долго и скрупулезно выдавливал Дамира

— Вы говорите, что Палкин убрал Луческу, но ведь у Мирчи тогда закончился контракт.

— Верно. Но контракт можно продлить или нет. С Мистером не продлили. С юридической стороны к этому нет никаких вопросов. Но для меня контракт закончился не у тренера, а у легенды Шахтера. Тут вопрос стоял в том, стоило ли продлевать контракт с легендой Шахтера или пора от нее избавляться. Мы с Палкиным трактуем этот вопрос по-разному. 

— Расскажите, приложил ли руку Палкин к уходу многолетнего администратора Шахтера Дамира Зиннатуллина?

— Вот над его уходом Палкин поработал очень старательно и скрупулезно. Он его долго выдавливал, и все же выдавил. 

— По какой причине он стал неугоден Палкину?

— Дамир тоже из той когорты людей, которые не принимали методику Палкина, стало быть, мешали ему. Он не стеснялся высказывать свое мнение против.

Самое же страшное для Палкина — если у человека есть прямой выход на президента.

У меня были такие ситуации. Однажды позвонил мне Ахметов и что-то спросил, я абсолютно честно ответил. Президент расстроился. После этого он позвонил Палкину. Что именно он ему сказал, я не знаю. Напихал, небось. Потом мне звонит Палкин и говорит: «Прекращайте говорить президенту эти вещи». Я ему отвечаю: «Извините, а я что обманывать его должен?». 

— Каким образом Палкин пытался «выдавить» Дамира?

— Подробностей не знаю. На тот момент меня в клубе уже не было. Дамир проработал в Шахтере больше 20-ти лет. Все эти годы он был нужен и востребован клубом. После этого наступил момент, когда Дамиру всячески начали демонстрировать, что ему нет места, говоря «до свиданья». После этого на его позицию пришел человек из окружения Палкина. Когда Фонсека уходил из Шахтера в Рому, то этот парень ушел вместе с ним. Интересная преданность клубу, верно? Но, когда Фонсека остался не у дел, то опять вернулся в Шахтер и работает вместе с Палкиным. Вот этот человек Палкина устраивает, в отличии от Дамира. 

Зиннатуллин ‒ абсолютно футбольный человек, а Палкин представляет коммерческую и управленческую составляющую, но никак не футбольную. Это сейчас он на полном серьезе рассуждает о футбольных реалиях, но за столько лет можно было и научиться. Однако многих вещей в футболе он до сих пор не понимает, ему просто не дано. 

С Дамиром мы постоянно общаемся. Сейчас он живет в Европе, но часто приезжает в Москву и Донецк. 

— Чем он сейчас занимается?

— Он не говорил, а я не спрашивал. Дамир толковый парень, может позаботиться и о себе, и о семье. Он чувствует себя вполне уверенно. Кстати, не так давно у него родилась прекрасная маленькая дочка.

— Поздравляем.

— Спасибо. Обязательно ему передам.

— Как Палкин ведет себя с подчиненными?

— Позиционирует себя, как менеджера западноевропейского стиля, но все равно вырос он на нашей территории. Поэтому у него случаются своеобразные перекосы. Хотя надо отдать ему должное. Он всегда вежлив, подчеркнуто корректен. Но лучше бы он был менее корректным, а более искренним.

О работе с Палкиным у меня остались двойственные впечатления. Были успешные моменты, были и неприятные. Я ему не был слишком уж уютным сотрудником, потому что всегда, с плохо скрываемым удовольствием, высказывал свою точку зрения. Палкину такие не нравились.

Думаю, он меня терпел столько лет лишь потому, что ко мне был расположен президент. Так бы он меня давно вытолкал. И ему это было бы проще сделать, я ведь не Луческу. 

У нас с Палкиным очень разные взгляды на многие жизненные и футбольные аспекты. Нам удавалось уживаться, в чем, наверное, есть нечто феноменальное. А решение покинуть Шахтер я принял сам, никто меня не подталкивал, этот шаг не связан ни с Палкиным, ни с футболом, по большому счету. 

Вообще, мы Палкину уделили слишком много времени. Я бы с удовольствием поговорил на другие темы и о других людях, которые мне симпатичны.

Шахтер — это единственное место, где могла бы состояться карьера Палкина в футболе

— Давайте закончим с Палкиным. Правда ли, что его хотел пригласить Спартак?

— Понятия не имею. Работа в большом футболе меня приучила, что информация становится достойной внимания, лишь когда она изложена на бумаге и скреплена подписями – в виде контракта. Все остальное — досужий треп, без которого футбол, правда, тоже невозможен. 

Если бы Палкин пришел работать в Спартак, то этот клуб засиял бы для меня новыми красками.

Потому что после киевского Динамо следующий клуб, за который я не могу болеть ни при каких обстоятельствах — это московский Спартак. 

— Палкин мог бы проявить свои менеджерские способности в Спартаке?

— Думаю, Шахтер — это единственное место, где могла состояться карьера Палкина в футболе. И то, при определенных обстоятельствах и в определенный исторический период, который наступил несколько лет назад и продолжается до сих пор.

Не думаю, что Палкин будет способен работать в другом клубе или спортивной структуре.

— Почему вы так считаете?

