«В Луцке воспитывался общежитием. В дебютном матче за Металлист потерял линзу»: легенда Папа Гуйе ‒ глазами Кварцяного, Маркевича и Красникова

Андрей Пискун
Андрей Пискун
Просмотров 78555
4 голоса
«В Луцке воспитывался общежитием. В дебютном матче за Металлист потерял линзу»: легенда Папа Гуйе ‒ глазами Кварцяного, Маркевича и Красникова
Гуйе, Кварцяный, Маркевич, Красников. Коллаж: Fanday
4
0
Комментариев 0

Папа Гуйе объявил о завершении карьеры игрока в возрасте 37-ми лет.

Сенегальский защитник начинал свою карьеру в Волыни Виталия Кварцяного, но по-настоящему Папа Гуйе сделал себе имя в составе Металлиста, с которым становился вице-чемпионом Украины. 

Наш турнир прогнозов в телеграме

После распада харьковского клуба сенегалец перебрался за Мироном Маркевичем в Днепр. С днепрянами он дошел до финала Лиги Европы. Также в карьере Гуйе значатся Ростов, Актобе, Карпаты и Днепр-1. Символично, что закончил карьеру Папа уже в возрожденном Металлисте. 

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от FC Metalist (@fcmetalist)

Редактор Fanday.net связался с людьми, которые открыли Украине талантливого сенегальского защитника, в начале карьеры игравшего на позиции хавбека. Мы поговорили о Гуйе с Виталием Кварцяным, Мироном Маркевичем и Евгением Красниковым.

Виталий Кварцяный: «Когда у меня с Гуйе были конфликты, я его наказывал. Один раз отправил жить в общежитие»

Виталий Кварцяный

— Виталий Владимирович, где вы вообще нашли Папу Гуйе из экзотической страны Сенегала?

— Это случайно получилось. Летом Волынь занималась на учебно-тренировочном предсезонном сборе в Севастополе. Последнюю игру мы играли с Борисфеном и выигрывали 4:0, но тут Рябоконь выпустил нигерийского нападающего Майкла Алозие, и он забил нам гол. Сильно он тогда сыграл, и я его забрал в Волынь. Его агентом оказался Георгий Гуров из Болгарии. Я ему тогда сказал, что мне нужен еще высокий полузащитник или нападающий, такой как Майкл.

Зимой мы поехали на сборы в Турцию. Георгий, ничего не говоря, привозит мне высокого парня ростом 194. Он оказался сенегальцем Папа Гуйе. Был одет достаточно скромно. Мы его привели немножко в порядок, начали с ним работать, решили трансферные вопросы, и он оказался в Луцке. 

— Какое на вас Гуйе произвел первое впечатление?

— Ему тогда не было даже 20-ти лет, до Волыни он не играл в профессиональных клубах. Как человек — очень скромный и застенчивый. Немножко терялся. Но сразу было видно, что человек с интеллектом. Я никогда не мог унизить футболиста другой нации. Мне они даже больше нравились в общении. Я хоть и не полиглот, но немного понимал иностранцев, а если надо — вызывал переводчика.

— На каком языке вы общались с Гуйе?

— На футбольном. Он знал по-английски основные термины: стоппер, мидфилдер, интенсив. Папа себя так вел, что с ним много не поговоришь, даже если бы он в идеале знал русский или украинский. Но он быстро схватывал язык и никаких проблем не ощущалось. Если у человека есть интеллект, то он и китайца поймет, а у Папы он был. 

Иногда говоришь с депутатом, а он дурак дураком, ничего не понятно, хотя законы принимает. А сенегальцем Папой могли за пять минут обо всем договориться.

— С кем Гуйе больше всего сдружился в Волыни?

— Больше всего общался с нигерийцем Майклом. Также с боснийцем Круничем. Они идеально знали английский. Папа мгновенно схватывал язык. Больше говорил на французском, но мог и на английском. 

Лига Европы-2013. 1/16 финала. Металлист — Ньюкасл (0:0, 0:1)

— Русский быстро выучил?

— Да. Некоторые выражения говорил быстрее, чем украинцы. Он быстро адаптировался в команде и сразу стал своим.

— А какие футбольные качества вам пришлись по душе в Гуйе?

— Он очень чисто играл в отборе. Оттирал игрока корпусом, никогда не бил по ногам, не прыгал в жестких подкатах и не хватал за футболку, как сейчас играют. Он был элегантным, но в тоже время наглым и агрессивным, всегда правильно отбирал мяч. 

Также у него хорошая природная скорость, он всех догонял.  Со временем он добавил немного атлетизма, потому что сначала был — одна шкура и кости. 

— Какие человеческие качества были у Гуйе?

— Он искренний человек, это по глазам было видно, и всегда улыбался. Даже обижался с улыбкой.

— Как он проходил акклиматизацию в Волыни и Луцке?

— Единственная проблема с Папой была в Рамадан. Он тогда принимал свои методы образа жизни.

