«Сначала Роналду будет тяжело»: поигравший в Саудовской Аравии украинец – о Донадони, бандитах Грозного и долге Варги

Андрей Пискун
Андрей Пискун
Просмотров 90585
3 голоса
«Сначала Роналду будет тяжело»: поигравший в Саудовской Аравии украинец – о Донадони, бандитах Грозного и долге Варги
Иван Малимон и Криштиану Роналду, коллаж: FanDay.net
3
0
Комментариев 0

Криштиану Роналду выбрал неожиданный вариант продолжения карьеры, подписав контракт с Аль-Насром. Fanday.net по этому поводу записал большое интервью с бывшим нападающим Иваном Малимоном, который в 2000 году играл в Саудовской Аравии за Аль-Иттихад.

Иван Малимон в Украине известен по выступлениям за хмельницкое Подолье и ЦСКА. Однако в молодом возрасте, когда футболисту было 22 года, он попробовал свои силы в Аль-Иттихаде, где его партнером был легенда Милана и сборной Италии – Роберто Донадони.

В беседе с редактором Fanday.net Малимон рассказал об особенностях местного чемпионата, какие деньги тогда платили в Саудовской Аравии, как его склоняли к мусульманству и как Вячеслав Грозный и Шандор Варга разрушили его карьеру. Наш разговор затронул даже тему Александра Петракова и Анатолия Тимощука, с которыми Малимон пересекался в своей карьере. Рекомендуем дочитать до конца.

«В Саудовскую Аравию Роналду поехал заработать денег, а потом вернется в Европу»

– Иван, вы удивились, когда узнали, что Роналду перешел в такой экзотический чемпионат?

– Конечно, удивился. В основном, в Саудовской Аравии футболисты заканчивают карьеру.

– Как вы думаете, Роналду еще вернется в Европу?

– Ну а почему нет? Вон Ибрагимович поехал в США, а потом вернулся и в 40 лет так бежит, что его дротики не догонят. Это зависит от человека. Зная, как Роналду тренируется и не сбавляет к себе требования, думаю, он еще попылит на европейских полях. В Саудовскую Аравию он поехал заработать денег, а потом вернется. 

Криштиану Роналду, фото: Twitter

– Что это за клуб – Аль-Наср? Помните его, когда выступали в Саудовской Аравии?

– Скажу честно, нет. В то время эта команда не была такой популярной.

– С какими проблемами Роналду может столкнуться в Саудовской Аравии?

– Основная проблема – это жаркий климат. Сначала ему там будет очень тяжело. Нужно время на акклиматизацию. 

– Какой уровень чемпионата в Саудовской Аравии?

– На то время чемпионат был неплохой, но уровень команд низкий. За чемпионство боролись две команды – Аль-Иттихад и Аль-Хиляль, как у нас Шахтер и Динамо. Эти команды были неплохие, а остальные очень слабые. Также в Аравии играют намного мягче, чем у нас. Я не думал там долго оставаться, планировал вернуться в Европу. 

«Шейхи меня просматривали в первой игре, а я «мертвый» от жары. Они пришли в ужас – «кого нам привезли?»

– Давайте теперь поговорим о вас. Расскажите, как вы попали из европейского футбола в Аль-Иттихад?

– Это произошло благодаря грузинскому тренеру Ревазу Дзодзуашвили. Я с ним познакомился, когда играл в Темпе (Шепетовка). Сначала он меня позвал в Сконто из киевского ЦСКА, он там был тренером-консультантом. Я туда приехал, а он говорит, что уже собирается в Саудовскую Аравию и пригласил меня с собой. Я согласился.

– Не побоялись туда ехать в молодом возрасте? Вам ведь тогда было 22 года.

– Дзодзуашвили мне говорил, что мы едем туда ненадолго, а потом вернемся опять в Европу. Я принял такое решение, потому что в ЦСКА толком не играл.

– Что вас удивило в Саудовской Аравии?

– Там очень тяжелый климат, высокая температура, надо перестраиваться. Когда я туда приехал, то был в форме, но я поплыл. Все игры там проходят в 21:00 после заката солнца. 

Шейхи меня просматривали в первой игре, а я «мертвый» от жары. Они пришли в ужас – «кого нам привезли?». Реваз им говорит: «Дайте нам неделю, а потом посмотрите». 