—  У него нигде не будет таких возможностей, которые есть в Шахтере. И финансовых, и административных, и так далее… У него нигде не будет такого карт-бланша и доверия от хозяина клуба.

Не думаю, что Палкин хочет куда-то уходить из Шахтера. И вряд ли Спартак в состоянии сделать ему предложение, от которого он не сможет отказаться.

— Но в Спартаке уже работал бывший сотрудник Шахтера и экс-директор «Донбасс Арены» Александр Атаманенко. 

— Да, это правда. Но это работа немножко другого плана. Сначала он работал в Спартаке на должности коммерческого директора стадиона, потом он дорос до коммерческого директора клуба. У Атаманенко карьера в Спартаке сложилась великолепно.

— Кстати, как у него дела сейчас, чем занимается?

— Его карьера трансформировалась удивительным образом. После Спартака он стал директором хоккейного стадиона «Авангард» (Омск). В России хоккейная тематика не менее интересна, чем футбольная. 

— Почему он ушел из Спартака?

— Думаю, ему сделали более интересное предложение. Но это я так думаю, мы с ним это не обсуждали.

Ордец прекрасно себя чувствует в московском Динамо

— В России играет много украинских футболистов, в том числе бывших игроков Шахтера. Общаетесь с кем-то из них?

— Как-то с Ракицким пересекались, когда он в Москву приезжал. Ивана Ордеца видел. В московском Динамо он на хорошем счету, прекрасно там себя чувствует. Мне кажется, он нашел свою команду.  

Хотя, по чести сказать, я сейчас нахожусь несколько в стороне от футбола. Смотрю на него, как бы, снаружи, просто как болельщик. И бывший функционер, разумеется. Так что с футболистами вижусь не часто.

— Кто сейчас считается сильнейшим украинским легионером в чемпионате России, не считая Ракицкого и Ордеца?

— Так украинских футболистов в РПЛ раз, два и обчелся. Есть Полярус, Иванисеня, Кулаков в Урале. Кстати, я не знаю, может, Кулаков уже и российский паспорт получил. Это все, кого вспомнил. Очень мало украинских легионеров и, конечно, среди них выделяется Ракицкий, как топ-звезда. Следующий — Ордец, а дальше уже все остальные. Но все эти парни в своих командах задних не пасут.

Разумеется, украинских футболистов в РПЛ мало из-за политики, а не их игровых качеств. 

— В российской прессе появилась информация, что Локомотив намерен подписать за четыре миллиона 18-летнего защитника Шахтера Марка Мампасси, который играет в Мариуполе. 

— Не слышал, но почему бы и нет.

— Также была информация, что ему намерены предоставить российское гражданство по упрощенной процедуре, так как он родом из Донецка.

— Упрощенные процедуры бывают разные, и в последнее время был ряд отличных указов по этому поводу. Так что это возможно, было бы желание футболиста, а клуб поможет организационно. Тем более, сейчас это просто сделать, учитывая последние изменения в миграционном законодательстве России. 

— Смена гражданства по упрощенной процедуре не отразится на его карьере?

— Думаю, в Украине отразится коренным образом — его будут проклинать, и все такое прочее, что считается хорошим тоном сейчас. А в глобальном плане ‒ никак не отразится. 

— Вы дружили семьями с Анатолием Тимощуком. Кто, как не вы сможет рассказать историю его конфликта с бывшей женой Надей. Вот недавно читал ее интервью, где она говорила, что Анатолий не платит алименты, не общается с детьми и вообще хотел отдать их в школу для детей с синдромом Дауна. Зная Анатолия, такое могло быть?

— Сейчас не знаю, как у них все развивается. Я видел эту семью в их лучшие времена. В Донецке мы действительно дружили семьями. Но сегодня практически не общаемся. С Толиком как-то виделись на футболе, но вскользь, обменялись дежурными добрыми фразами. Прискорбно, что их бракоразводный процесс превратился в транснациональное событие. Мне они казались гармоничной парой. Я бы не хотел оценивать эту ситуацию. Кроме них самих, в этой истории никто не разберется. 

Раньше у Шахтера был такой высокий уровень, что Алан Патрик не попадал даже в состав

— Давайте вернемся к Шахтеру. Среди непонятных трансферов вы называли Нери Кастильо. А кто, по-вашему, был самым непонятным тренером, возглавлявшим Шахтер?

— Откровенных чайников в Шахтере никогда не было на тренерских позициях. Так что здесь никого не назову, а вот самого сильного могу — это Луческу. Из неудачного тренерства, хотя звездного, можно назвать Бернда Шустера. Он был классным европейским футболистом, но, как тренер, себя в Шахтере показал слабо. А, уйдя из Шахтера, выиграл через пару лет чемпионат Испании с Реалом. Это был его единственный успех как тренера. 

Или, допустим, Анатолий Бышовец. Интеллигентнейший человек, футбольный интеллектуал, но в Шахтере у него не сложилось. Ничего не попишешь, так бывает. 

— Хорошо. Не считая Луческу, кто самый сильный тренер в истории Шахтера?

