С Каштру, в отличие от Фонсеки, говорить на «ты», не мог: откровенное интервью переводчика Шахтера Нагорского

Даниил Вереитин
Даниил Вереитин
Просмотров 49158
Комментариев 0
С Каштру, в отличие от Фонсеки, говорить на «ты», не мог: откровенное интервью переводчика Шахтера Нагорского
Максим Нагорский. Фото: Шахтер

Многолетний ассистент и переводчик главного тренера Шахтера рассказал о работе с португальскими тренерами и бразильскими легионерами донецкого клуба

Макс Нагорский известен всем украинским болельщикам как главный связной между бразильскими легионерами и украинскими зрителями. А еще как помощник Паулу Фонсеки и Луиша Каштру. Без него любая пресс-конференция была обречена на дискоммуникацию.

Макс пришел в Шахтер еще в 2013-м и провел в команде 9 лет. С началом войны клуб покинули бразильские легионеры и необходимость работы Нагорского постепенно свелась к нулю. Но еще не вечер – вполне возможно, услуги этого специалиста понадобятся клуб уже после зимнего межсезонья.

А пока Максим Нагорский рассказал FanDay.net как ему работалось с Паулу Фонсекой, что он делал во времена Де Дзерби, стоило ли команде возвращаться с зимних сборов в Киев и что его связывает с телеведущей Аллой Бублий.

«Физически сейчас я далеко от команды»

– Макс, Шахтер остался почти без бразильцев. Ты еще в клубе или уже нет? 

– К сожалению, со всеми произошедшими событиями, многое изменилось. Шахтер не стал исключением, пережив огромное количество перемен. Физически я сейчас нахожусь далеко от команды, но, пока, все еще являюсь сотрудником клуба.

– Как произошло ваше фактическое расставание?

– В последний раз я был с командой, когда она находилась под управлением мистера Де Дзерби. Это было весной этого года, когда Шахтер проводил благотворительный тур по Европе для сбора средств для украинской армии. Фактического прощания с командой у меня было. 

– В конце февраля бразильцы записывали коллективное обращение с просьбой помочь им уехать из Украины. Обращались ли они к тебе за какой-то помощью? 

– Разве что только за информационной. Мы все были очень напуганы происходящим и не сразу понимали, как именно нужно действовать. 

– Хорошо, а планируешь ли дальше заниматься футбольной деятельностью? 

– Сложно что-то знать наверняка. Сейчас пробую себя в совершенно новой сфере.

«Фонсека для меня всегда будет первым и главным наставником»

– Давай вспомним, как ты оказался в Шахтере. Ты пришел еще в отдел коммуникаций? Чем занимался? 

– В Шахтер я пришел в конце лета 2013 года. Тогда я не верил своему счастью. Стать сотрудником звездной команды, было чем-то особенным. Действительно в самом начале пути, я оказался в Департаменте коммуникаций. Тогда клубу требовался человек со знанием португальского языка и я, видимо, оказался достойной кандидатурой. 

Мы занимались тем, что в команде с Андреем Бурлаковым, Никитой Савченко и Ольгой Скороход делали тогда еще только первые шаги в развитии клубных социальных сетей, для большего освещения жизни команды. Лично я отвечал за бразильскую и португальскую аудиторию.

Также, с моим появлением, во многом наладилась коммуникация между бразильскими легионерами и прессой. Записывалось большое количество интервью, программ, социальных мероприятий. Именно в то время, я стал приближаться непосредственно к самой первой команде, сопровождая в большей степени бразильских игроков на матчах, пресс-конференциях, межсезонных сборах.

– Приход Фонсеки – твой звездный час. Как ты вошёл в его тренерский штаб? 

– Фактически, в сам тренерский штаб Паулу я не входил. Но когда находился в такой непосредственной близости к игрокам и тренерам, то получил возможность еще больше прочувствовать в насколько большом и могущественном клубе я нахожусь.

Ответственность возросла в разы, ведь передача точных установок тренера подопечным играла ключевую роль в успехе команды. Поначалу было немного страшно и непривычно, но я считаю, что я достаточно быстро смог адаптироваться к своим задачам.

– Что особенного в работе Паулу? Что ты вынес для себя из этого опыта? 

– Лично для меня Паулу всегда будет первым и главным наставником. Именно с ним я получил этот футбольный азарт, эту любовь к игре. 

Сказать, что я научился чему-то новому – не сказать ничего. Оказаться в самом сердце команды, где принимаются те или иные ключевые игровые решения, строится тактика, манера как это все подается игрокам… Думаю, мне очень сильно повезло, что я начал именно с Паулу.  Это большой профессионал и человек с большой буквы. 

– Это правда, что Фонсеку поначалу не приняли старожилы? Например, Ракицкий? 

– Я бы не сказал, что Паулу кто-то не принял. Думаю, что, когда любая команда переживает такую пертурбацию по смене тренера после 12 лет работы под другим наставником, в самом начале пути - возможны какие-то минимальные недопонимания, возможно, разногласия, но не более этого.