Неделю я тренировался, восстановился и акклиматизировался. Вышел на товарищескую игру и забил три гола. Шейхи были довольны, я остался в команде на три месяца.

– Как вам игралось с легендой Милана Роберто Донадони?

– Это очень сильный футболист. Скажу для сравнения так. Калитвинцев мог отдать длинную точную передачу верхом, а Донадони мог отдать такую-же низом на 40 метров. Мяч летел как пуля, точно в ногу футболиста.

Звездной болезни у него не было. Он вел себя с нами просто. Единственной проблемой был языковой барьер, потому что я не знаю итальянского. Но общались через переводчика.

– Что он рассказывал об Андрее Шевченко?

– Шевченко как раз тогда приехал в Милан, а Донадони оттуда уехал в Саудовскую Аравию заканчивать карьеру. Он тепло отзывался о Шеве, говорил: «Фартовый футболист. Его не видно, не видно, а потом бах – и гол забивает». 

Андрей Шевченко, фото: Getty Images

Также в Милане все были в шоке от того, что Шева всегда возвращался назад, играл по системе Лобановского. Его за руку привели вперед и сказали: «Андрей, ты – нападающий. Твоя задача – забивать. Сзади есть, кому отбирать мяч». После этого он раскрылся в Милане, получил «золотой мяч».

«Однажды ко мне подошел один футболист, заклятый мусульманин, и говорит: «Сними крест, у нас в чемпионате нельзя играть с крестом»

– В Саудовской Аравии вы показали сумасшедшую результативность – десять голов в семи матчах. Аль-Иттихад не предлагал вам остаться?

– Они предлагали мне сменить веру и принять мусульманство. Мне запомнилось, что, когда мы переодевались, местные футболисты смотрели на мой крест, как бык на красное. Однажды ко мне подошел с переводчиком один футболист, он вообще заклятый мусульманин, но игрок хороший, и говорит: «Сними крест, у нас в чемпионате нельзя играть с крестом». 

Чтобы вы понимали, они там молятся пять раз в день. Только звучит «Аллах акбар» – тренировка останавливается, они расстилают коврик прямо на поле и начинают молиться. Мы, иностранцы, стоим отдыхаем, пьем водичку. 

Я ему говорю: «Извини, но в нашей вере нельзя так раком становиться. Я сюда приехал не в вере с вами таскаться, а в футбол играть. У меня своя вера и крест я не сниму». Не знаю, как ему это перевел переводчик, но больше ко мне с такой просьбой он не подходил. 

Но спустя время этот же футболист просил, чтобы я Коран почитал. Я ему сказал, что у меня Библия есть. Возможно, если бы тогда принял их веру, то сейчас бы был миллионером и ходил с шейхами. Но я ни о чем не жалею. 

– В арабских странах действует строгий запрет на алкоголь. Как вы отдыхали в Саудовской Аравии?

– Верно, там действует сухой закон, так что никаких загулов не было. Хотя – один случай все же был. Как-то капитан Аль-Иттихада пригласил меня в гости. Он, кстати, участвовал еще на чемпионате мира 1994 в составе сборной Саудовской Аравии. После тренировки он подошел ко мне и говорит: «Ivan, drink? Сome to my home» и показывает определенный жест. Знал, что мы любим это дело (смеется, – прим. А.П.). 

Я, долго не думая, сразу согласился. И вот еду я за ним на машине, а сам думаю – чтоб никакой подставы там не было. Сейчас приеду к нему, выпью, а потом на машине назад возвращаться, а это же Саудовская Аравия, там строго с алкоголем. Но желание выпить в итоге победило страх. 

Мы приехали к нему, он говорит: «Что будешь пить: виски, вино, водку?». Я, естественно, выбрал водку, зачем мне то виски. Его жена сразу накрыла стол, чтобы можно было закусить. Через минут 15 приходит мужичок с зашитой сумочкой, а в ней вино, водка, коньяк, виски. У них там спиртное, как наркотики продают, чтоб никто не видел. 

Мы выпили, закусили и начали друг друга понимать. Уже и переводчик был не нужен (смеется, – прим. А.П.). Он мне говорить: «Иван, ты – хороший футболист, но у нас тут такая ситуация». И начал рассказывать, как шейхи мутят деньги.