— Для меня огромнейший авторитет — Виктор Прокопенко. Невио Скала тоже крутой тренер, его рано убрали из команды. Из советских времен я бы отметил Виктора Васильевича Носова. Это был выдающийся тренер нашего местного разлива. Когда он умер, и мы прощались с ним у стадиона Шахтер в Донецке, около гроба стояли две копии Кубка СССР, которые Носов в свое время выиграл. Это были серьезные трофеи в советские времена, и чтобы ими обладать областная команда должна была иметь недюжинный характер. Шахтер четырежды завоевывал этот трофей, дважды при Носове. Виктор Васильевич дружил с моим отцом, и я его хорошо помню еще по детству. 

— С тренерами понятно. Назовите топ-3 самых сильных игрока на вашей памяти в новейшей истории Шахтера?

— В тройку включу Фернандиньо, Срну и, наверное, Виллиана, хотя есть еще много игроков, которые в Шахтере были классными исполнителями.

Давайте еще донецкую тройку игроков новой истории назову? Дмитрий Шутков, Сергей Ателькин, Геннадий Зубов. 

А вот советская тройка: Виталий Старухин, Михаил Соколовский, Юрий Дегтерев.

А это более ранняя советская тройка: Николай Головко, Владимир Сальков, Юрий Ананченко. 

В Шахтере во все времена было много отличных игроков. Таких символических сборных можно насоставлять огромное множество.  

— В нынешнем Шахтере можете кого-то выделить?

— Из тех, кого я знаю близко — это оставшиеся ветераны Степаненко и Пятов. А из бразильцев нового поколения тяжело кого-то выделить. Раньше у Шахтера был такой высокий уровень, что нынешние основные бразильцы, как Алан Патрик, не попадали даже в состав, играл только на сборах, а потом ехали в аренду.

Но это все субъективные рейтинги.

Возьмем Луиса Адриано. Это великий игрок или нет? Скорее всего, не самый великий. Когда он пришел в Шахтер, это было вообще непонятно что, но Луческу превратил его в классного форварда. 

Но на прошлой неделе Адриано второй год подряд выиграл Кубок Либертадорес. До этого вместе с Шахтером завоевывал Кубок УЕФА, множество золотых медалей чемпионата Украины, становился чемпионом России и обладателем Суперкубка Италии. 

Адриано я не назову великим, но, перечисляя его трофеи, понимаешь, что это тоже крутой игрок. До 2014 года в Шахтере было много таких футболистов. 

С Франковым сейчас не общаемся

До Шахтера вы работали в журнале «Футбол», где у вас были приятельские отношения с Артемом Франковым. Не было у вас конфликтов на почве того, что он болельщик Динамо, а вы — Шахтера?

— В журнале «Футбол» я никогда не работал, просто писал туда в качестве стороннего автора. С Франковым у нас всегда были хорошие отношения, несмотря на разные предпочтение в футболе. У людей с достаточным уровнем интеллекта на такой почве вообще никогда не может быть вражды. Я писал в это издание только то, что хотел.

«Футбол» — это насквозь продинамовское издание, но там был из ряда вон выходящий автор, который писал про Шахтер — это я. 

Франков, как толковый редактор, делал из этого внутренний журнальный конфликт. Читателям это нравилось. Думаю, и по этой причине тоже «Футбол» долгое время был крупнотиражным изданием, да и вообще, незаурядным явлением в спортивной журналистике Украины

— Не поссорились ли вы с Франковым на идеологической почве после 2014 года?

— Нет, не ссорились. Но сейчас почти не общаемся. Наверное, от нас ушли общие темы для разговора. И сложившаяся политическая ситуация оставляет мало просторов для приятного общения. 

В Москву я никогда не собирался переезжать, так сложилась судьба

— Расскажите, как вы устроились на работу в МИА «Россия сегодня»?

— Я там работаю уже пятый год. Занимаюсь своим любимым делом — журналистикой, редактированием. Плюс немножко управленческих функций. А устроился просто. Пришел в одно из изданий («Россия сегодня» - это же десятки и сотни направлений работы по всему миру), где работало уже несколько земляков, спросил: «А вам такой специалист, случайно, не нужен?» А мне сказали: «Конечно, нужен! Причем, не случайно, а принципиально». У меня кстати шикарная дата приема на работу в трудовой книжке. 7 ноября 17 года. Правда, не 1917, а 2017, но тем не менее.   

— Вы говорили, что сейчас мало интересуетесь футболом. А когда последний раз писали о футболе, имею в виду не для своего блога, а для каких-то изданий?

— Время от времени я пишу о футболе в определенных ракурсах. Довольно редко, если сравнивать с прежними временами, когда только о футболе и писал. Все достойные материалы, которые хочу сохранить для читателей, я выкладываю на своем авторском сайте. Это могут быть публикации из той же «России Сегодня» или «Федерального агентства новостей». Вот и наш с вами разговор после публикации я размещу у себя на сайте.

— Вы уже долгое время живете в Москве. У вас собственная квартира или съемная?

— Было по-разному. За то время, что я здесь живу в Москве у меня было много переездов и съемных квартир, но сейчас с жильем все в порядке. Живу в 11 километрах от Красной площади, работаю в 3,5 километрах. 

— Как вам в быту Москва после Донецка, ведь это огромный мегаполис? 

— В Москву я никогда не собирался переезжать, так сложилась судьба. Москву с Донецком сравнивать нельзя. Это даже не мегаполис, а еще одна страна внутри страны. Здесь огромные расстояния и много времени тратится на перемещения. В своем кругу мы шутим, что Москва — город одного дела в день. Допустим, договорились о встрече, поехал-побеседовал, вернулся — день закончился. 