Не стоит забывать, сколько Паулу сделал для Шахтера, и сколько трофеев принесла его плодотворная работа в клубе! Когда Паулу уходил из команды, все были очень расстроены. Думаю, это о чем-то говорит! 

– Ты одним из первых узнал об отношениях Паулу с Катериной Остроушко… 

– Паулу и Катерина – прекрасная пара. И у них растет прекрасный украино-португальский сынишка! Я очень рад, что они встретили друг друга и искренне желаю им огромного счастья и благополучия!

«С Каштру я не мог себе позволить переход на «ты»

– Луиш Каштру – глубокий аналитик и добрый дяденька. Это его и погубило в отношениях с опытными игроками? 

– У каждого тренера свой подход к работе, своя философия и видение игры и жизни. Под началом Луиша Шахтер также добился достойных результатов и уверен, что каждый из игроков научился чему-то новому. 

– В чем главное отличие Каштру от Фонсеки? И в работе, и в человеческих качествах? 

– О разном подходе к работе я уже говорил. Но что объединяет этих двух специалистов это, видимо, португальская футбольная школа. Огромное внимание к тактическим действиям, деталям, яркий атакующий футбол, и очень понятная передача информации игрокам.

В человеческих качествах, думаю, большую роль играла разница в возрасте. Например, с Луишем я не мог позволить себе говорить на «ты», тогда, когда Паулу сам же для простоты общения после нескольких месяцев совместной работы предложил мне перейти на менее официальную речь.

В любом случае я очень рад, что мне удалось поработать с ними обоими. У каждого из них я смог научиться чему-то новому, как в профессиональном, так и в жизненном плане.  

– Как изменились твои функции при Де Дзерби? 

– С приходом Роберто мой функционал немного изменился, но не радикально. Так как я владел итальянским языком больше в плане понимания, но пока еще не разговора, я абсолютно спокойно и уверенно мог его переводить с итальянского на португальский для бразильцев.

Поначалу для обратного перевода нам требовался еще один переводчик, чтобы перевести Роберто обратно, что ему отвечали бразильские игроки. Но со временем я подтянул язык и необходимость в этом пропала.

«Каждый из уехавших бразильцев переживает за ситуацию в Украине»

– Кого из бразильцев Шахтера ты назвал бы своим близким другом? 

– Абсолютно со всеми бразильцами я поддерживал и поддерживаю отличные дружеские отношения. 

– В крупных телеграм-каналах, посвященных женщинам, которые оказывают сексуальные услуги, бродила история о том, что некоторые игроки Шахтера с бразильским паспортом были теми еще охотниками на украинских девушек в ночных клубах. Подтверждаешь? 

– Совершенно ничего не могу ответить по этому поводу. Даже и не знал о существовании этих каналов . 

– Правда ли, что Луис Адриано чуть не набил табло Гладкому, а Дуглас Коста однажды кинулся с кулаками на Луческу? 

– При мне такого не было. Возможно, это было до моего прихода, но я об этом не слышал. В любом случае футбол – эмоциональная игра, не всегда удается оставаться с холодной головой. 

– В этом году на зимних сборах ощущалось приближение большой войны?

– Нет. Никто себе даже представить не мог что в наше время это в принципе возможно!

– Как ты думаешь, стоило ли возвращаться команде в Киев? 

– Абсолютно и безоговорочно – да! Как я и сказал, никто даже и не думал, что такое может случиться. 

– Общаешься ли ты с бразильцами, которые остаются на контракте с Шахтером, но играют в аренде в других командах? Они планируют вернуться или для них украинский этап карьеры завершен? 

– С ребятами общаюсь, но это отдаленные от работы разговоры. Сейчас довольно сложно что-либо планировать. Могу сказать, что каждый из них вспоминает Шахтер с большим теплом и очень переживает за ситуацию в Украине. Ведь там было пережито так много замечательных моментов, эмоций… Главное, чтобы война поскорее закончилась!

– Я видел в инстаграме несколько твоих фото с Аллой Бублий, да и в жизни вы достаточно тепло общаетесь. В каких вы отношениях?

– Я очень люблю Аллу. Она замечательная девушка и очень близкий для меня друг. Такие люди в жизни встречаются довольно редко – я это ценю. 

– Есть ли у тебя мечта, связанная с Шахтером или Донецком?

– Еще с 2014 года мы все мечтаем сыграть на Донбасс Арене в украинском Донецке. И я разделяю эту мечту. 

Не буду скрывать, что в течение всех этих лет я был очень счастлив что являюсь частью такой дружной семьи, такой приятной и легкой атмосферы, которая царила в Шахтере. 

Благодаря клубу, лично я, очень многому научился, познакомился с огромным количеством людей, вырос, стал умнее и сильнее. 

Даже если в будущем наши пути разойдутся, я всегда буду благодарен клубу, и с большим теплом буду вспоминать Шахтер и болеть за любимую команду. А сейчас – главная победа за всеми украинцами! 

Читайте также Это удивительно, но Шахтер в кейсе Мудрика может быть прав. Пять причин, почему упрямство вознаградится Это удивительно, но Шахтер в кейсе Мудрика может быть прав. Пять причин, почему упрямство вознаградится
Напишите первый комментарий

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.