«Аль-Иттихад заплатил Марадоне за один матч миллион долларов. Потом завели его в магазин, где продавалось золото, и сказали: «Выбирай, что хочешь»

– Кто еще из топовых футболистов играл в Аль-Иттихаде?

– В разное время там играли Марадона, Донадони и Малимон (смеется, – прим. А.П.). Про Марадону расскажу интересный случай. В Аль-Иттихад его пригласили на одну игру – это был финал. По-моему, это было в 1986 году.  Марадоне заплатили за один матч миллион долларов. Потом завели его в магазин, где продавалось золото, и сказали: «Выбирай, что хочешь».

Диего Марадона, фото: Getty Images

– А вам какие-то подарки вам дарили?

– Нет. Марадона – это легенда, меня так по магазинах не водили (смеется, – прим. А.П.).

– Аль-Иттихад в том сезоне, когда вы выступали, стал чемпионом. Вы получили медаль?

– Нет, меня в конце сезона уже не было в команде. По почте мне медаль не выслали. А она бы не помешала, золотая, килограмм на десять (смеется, – прим. А.П.).

– Почему в Саудовской Аравии выступало мало украинцев?

– Эта страна – как перевалочный пункт для футболистов. Я не знаю, почему там так мало наших. Но иногда едут же. Тот же Лобановский тренировал в ОАЭ и Кувейте, Ребров был в Саудовской Аравии, а теперь в Эмиратах. Про Лобановского мне рассказывали интересный случай. Он так загонял арабов, что после первой тренировки им скорую вызывали. Они не привыкли к таким сумасшедшим нагрузкам. 

– Сейчас Реброва сватают в сборную Украины. Что скажете о нем?

– Ребров – одаренный футболист, а как с тренером, я с ним не работал. Однако от ребят слышал, что он полностью футбольный человек, который все понимает. Думаю, его ждет большой успех в тренерской карьере. 

«Я полностью доверял Ревазу, поэтому был уверен, что мне заплатят оговоренную сумму. Но, как выяснилось, Дзодзуашвили меня тоже кинул»

– Что вам не понравилось в Саудовской Аравии?

– В Аль-Иттихаде ситуация была такая. Они берут на три месяца футболистов из Европы и отмывают деньги с помощью агента Шандора Варги. Он притерся к шейхам и постоянно что-то мутил. Например, Донадони подписал контракт на миллион долларов, но получил только половину и уехал. Полмиллиона замутил себе Варга. Он знает, с кем делиться.

Но, думаю, Донадони все равно доволен – заработал пол миллиона за два месяца. Может, там какая-то договоренность была. Его дела вел другой агент, но Варга все равно участвовал в переходе. 

Шандор Варга, фото: Google

Европейцев они берут в период, когда сборная готовится к международным соревнованиям, поэтому местных футболистов почти нет в клубах – они в расположении национальной команды. 

Когда мы с Ревазом уехали из команды, то тренером назначили югослава Ивана Каталинича, который в свое время тренировал запорожский Металлург. Вот такой там круговорот.

– Ваши дела вел Шандор Варга?

– Я с ним подписал контракт в Саудовской Аравии, и он выступал, как мой агент. Нас познакомил Реваз.

– В Саудовской Аравии с вами полностью рассчитались?

– Нет. Я разговаривал с Лужным, когда он был в Арсенале, насчет Варги. Говорю: «Олег, как у тебя с этим Шандором?». Он сказал, что у него с ним все нормально: «Ваня, решай с Шандором проблемы сам». 

– Давайте по зарплате проясним. Сколько вам платили в Аль-Иттихаде и сколько остались должны?

– У меня была зарплата 2,5 тысячи долларов в месяц, а должна была быть от 10 до 15 тысяч.  Там еще Дзодзуашвили решал, сколько кому платить. Также я получил 20 тысяч подъемных за переход. Кроме того, арабы что-то заплатили киевскому ЦСКА.

– То есть в вашем контракте было прописано 15 тысяч зарплата?

– Сумма в контракте была прописана на арабском языке, я ничего не понимал. Сначала мои дела вел Реваз, потом подключил Варгу. Я полностью доверял Ревазу, поэтому был уверен, что мне заплатят оговоренную сумму. Но, как выяснилось, Дзодзуашвили меня тоже кинул. 