В то же время, город ‒ мощный и интересный. По энергетике мало кто с Москвой может тягаться. Из тех городов, что я видел, немного сопоставим Лондон, но все равно не дотягивает. Всякие «парижи» и «римы» даже рядом не стояли. Москва — город больших возможностей и интересных людей, множество ярких событий, один из мировых центров силы. 

В Донецке я мог попасть в любую точку за 15 минут, если на машине. Но, как правило, все происходило в центре, где я жил. Там я добирался пешком к любому месту встречи за 5-7 минут. В этом смысле в Донецке было проще.

— Как вы передвигаетесь в Москве: на машине или метро?

— Конечно, на метро. Машину я вообще не вожу, у меня ее никогда не было, нет, и, подозреваю, что не будет. Мои наблюдения подсказывают, что по Москве гораздо проще, комфортнее и быстрее перемещаться на метро.

В Москве я востребован как специалист, есть интересная работа. В этом смысле в Донецке все гораздо скромнее

— Вопрос по примеру Юрия Дудя. Сколько вы зарабатываете?

— Разумеется, цифру я называть не буду. И Дудю я бы ответил то же самое. Не собираюсь никаким дудям давать повод рассуждать: «он там жирует» или «он там нищенствует». Раз я работаю в это время и в этом месте, значит, это меня устраивает.

— Где была больше зарплата: в «Россия Сегодня» или Шахтере?

— Сейчас это сравнивать довольно сложно, потому что курс меняется. Для меня — это не самый главный вопрос. В Шахтере меня привлекала не денежная сторона.

Вообще, это миф, что в Шахтере все были миллионерами. Миллионеров там хватало и хватает, это да. Но есть люди, которые работали за гораздо более скромны деньги.

В Шахтере работа была насколько интересной, что можно было обойтись и без миллионов. Да и не работа это была, а моя жизнь. Значительная ее часть, во всяком случае.

— Цены в Москве не кусаются?

— Москва — это дорогая мировая столица. Но! Одно дело, когда ты туда приезжаешь туристом, ничего зная. Сунулся куда-то на Арбате или в «Москва Сити», увидел цены, обалдел и понял, что ничего дороже в жизни не видел. А когда живешь жизнью местного обитателя, то знаешь недорогие приличные магазины, где случаются скидки… И все такое прочее. Все это вписывается и в не заоблачные заработные платы. 

— Вы говорили, что у вас квартира в Донецке. Не продали ее после 2014 года?

— Нет. Она есть и пусть будет. Это очень хорошо.

— Почему тогда вы живете в Москве, а не в Донецке?

— Потому что в Москве я востребован как специалист, есть интересная работа. В этом смысле в Донецке все гораздо скромнее. Я имею ввиду не только зарплату, хотя это тоже важная составляющая, но и в плане творчества. Сейчас мне гораздо интереснее работать в Москве. Но все проекты, которыми я занимаюсь, так или иначе, связаны с Донецком и Донбассом.

— Например?

— Чаще всего я пишу по тематике Украины и Донбасса с позиции Донецка. В любой точке мира, где бы я ни был, считаю себя дончанином. 

Думаю, что Шахтер никогда не вернется в Донецк

— Как сейчас обстоят дела с работой и зарплатами в «ДНР»?

— Сейчас со всем этим очень и очень трудно. Любая точка «ДНР» — это прифронтовая зона. Многие предприятия остановились или работают не в полную силу. Поэтому людям очень сложно.

— Насколько я знаю, многие жители «ДНР» едут на заработки в Украину и Россию. 

— Есть такое. Но из Украины тоже едут в Польшу, Эстонию, да и Россию тоже, причем, в первую очередь.

— В начале года была информация, что вас не пустили в «ДНР» из России. Что произошло на границе?

— Была такая информация. Я же ее и дал. Понятия не имею, что там произошло. Я приехал на границу, а меня не пустили. Я развернулся и уехал обратно в Москву. Это территория войны, там происходят самые невероятные процессы, которые не всегда поддаются анализу. Как только узнаю, почему меня не пустили, обязательно об этом расскажу. 

— После этого случая посещали Донецк?

— Нет.

— Как вы думаете, Шахтер когда-то вернется в Донецк?

— Думаю, что нет. Я не вижу такого развития ситуации, которое могло бы привести к такому. История Шахтера, стартовавшая в 1936 году, завершилась в 2014 году. Сейчас это уже совершенно другое явление, не привязанное к Донецку. В Шахтере работает все меньше и меньше уроженцев Донбасса.

Скажу больше, сейчас интерес к Шахтеру в Донецке чрезвычайно упал. Практически, стремится к нулю. 

После таких слов Зеленский должен арестовать Ахметова или начинать очень сильно извиняться

— Недавно Зеленский сказал, что Ахметов планирует организацию госпереворота. Что думаете по этому поводу?

— С интересом слежу за развитием этой ситуации. Лично я не верю, что Ахметов готовит переворот. Это не его метод, не его стиль. Он действует иначе. И если что-то и переворачивает, то не такими грубыми инструментами. 