Я в это особо не вникал. Рамадан не Рамадан, пускай тренируется. Назначал тренеров, которые уделяли ему больше внимания, чем кому-то другому. Он нуждался в этом, но молчал. 

Иногда он проявлял свой характер и был очень вредным. Сенегальцы ведь люди не простые. 

— Расскажите подробнее.

— Хотел сделать по-своему в вещах, что не касались футбола. Конкретно уже не вспомню, много времени прошло. На тренировке по нему вопросов не было, делал все как надо. Но бывали моменты, когда он что-то хотел, не связанное с футболом. Мы говорили нет, а он упирался, не хотел тренироваться. 

— Как выходили из этой ситуации?

— Когда у меня с ним были конфликты, я его наказывал. Говорил: «Пойдешь из квартиры в общежитие жить». Он отвечал: «И пойду». Забирал свои вещи и шел в общежитие. Два дня там пожил и прибегает: «Коуч, я буду хорошим, верните меня назад, не буду вредным». 

Как и любого человека, его, бывало, зашкаливало, но меня и команду это не расстраивало. В Папе была большая перспектива.

Он сразу начал играть в основе на позиции центрального полузащитника. Я думал, с него получится Виейра. Такой же худой, пластичный, высокий и прекрасно работал с мячом — мог обыграть, убежать и пробить.

Папа Гуйе

— Конфликтовал ли Гуйе с одноклубниками?

— Нет. Он не мог вызывать негатив или какое-то недовольство у футболистов. Больше со мной спорил — то буду делать, то не буду. А что со мной спорить, все равно все сделает, как я скажу. После общежития он это понял. 

— Гуйе приехал в Волынь сам или с семьей?

— Он был обручен, у них там свои законы. Женился, вроде, в Харькове уже.

— Приведу вам слова Гуйе из одного интервью: «Кварцяный повторял, что я должен отбирать мяч, как собака. У него был пес, которого он приводил на тренировки». Было такое, признавайтесь?

— Да, было. У меня была овчарка Рокки, я ее брал с собой на тренировки. Футболисты ехали на автобусе, а я на машине. Собака уже знала время, когда я собирался. Начинала, бегать, прыгать, вилять хвостом.

Пока футболисты выходили из автобуса, пес уже гонял по полю, ждал, когда выкинут мячи. Сразу подбегал к одному, второму третьему, хотел все мячи забрать. Футболисты боялись подойти к мячам, хоть собака их любила. 

Бывало, выкидаю мяч, выпускаю Рокки, он сразу бежит и лапами к нему. Говорю: «Смотрите, как надо. А вы подходите к игроку, стоите полтора-два метра и к ногам не подходите.

Вы должны отбирать мяч, как он лапами». Папа так и делал. Собака правильно отбирал мяч — и Гуйе тоже. Вот такое сравнение.

Мирон Маркевич: «Сразу сказал Красникову и Ярославскому: «Можете продать любого футболиста, только не Папу»


Гуйе, Эдамар и Маркевич

— Мирон Богданович, расскажите, как Папа Гуйе оказался в Металлисте?

— Его мне порекомендовал Кварцяный, с которым я работал долгое время. Волынь, тогда как раз вылетела из Высшей лиги. Он мне позвонил и говорит — «Есть такой игрок». Я ответил: «Хорошо, пусть приезжает, посмотрю на него».

Тогда мы только создавали Металлист, игроков не хватало. Взглянув на Гуйе, я сразу понял, что из него получится хороший футболист. Мы его подписали. Так что я благодарен Кварцяному за Папу и Девича, потому что они почти одновременно приехали.

— Как вы перестраивали Гуйе в защитника, ведь в Волыни он играл на позиции опорного хавбека?

— У него не все в порядке было со зрением. Уже потом он начал в линзах играть. А в середине поля надо видеть всё. Я посмотрел, что у него хорошая скорость, поэтому с него начали делать центрального защитника. Как оказалось, не прогадали.

Лига Европы-2014. Групповой этап. Металлист — Трабзонспор (3:1, 1:2)

— Гуйе быстро перестроился на новую позицию, она ему понравилась?

— Он умный и интеллектуальный парень, поэтому сразу понял, что я от него хочу.

— С кем Папа больше всего сдружился в Металлисте?

— Он добрый парень. Его все любили: и украинцы, и легионеры. Так что, дружил со всеми.

— Гуйе в свое время могли заиграть за сборную Украины. Почему не получилось?

— Тогда у сборной были проблемы в защите, поэтому предпосылки заиграть Папу имелись. Но потом его взяли в сборную Сенегала и все отпало. 

Гуйе — патриот своей страны, он сам хотел выступать за Сенегал. Если Эдмар и Девич сразу согласились играть за Украину, то Папа сомневался. Он любит свою страну, и я рад, что он играл за сборную Сенегала.

— Кварцяный говорил, что с Гуйе была единственная проблема, когда начинался Рамадан.