Ели бы я был постарше, то повел себя по-другому. Когда я восстановился через неделю после приезда и шейхи на меня посмотрели, то сказали: «Мы готовы заплатить за этого мальчика любые деньги: и ему, и клубу». Я не знаю, сколько на мне заработали Реваз и Варга, но, думаю, там немаленькая сумма.

«У Варги была задача – перекрыть мне кислород»

– Что было после периода в Саудовской Аравии?

– После Аль-Иттихада я год не мог найти команду, играл на область. А потом появился вариант с московским Торпедо, они тогда заняли третье место в чемпионате россии. Мы с ними договорились на 150 тысяч долларов, в то время это были хорошие деньги. На сборах я себя неплохо зарекомендовал, уже прихожу подписывать контракт, а мне говорят: «Ваня, разберись со своим агентом. Мы договорились на 150 тысяч и готовы их заплатить. Но он поднял цену до 250. После следующих сборов что, будет 350? Так дела не ведутся».

Я позвонил Варге, но понял, что ничего с ним не порешаю. У него была задача – перекрыть мне кислород.

– Почему?

– Варга – хороший друг Вячеслава Грозного, который затаил на меня обиду. Грозный купил меня в Днепр из Подолья. В хмельницком клубе тогда не платили зарплату и благодаря моему трансферу руководство погасило долги перед ребятами.

Вячеслав Грозный, фото: Google

Но я мог тогда и в Динамо перейти. Лобановский меня увидел в одной игре и сказал: «Вот этого мальчика хочу в Динамо». Но меня начали отговаривать и говорить, что Лобановский погубил много футболистов. В итоге я принял решение перейти в Днепр. Грозный меня тогда на даче прятал, чтоб Динамо не забрало, ведь я военнослужащий. Работники Динамо в то время футболистов просто кидали в машину и забирали в армию, чтоб за них играли. 

Я хоть пробыл в Днепре недолго и какой бы Грозный не был, а он тот еще жук, но он прививал Днепру спартаковский стиль Романцева. Такой футбол мне ближе к душе – комбинации, пас на третьего.

«Я был уже в ЦСКА, и от Грозного приехали бандитики: «Ты – Малимон Иван Иванович?»

– Расскажите более детально о вашем конфликте с Грозным.

– Грозный взял у соучредителей Днепра деньги, 40 тысяч, чтобы заплатить за меня Подолью. Он мне обещал зарплату в тысячу долларов и десять тысяч подъемных, говорил, что я буду играть в Барселоне, называл меня «вторым Роналдо». 

Я подписал контракт. Грозный мне говорит потом: «Вот ты молодец. К нам Толя Тимощук приезжал, так сразу деньги требовать начал». А Тимощук молодец, деньги не дали, сразу развернулся и уехал в Шахтер. Но меня тогда деньги не интересовали, я знал, что если буду играть, то заработаю на жизнь.

Грозный мне только раз заплатил две тысячи долларов. Я тренировался, но не получил обещанных денег, и тут мне позвонили из ЦСКА. Грозный меня только обещаниями кормил. В итоге я ушел в ЦСКА, и Грозный мне этого не простил. Он говорил, что я кинул его, хотя все было наоборот. Грозный считал, что я должен ему деньги, которые он за меня заплатил. А я просто хотел играть в футбол.

Потом – деньги Грозного уже не интересовали, он просто хотел угробить мою карьеру, контролировал каждое мое передвижение и везде ставил палки в колеса. Даже до криминала однажды чуть не дошло.

– Ого.

– Я был уже в ЦСКА и от Грозного приехали бандитики: «Ты – Малимон Иван Иванович?». Говорю: «Да, я». Они мне: «Вот, по контракту ты должен Грозному 40 тысяч». Отвечаю: «Я должен?! Грозный мне еще должен 80 тысяч долларов, которые он обещал и не заплатил. Для меня Грозный балабол. У меня контракт с ЦСКА еще полгода, а потом я приму правильное решение. Если есть вопросы ‒ заезжайте на Киев-Донбасс» [спонсор киевского ЦСКА в 90-х]. 