Но само по себе заявление Зеленского любопытнейшее. После таких слов Зеленский должен арестовать Ахметова или начинать очень сильно извиняться, потому что солгал и это будет доказано в судах. Да и по жизни тоже. 

С Ахметовым я уже много лет не общаюсь, но не думаю, что за это время он сильно изменился, чтобы заниматься такими вещами. К тому же, мне тяжело представить, зачем ему это нужно вообще? 

— Во время работы в Шахтере, вы встречались с Зеленским, когда он был в «Квартале-95» и приезжал в Шахтер на корпоративы? 

— Да, было дело.

— Какое впечатление тогда он на вас произвел?

— Вел себя замечательно, как руководитель развеселого шоу, который приехал развлекать журналистов, пока те выпивают и закусывают. Считаю, что какое-то время «95 квартал» был интересным и оригинальным явлением. Они были остры, интересны и востребованы. У них огромное количество ярких авторов. Все это, в конце концов, привело к популярности, в следствие чего Зеленский внезапно для себя даже стал президентом Украины. 

Думаю, сейчас он бы с удовольствием поехал поплясать на корпоративе, но уже не получится. У него другое веселье, альтернативное. Зеленский — неплохой провинциальный актер, которого занесло в политику, где он оказался абсолютно неталантливым глубоко периферийным политиком. 

Было бы даже странно, если бы он оказался столь многогранен, что превратился бы в отца нации. Так не бывает. 

Зеленский стал разменной картой в большой политической игре. Раз согласился на это, то обижаться не на кого. Хотя, с другой стороны — это невероятный карьерный взлет. Другое дело — каковым будет дальнейшее его продолжение карьеры, после президентства. Ведь, когда есть взлет, важно, какой будет посадка.

— Когда вы его видели, могли подумать, что смотрите на будущего президента Украины?

— Нет, конечно. В те времена еще не изобрели технологии или, во всяком случае, не запустили их для лепки руководителей страны из кого попало.

— В Украине во многом возлагают вину за то, что события на Донбассе разрослись до нынешних масштабов, на Рината Ахметов. Мол, у него было достаточно сил и влияния, чтобы придушить сепаратистские движения, но он этого не сделал. Не преувеличивают ли у нас мощь Рината Леонидовича? Мог ли он реально что-то сделать на начальном этапе?

— Я не знаю какие у него были цели, и что он предпринимал. Я всегда был далек от каких-то политических моментов. Но если мы не идем к политике, то она приходит к нам. Я считаю, что во всей этой ситуации виноват Майдан, майданные деятели и все эти «турчиновы», которые двинули военную технику на Донбасс. Коллективный запад, дергающий украинских марионеток за ниточки, виноват. Как только прозвучал первый выстрел в сторону Донбасса, на этом мир закончился. 

Кстати, интересная в вашем вопросе фраза содержится: «придушить сепаратистские движения». Кого придушить? Меня придушить и еще миллионы жителей Донбасса, которые не приняли «майданный финт»? Так мы на это не согласны оказались. Во сюрприз, да? Пока в Украине не научатся понимать, что на одно событие могут быть разные точки зрения, будет беда. Беда для Украины. 

С Крымом получилось все очень здорово, в Донбассе вышло гораздо хуже, сложнее и кровавее

— Но ведь «ваша» сторона именно что придушить настроения «биндеравцев» предлагает. Во сюрприз, да, что и на вас такая же реакция? Ну да ладно. Следующий вопрос. Мы живем в цивилизованном мире, где есть установленные границы. Как можно захотеть присоединиться части Украины к России?

— Такое случается в цивилизованном мире. Например, Чехословакия стала двумя разными странами, Югославия также превратилась в набор отдельных государств. О Косово я просто молчу, а цивилизованный мир – помалкивает. А как же быть с незыблемостью границ, когда СССР на куски порвали? 

Теперь поближе к нашей тематике. Если бы в свое время не рассказывали, что Донецк — такая же Украина, как и Львов, а относились с уважением к особенностям этого региона, возможно, дело бы до не дошло до сегодняшних событий. Донбасс – территория русских, русскоязычных, русскокультурных людей. Это обстоятельство не удастся проигнорировать. Уже не удалось, собственно. 

— Очевидно, что Донбасс решил пойти путем Крыма и присоединиться к России.

— Это абсолютная правда.

— Но по факту там идут вялотекущие военные действия и даже такая мощная с военной точки зрения страна, как Россия, не может сделать ничего, чтобы жизнь на Донбассе наладилась без Украины. Тот же вопрос что и по Ахметову — не преувеличена ли мощь России?

— У России есть свои резоны и возможности. То, что мы хотим — это наши хотелки. Как будет развиваться дальше история, мы не знаем. С Крымом получилось все очень здорово. Я поздравляю крымчан с тем, как оформился их фрагмент этой истории.

У нас вышло все гораздо хуже, сложнее и кровавее, но в соответствии со сделанным выбором. 

Что касается военной мощи России, то я не рекомендую ее проверять. Впрочем, кому не терпится, пусть попробует. Но не говорит потом, что его не предупреждали. 

— Если Донбасс хотел присоединиться к России, то почему она его не присоединяет? Не кажется ли вам, что Россия вас предала?

— Нет, не кажется. Сегодняшний Донбасс существует только потому, что за его спиной находится Россия. Иначе бы Украина утопила Донбасс в крови. Мой вывод опирается не на фантастические взгляды, а на то, что восьмой год происходит у меня на родине. Вот по вашему дому часто стреляют донецкие гаубицы?