— Да, у нас тоже была такая проблема. Он жестко выполнял все религиозные условия, но нам удавалось выходить из этой ситуации. Папа был от природы физически одарен и то, что он не ел до захода солнца — не сильно на нем отражалось. 

Мы берегли его на тренировках во время поста. Понимали, что он не кушает в полную силу. Я ему предоставлял больше отдыха. Мне главное было, чтобы он выходил в игру и выкладывался там на 100 процентов.

— Каким Гуйе был в быту?

— Он семьянин и очень религиозный человек. С ним проблем вообще никаких не было. Я сразу сказал Красникову и Ярославскому: «Можете продать любого футболиста, только не Папу». Он был незаменим. Такой быстрый и читающий игру центральный защитник есть не у каждой команды. Это был игрок для любой топ-команды Европы, но может быть, где-то не досмотрели его.

— Были ли у вас с Гуйе конфликтные ситуации?

— Я на него даже ни разу не кричал, не было за что. Да, были ошибки в некоторых матчах, но он полностью отдавался в каждой игре, поэтому к нему претензий никогда не было.

Евгений Красников: «Ярославский оторвал кусок салфетки и поставил на ней свою подпись: «Держи Папа, это твой контракт»

Евгений Красников и Папа Гуйе

— Евгений Алексеевич, вспомните момент, когда вы впервые увидели Гуйе.

— Помню на 100 процентов. У меня всегда были теплые отношения с Виталием Владимировичем Кварцяным. На тот момент я уже закончил работу в харьковском Арсенале и пришел посмотреть матч Металлиста с Волынью. В то время я еще там не работал.  Металлист тогда выиграл 1:0. Единственный гол забил Лаша Джакобия. Но Волынь тогда хорошо играла, и мне бросился в глаза высоченный парень с огромной скоростью и феноменальной пластикой. Тогда я в первый раз увидел Папу Гуйе.

А потом, когда я уже начал работать в Металлисте, мы взяли Папу в аренду. Кварцяный сказал тогда свое знаменитое выражение: «Дайте ему тарелку супа, пусть играет и доказывает, а потом купите». Доказал.

С тех пор мы с Папой больше не расстаемся по жизни. Это мой близкий друг и легенда Металлиста.

У нас было очень много высококлассных легионеров, но без Папы я не представляю Металлист. Он никогда не подводил Металлист. Какие бы ему предложения не поступали, мы просили его не уходить, и он был с нами до конца. Надеюсь, что он продолжит работу в нашем клубе и после завершения карьеры.

— Приходилось ли вам защищать Гуйе от Мирона Маркевича?

— Нет, он дисциплинированный парень. Иногда ему доставалось от Мирона Богдановича, но это было очень редко, и Папа к этому всегда с пониманием относился.

— Расскажите какую-то интересную историю, произошедшую с Гуйе в Металлисте.

— Однажды я и Папа пришли к Александру Владиленовичу [Ярославскому] и начали разговор о подписании нового контракта. Беседа вначале не сложилась, Папа был чем-то недоволен и ушел. Владиленович мне говорит: «Пойди, верни его». Я его привел.

Владиленович говорит: «Ну какой ты хочешь контракт?». Папа подумал и назвал цифру. Владиленович оторвал кусок салфетки и поставил на ней свою подпись: «Держи Папа, это твой контракт. Все, что ты хотел, я выполню». Не знаю, может Папа до сих пор хранит эту салфетку (смеется).

— Какая у Гуйе была репутация в раздевалке Металлиста?

— Папу уважали все: украинцы, аргентинцы, бразильцы и даже тренерский штаб. Он топ-профессионал и топ-человек.

— Когда Гуйе пришел в Металлист он был уже полностью акклиматизирован к Украине после года в Луцке или в каких-то моментах ему нужна была помощь?

— После Виталия Владимировича Кварцяного он не то, что был акклиматизирован, его можно было в космос отправлять. Ну а расцвел Папа уже в Металлисте. Маркевич много приложил для этого усилий. 

— У вас был разговор с Папой насчет его выступления за сборную Украины?

— Были такие разговоры, однако Папа — патриот. Он любит Украину, но его родина — Сенегал. Он ездил выступать за свою национальную команду на Олимпийские игры, поэтому честно мне признался, что его мечта — играть за сборную Сенегала».

— Насколько известно, у Гуйе были проблемы со зрением. Это правда, что вы помогли ему сделать операцию?

— Нет. У него были проблемы со зрением, но потом все наладилось. Он всегда играл в линзах. Был один забавный случай. Он дебютировал за Металлист и во время матча потерял одну линзу. До конца поединка играл почти вслепую. 

Семья Папы Гуйе

— Виталий Кварцяный говорил, что Гуйе женился в Харькове. Были на его свадьбе?

— У него свадьба должна была быть, когда он играл еще в Луцке, но Кварцяный его не отпустил в Сенегал. 

— А нам про это умолчал.

— Да он, может, и не помнит. Виталий Владимирович жестко, но справедливо воспитывал футболистов.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.