Они все поняли и согласились, что Грозный – балабол. Дали еще мне визитку, приглашали в Днепропетровск в гости. Потом Грозный мне звонит: «Ваня, видишь, какие люди за мной стоят. Что ты себе думаешь?». Через полгода, когда у меня закончился контракт с ЦСКА, Грозный снова позвонил: «Ваня, переходи ко мне в Спартак (Москва)». Я говорю: «Какие там условия?». И тут Грозного понесло: «Ты что с ума сошел?! Какие тебе условия?! Ты мне 40 тысяч должен!». Я положил трубку.

В конце карьеры я приехал в Беларусь подписывать контракт с Гродно, но не сложилось. Тренеру кто-то позвонил и от меня отказались. Ребята потом спрашивают: «Что у тебя за доброжелатели?». Этот доброжелатель преследует меня всю жизнь, и в итоге у него получилось закончить мою карьеру, я сдался. Это Вячеслав Грозный. Он на протяжении всей карьеры не мог мне простить, что я ушел от него из Днепра в ЦСКА. 

– Раз вы упомянули Тимощука. Скажите, удивились, когда он во время войны предал Украину, оставшись работать в россии?

– Он был таким заядлым патриотом, а когда началась война пропал совсем. Отказался от своей родины и отморозился от ребят. Тимощук первый должен был собрать свои шмотки и ехать в Украину. Луцкие ребята, с которыми он вырос и играл, говорили мне, что он полностью потерял их уважение. Бог ему судья.

Анатолий Тимощук, фото: ФК Зенит

«Как-то мы созванивались с Петраковым уже после ЦСКА, и он говорит: «Ваня, последнюю плитку доедаю». Сидел без работы и денег»

– Сейчас, оглядываясь назад, не жалеете, что не перешли тогда в Динамо?

– Нет, не жалею, я поиграл в ЦСКА, у нас тогда хорошая команда собралась. Мы вышли в финал Кубка Украины, на своем пути, обыграв донецкий Металлург, Таврию и Днепр. Главным тренером ЦСКА тогда был Бессонов, его помощником – уже покойный Лозинский, а вторую команду тренировал Петраков.

– Могли подумать, что со временем Петраков будет тренировать сборную Украины?

– Думаю, в то время никто не мог такого подумать. Петраков никогда не был строгим. Он всегда был простым и открытым, как двери. Как-то мы с ним созванивались уже после ЦСКА, и он говорит: «Ваня, последнюю плитку доедаю». Сидел без работы и денег. 

А потом смотрю, с юношами выиграл чемпионат мира, в сборную пригласили. Я очень рад, что у него все получилось, Васильевич хороший человек. Когда Петраков выиграл золото с юношами я ему сказал: «Васильевич, это тактика ЦСКА принесла вам успех». Он посмеялся.

Петраков умеет работать с молодежью и налаживать в команде хорошую атмосферу. 

– Но в сборной у Петракова был конфликт с Малиновским.

– Когда-то сам Лобановский говорил, что со звездами работать тяжело, потому что они получают огромные бабки и начинают дерзить. Бессонов мне рассказывал, как в 1986 году Динамо выиграло Кубок Кубков и им позже дали по тысяче рублей и по Мерседесу. Конечно, сносит крышу. 

Александр Петраков и Руслан Малиновский, фото: Getty Images

– У вас был момент, когда из-за денег сносило башню?

– Че ж не было, что я не человек. Звездная болезнь была, думал, что я великий. Это было, когда я получил первые большие деньги в Саудовской Аравии, назабивал голов, играл с Донадони. В такие моменты кажется, что это будет постоянно. Но видите, как сложилась моя карьера благодаря «доброжелателям».

– Если бы вы сейчас встретили Грозного и Варгу, что бы им сказали?

– Я бы им сказал: «У вас получилось так, как вы хотели. Я не заиграл». Однако, хоть меня подставили и кинули, но я тоже был не прав. Не нужно было опускать руки, как я это сделал, закончив карьеру в 27 лет.

Читайте также «Мои адвокаты просили Милевского, чтобы он повлиял на Брауна»: мать детей Идейе выдвинула обвинение экс-динамовцу «Мои адвокаты просили Милевского, чтобы он повлиял на Брауна»: мать детей Идейе выдвинула обвинение экс-динамовцу

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.