— Нет. В Украине все спокойно. Мы не хотим ни к кому присоединяться. Нам важна территориальная целостность страны.

— А по моему дому стреляют. Знаете кто? Украинские войска. Вот если бы войска «ДНР» и ЛНР стояли под Киевом сейчас, то мы бы говорили о других вещах. 

— Вы бы сказали в 1943 году, что советские войска обстреливают Сталинград, который заняли фашисты? Украина хочет вернуть свои законные территории.

— Что значит, она хочет вернуть свои территории? Если ценой моей жизни и жизни моих детей, то я с этим не согласен. И нас там таких миллионы. Наше мнение не интересно Украине? Очень хорошо. А нам не интересна Украина.

— На Донбассе есть и такие люди, которые не хотят в Россию, а хотят жить в Украине, и их немало.

— Кто хотел, тот уже уехал. А потом ездит туда-обратно, ищет, где лучше.

— Не у всех есть возможности и средства уехать. У меня есть товарищ, который был бы рад уехать из Донецка в Украину, но у него просто нет денег на это, и приходится пытаться сосуществовать на территории «ДНР».

— Такое бывает. А что я должен предпринять в данном случае? Вернуть Донбасс в Украину? Донбасс в Украину уже не вернется, как и Шахтер в Донецк. Таковы сегодняшние реалии. 

Возврат Донбасса в состав Украины — неприемлемый для меня вариант

— ООН и ни одна страна не признали «ДНР». Быть непризнанной территорией — это ваш выбор?

— Значит, будем непризнанной территорией, как Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, Арцах. Конечно, это плохой, тяжелый и неудобный путь. Для меня было бы лучше, если бы «ДНР» вошла в состав России. Это мое персональное мнение, за всех дончан расписываться не буду. Вариант, который для меня неприемлем — возврат Донбасса в состав Украины.

— А как быть тем людям, для которых возвращение Донбасса в Украину — приемлемый вариант?

— Каждый ищет свой путь. Смотрит, где ему лучше и хуже. Из Шахтера я ушел не по футбольным причинам, а по политическим. Я прекрасно представлял, что это ведет к сложностям, и качество моей жизни заметно ухудшится. В довольно взрослом возрасте пришлось начинать новую жизнь. Но для меня не было другого выбора.

Я не мог оставаться в Шахтере и в Украине. У кого-то другой выбор. Так бывает. 

Если бы в самом начале событий хватило ума не начинать стрелять, а вступить в переговорный процесс, возможно, все было бы по-другому. Вы ж как говорите, что это фриковый был референдум на Донбассе в 2014 году. А я видел, как люди шли на участки, и даже инвалидов несли, чтобы проголосовали. Считали, что это наш путь в Россию.

— Хорошо. Как бы вы восприняли, если бы некоторые регионы России захотели бы присоединиться к Китаю или Японии путем референдума. Вы бы поддержали их стремление?

— Даже не буду это рассматривать. Это дело России, как могучего государства. А если государство не могучее, тогда начинаются вот такие процессы развала. Развал Украины начинался не с Донбасса и Крыма, а с захвата областных администраций на западе. 

— «Захвата», заметьте, под украинскими, а не российскими флангами. Да и президент Янукович бросил нашу страну и трусливо сбежал – сюрприз! – в Россию.

— Наверное, он мог это все остановить, но я никогда не был в команде Януковича. Ему нужно было более решительно действовать на Майдане. А после этого случился государственный переворот и начали происходить незаконные вещи.

— Какой же это госпереворот, если президент сбежал, и Верховная Рада, согласно Конституции Украины, назначила внеочередные выборы.

— Не передергивайте, куда сбежал?

— В Крым, а потом в Россию.

— У Турчинова была должность исполняющий обязанности. Где это прописано в Конституции?

— Страна осталась без президента во время чрезвычайной ситуации. Он управлял страной до законных выборов.

— Мне эти подробности неинтересны. Пошагово, кто куда бежал, кто узурпировал власть – это для политических ток-шоу. У меня, если угодно, к Януковичу вопросов больше, чем у вас. Например, почему не было жестких решений по отношению к майданным безобразиям? 

— То есть, одну часть страны вы призываете «услышать», а к другой «жестких решений»?

— Кстати, при таком раскладе, и у вас не было повода обвинять Януковича в бегстве и в том, что он, буквально, заставил Турчинова двинуть войска на Донбасс. Случилось так, как случилось. Терпеть не могу фразу о том, что «история не знает сослагательного наклонения». Но она действенна. 

Не считаю себя предателем родины

— Многие вам предъявляют, что когда вы жили в Украине, получали зарплату, то вас все устраивало. А как только началось вторжение России, война, то вы сразу выбрали сторону «русского мира». Не считаете ли вы себя предателем родины?

— Я себя не считаю предателем родины. Родился, кстати сказать, в СССР, УССР, в Донбассе – из всего этого остался только Донбасс. Прорусские взгляды никогда не скрывал, другое дело, что не было нужды их как-то обозначать выпячивать. Потому что ситуация в стране и регионе позволяла мириться с происходящим. 

Зарплату я не получал, а зарабатывал. Вторжения России не заметил, хотя и хотелось бы. 

Когда русским говорят: «Чемодан, вокзал, Россия» - это нормально? Считаю, что нет. Но я прислушался к этому предложению. Взял сумку, поехал в аэропорт и улетел в Москву. Тогда было прямое авиасообщение, помните? Стало быть, Россия уже вторглась, а самолеты еще летали, поезда ходили, газ качался… Необычная война, как для меня, но ладно. 

Какие ко мне могут быть претензии? Я четко обозначил свою позицию. Мне не понравилось, что в Украине строится фашистское и антинародное государство. Поэтому я там оставаться не мог.

— Погодите. В Верховной Раде нет ни одной фракции с националистическим уклоном, в то время как в России Жириновский, Рогозин и Прилепин напрямую выступают в Госдуме с заявлениями «разбомбить», «расстрелять» и тому подобное. Не это ли фашизм?

— Прилепин в Госдуме выступает? Интересно было бы послушать. Говорить можно все, что угодно. В политике такое случается. А я вам расскажу вот что. Под Мариуполем стоит подразделение «Азов», у которых на эмблемах руна «волчий крюк» - эмблема дивизии СС «Дас Райх». Сомневаюсь, что они просто любители этнографии. Но главное не символика, а что происходит в Украине — законы против русского языка, насаждение пещерного хуторского национализма, вытравливание инакомыслия, уничтожение собственного народа, хотя бы даже бешеными коммунальными платежами. 

— Но мы с вами говорим на русском и сайт наш русскоязычный. Где вы видите притеснения? На украинском должны говорить в госсслужбах, но это правильно, ведь мы живем в Украине. 

— Потому что на украинском ваш сайт никто не будет читать. И, подождите, прихлопнут и вас. По поводу госслужб тоже не согласен. Почему это в регионе, где все говорят на русском, в госслужбе должны говорить на другом языке. Я был в разных странах, например, в Швейцарии, где есть четыре государственных языка, и это никак не мешает жить. Когда-то давно Украина могла пойти путем федерализации, получить шанс на спасение от распада. Но эту возможность проскочили на страшной скорости. Теперь речь идет о выживании Украины. И войне!

— Вас устраивала жизнь в Украине до 2014 года?

— Раз я никуда не уехал и не делал никаких заявлений, значит, устраивала. Я дончанин в четвертом поколение, родился и жил в Донецке, мои предки строили этот город. Куда я должен был уезжать? Меня все устраивало в Донецке. Я хотел всю жизнь прожить и умереть в Донецке. А как у меня получится сейчас, не знаю. 

— Но сейчас вы в Москве. Когда планируете вернуться жить в Донецк?

— Может быть, завтра. Может, через год. Я не знаю. В последнее время моя судьба меняется, как в калейдоскопе, и я сам не перестаю этому удивляться. Но зато все больше убеждаюсь, что меня ведет Господь. Он знает, что мне нужно, и я прислушиваюсь к его воле. Господь сподобит, и я буду в Донецке.

Футбол меня интересует только потому, что в нем есть Шахтер

— Давайте поговорим немного о сборной Украины. Петраков после Шевченко: видите ли, в игре и тактике что-то новое? Если да, чья сборная вам ближе?

— Раньше сборная меня интересовала только когда играли представители Шахтера. Долгие годы, да и сейчас, футбол меня интересует только потому, что в нем есть такое явление, как Шахтер. Например, я не могу смотреть и восторгаться матчем Барселона — Реал. Я там ни за кого не болею. 

Ровно так же происходит со сборной Украины. Разумеется, я за ней посматриваю, и знаю, что она вышла в стыковые матчи отбора на чемпионат мира. Но судить о тактике Шевенко и Петракова не возьмусь, потому что не до такой степени изучаю вопрос.

Когда у руля сборной Украины находился Шевченко, мне была понятна эта ситуация. Он символ и флаг украинского футбола, известный в Европе человек, обладатель «Золотого мяча».

Мне кажется, что Шевченко ‒ мотиватор, хотя я не уверен, что он гениальный тренер. 

А вот что из себя представляет Петраков, я понятия не имею. Судя по тем обрывкам информации, что до меня долетают из его пресс-конференций, для меня он странноватое явление, которому не могу дать объяснение. Мне не нравятся рассуждения Петракова, что игрока ни в коем случае нельзя привлекать в сборную, если он выступает в чемпионате России. Значит, футбол и успехи сборной для него – не самое главное. 

— При Шевченко также не в национальную команду не вызывали игроков и РПЛ.

— Вот-вот. Даже такая звезда, как Шевченко, вынужден подстраиваться под ситуацию. А вы говорите, что в Украине все нормально в идеологическом плане.

— Так у нас с Россией идет война. Какие тут могут быть вопросы?

— Если бы была война с Россией, то российские войска находились бы по всей Украине. Уверяю, вы бы это точно заметили. Если у Украины война с Россией идет, то Россия на нее не явилась. Расскажите там своим, станет гораздо проще воспринимать ситуацию. 

— Вы опять начинаете преувеличивать мощь России.

— А вы преуменьшаете. Украинцы почему-то считают, что имеют право крутить дули одной из сильнейших держав мира. Не балуйтесь с этими вещами. Не доводите до греха. 

— Самая мощная держава, но не может забрать у слабой Украины Донбасс.

— Потому что армия России там не участвует. Вы думаете, армия России буксует на промзоне Авдеевки? Если бы там было хоть одно подразделение России, то Авдеевка, и еще многие города и поселки, давно вошли бы в состав «ДНР», в мгновение ока.

— Без помощи российской армии «ДНР» бы вообще не существовало.

— Еще не хватало, чтобы Россия нам не помогала — своим братьям по крови и русским людям. А что было бы с Украиной, с таким ее наглым поведением, без США за спиной? Это риторический вопрос. 

Было бы круто, если бы Украина приехала и выиграла чемпионат мира в Москве. Не это ли повод для гордости?

— У каждого из нас свое мнение по этому поводу. Опять мы ушли от темы футбола в политику. Возвращаемся. Как оцените жеребьевку стыковых матчей для Украины и России?

— Жеребьевка показала, что Украине отвалилось максимально возможное количество фарта. Это не плей-офф, а мечта. Конечно, Шотландия и Уэльс не такие уж сладкие пирожки, но это не Италия и Португалия.

Я склонен думать, что сборной Украины есть неплохой шанс пройти на чемпионат мира. 

У России жребий посложнее. Поляки и потенциальные шведы — далеко не подарок. К тому же Россия с ними играет тяжело и сегодня находится не в самом лучшем своем состоянии. Буду болеть и надеяться, что сборная России пройдет.  

Самая кошмарная пулька — это Италия и Португалия. Мне жалко, что одна из этих команд не пройдет. 

— Сборные Украины и России продолжают разводить. Вы бы ждали этого поединка?

— Да. Мне было бы интересно. 

— Данный поединок возможен в сегодняшних реалиях?

— Сегодня матч между сборными Украины и России провести невозможно даже на нейтральном поле, хотя Украина могла себя там неплохо показать. 

В августе я работал на чемпионате мира по пляжному футболу в Москве. Сборная Украины, пройдя европейский отбор, отказалась ехать на мировое первенство в Россию. Более глупого поступка для спорта я не могу придумать. 

Вместо Украины приехала Швейцария, которая прекрасно себя проявила на турнире, заняв третье место, собрав хорошую прессу и персональные трофеи игроков в разных номинациях.

Было бы круто, если бы Украина приехала и выиграла чемпионат мира в Москве. Не это ли повод для гордости? 

Нам необходимо дождаться момента, и это уже не о пляжном, а о классическом футболе, когда сборные Украины и России будут так сильны, что дойдут до финала чемпионата мира или Европы, где их уже не смогут развести. И там они проявят себя, как спортсмены, а не политики. Ведь политики из них никудышние. 

— Знаю ваш ответ на этот вопрос, но все равно задам. За кого будете болеть в матче Украина — Россия?

— Я бы болел за сборную России. 

— А если бы они встретились до 2014 года?

— Не знаю. Тогда я об этом не задумывался.  

— Какая, по-вашему мнению, сборная сильнее в данный момент?

— Для меня самая лучшая и сильная сборная, за которую я болел, была команда СССР. Часто ее основу составляли представители Украинской ССР. Это была очень интересная команда, и советских футбольный чемпионат – потрясающее состязание. 

Думаю, что сейчас сборные Украины и России соизмеримы по силам. Возможно, сборная Украины чуть сильнее и интереснее по составу.

За счет нескольких игроков нового поколения, показывающих совершенно иной уровень футбола. Имею в виду Зинченко, Малиновского и Яремчука, которые выступают в Европе. Если Петраков не будет чудить, отказываясь от услуг Малиновского, то это будет очень приличная сборная, которая много чего покажет.

Все фотоизображения, использованные в материале, предоставлены Русланом Мармазовым.

Весь эксклюзив украинского спорта теперь в нашем Telegram-канале, присоединяйтесь!

FanDay.net в Telegram

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

xobbit
xobbit
2 декабря 11:17
Ура патриот Донбасса - и живет в москве. Руслан, как ты бросил родной Донбасс? Твои же предки строили Донецк. Предательская морда, а не патриот. Рупор москвы, пишет о Донбассе, не бывая там. Не хочет домой возвращаться, хотя всю жизнь смотрел, когда вернется ссср и свалил. Возвращайся на Донбасс, живи дома, работай, но нет - такие за деньги все продадут.
0
0
Антон Федорців
Антон Федорців
2 декабря 11:04
Може відразу в пушиліна інтерв'ю візьмете чи яка там зараз російська лялька призначена керувати окупованими територіями? Давати трибуну колаборантам взагалі погана витівка, а для нового сайту – тим більше. Як не набрали авторитету, то вже й не наберете.
0
0
sixto
sixto
2 декабря 10:47
Эх, Руслан, Руслан... Помню, с удовольствием вас читал в журнале Футбол, вы там действительно были самобытным автором. Но почему же вы так ненавидите Украину?
0
0
Сергей Щербаков
Сергей Щербаков
2 декабря 10:30
Мармазов наговорил много дельных вещей, если убрать за скобки ряд расейских моментов
1
1
Василий Хаджи
Василий Хаджи
2 декабря 10:27
насколько крутой журналист, настолько странный человек
0
0
xobbit
xobbit
2 декабря 11:18
крутая продажная мразь
1
0