«Ярмоленко мы называли «Малыш»: Дмитрий Колодин ‒ про штрафные Дзолы и ключи от машины на выходе из бани

Александр Карпенко
Александр Карпенко
Просмотров 10544
4 голоса
«Ярмоленко мы называли «Малыш»: Дмитрий Колодин ‒ про штрафные Дзолы и ключи от машины на выходе из бани
Коллаж: FanDay
3
0
Комментариев 0

Одна из запорожских футбольных династий – Колодины. Дмитрий, младший в семье легенд Металлурга, возглавляет ДЮСШ и работает тренером. О своих выступлениях в запорожском клубе, Десне и Беларуси он рассказал в большом интервью Fanday.net.

Отец героя нашего интервью был весьма знаковой фигурой для двух футбольных городов Украины советского периода – Кривого Рога и Запорожья. И там, и там серьезные металлургические заводы содержали футбольные команды, стадионы имели одинаковые названия – Металлург и именно простые рабочие-заводчане составляли костяк болельщиков на переполненных трибунах, прекрасно разбираясь в игре кумиров. 

Уроженец Мелитополя, что в Запорожской области, Виктор Колодин покорил сердца болельщиков Кривбасса в начале 70-х, став чемпионом Украинской зоны первенства СССР во второй лиге в сезоне 1971 года. Затем был яркий период выступлений за запорожский Металлург (120 матчей – 11 мячей за четыре сезона, ‒ прим. И.П.), и именно в Запорожье Колодин – старший и бросил якорь, получив от города квартиру за добросовестную работу на футбольном поле. 

По иронии судьбы, единственный сын Виктора Владимировича – Дмитрий родился в Кривом Роге, вырос в Запорожье, однако футбольную славу снискал вдали от родных мест – в Беларуси и Чернигове. В составе Десны и ФК Николаев Колодин-младший тоже стал чемпионом Украины среди команд Второй лиги, как и отец, выводя свои команды в Первую лигу. Ирония судьбы, не иначе…. 

Биографическая справка: Колодин Дмитрий Викторович. Родился 12 апреля 1978 года в Кривом Роге. Воспитанник СДЮШОР Металлург (Запорожье), тренеры - Виктор Высочин, Равиль Шарипов. Игровое амплуа – полузащитник. Мастер спорта.

Выступал за команды мастеров Металлург, Торпедо, СДЮШОР Металлург (все - Запорожье), Кривбасс (Кривой Рог), Электрометаллург-НЗФ (Никополь), Динамо (Минск), Локомотив-96 (Витебск), Сморгонь, Нафтан (Новополоцк), Десна (Чернигов), Дачия (Кишинев), Кызылкум (Зарафшан, Узбекистан), ФК Николаев, Жемчужина (Ялта). Аматорские коллективы ЗАлК и Россо-Неро (оба – Запорожье).

Двукратный Чемпион Украины среди команд второй лиги в составе Десны и ФК Николаев, чемпион первой лиги Беларуси в составе Локомотива-96, серебряный призер и финалист Кубка Молдовы в составе Дачии, финалист Всемирной Универсиады в составе студенческой сборной Украины. Обладатель Кубка Украины среди ветеранов в возрастной категории 35+.

Всего за карьеру провел на профессиональном уровне 500 матчей, забил 95 мячей.

Тренерская лицензия УЕФА категории «PRO». 

Работал с молодежным составом запорожского Металлурга и ассистентом главного тренера первой команды клуба. Сейчас – директор ОСДЮШОР по футболу Запорожского областного совета, главный тренер ФК Запорожье, выступающего на областном уровне.

«Отец шел в магазин за селедкой и поллитровкой…»

– Дмитрий, история знает немало примеров футбольных династий. В твоем случае пример отца сыграл решающую роль?

– Скорее, решающую роль сыграла асфальтовая спортплощадка в моем дворе, где мы, пацанами, пропадали с утра до вечера. Тогда ведь не было ни компьютеров, ни телефонов и мы с утра до вечера если не играли в футбол, то лазили по деревьям, стройкам, бегали, играли в какие-то игры во дворе.

Словом, обычный советский двор, где пацаны всегда находили себе занятие. Но футбол, конечно, всегда был на первом месте. В нашем квартале на улице Украинской в Запорожье многие из игроков Металлурга, представители других видов спорта в свое время получили квартиры. 

Отец привел меня на футбол в легкоатлетический манеж «Запорожстали» в семь лет к тренеру Виктору Ивановичу Высочину, но никогда не настаивал, чтобы я обязательно пошел по его стопам. Даже не смотрел мои тренировки и игры.

– Почему? Сейчас за кромкой футбольного поля практически все родители участвуют в тренировочном процессе своих чад.

– Время было другое. Отец вырос в послевоенное время, всего добился сам и все эмоции держал в себе. Такое было поколение – старались не вмешиваться, давая возможность нам самим выбрать свой путь и стать на ноги. В основном на тренировки я ездил сам, с друзьями, на трамвае.

А когда приезжал с ним или он приходил на игры на 12 Апреля (футбольный комплекс СДЮШОР Металлург, ‒ прим. И.П.), то первым делом шел в гараж к Владимиру Федоровичу Олейнику, известному футболисту и тренеру. Спрашивал – мол, чем занимаешься? Федорович, который мастерски ремонтировал бутсы и мячи, отвечал просто – вот, ставлю варить картошку… Отец шел в магазин за селедкой и поллитровкой. Им было что вспомнить в неспешном разговоре.

– Твои игры не смотрел вовсе?

– Практически не видел. И даже если я играл хорошо – то все равно получал замечания, иногда даже ругал. Говорил, что ему достаточно пять минут посмотреть игру и понять – кто и что представляет из себя на футбольном поле. Чтобы заслужить похвалу – нужно было, наверное, человека из пожара вытащить. Такой он был человек. 

– Таланты в детской команде были?

– Были и таланты, и известные фамилии. Начинал заниматься в нашей команде сын Юрия Старикова, игравшего за Металлург, но потом они вернулись на родину. Самым талантливым был Андрей Васильченко – сын Федора Васильченко, приехавшего в Запорожье из Уралмаша.

А когда нашу подросшую команду принял Равиль Шарипов, то собрал способных ребят практически со всего города. Яша Крипак пришел из секции ЗТЗ (Спортклуб Запорожского трансформаторного завода, ‒ прим. И.П.), появился Леша Олейник. Хорошая была командочка, объездили много городов и выиграли немало турниров.

«В Металлурге блистали многие ‒ остались «в живых» не все»

– Самые памятные поездки вспомнишь?

– В Кривом Роге болельщики подходили и спрашивали – не сын ли я Виктора Колодина? Было приятно, что отца помнят и вдвойне ответственно. Много раз ездили в Москву, на поезде. Запомнилась победа над Спартаком 5:4 в матче за третье место на одном из турниров в манеже ЦСКА.

Четыре голевых передачи отдал в том матче. Шарипова на игре не было – у него умер отец и он прямо оттуда полетел на похороны в Баку. Нами руководил дядя Толя Зайцев. По возвращению в Запорожье нам, почему-то, досталось от Равиля Минахметовича. Держал команду в «ежовых рукавицах».

– Кстати, об этом же говорил и Армен Акопян, хотя он играл в команде младшей по возрасту.

– Все дело в том, что раньше в первенстве Украины среди юношей участвовали команды по двум возрастам (сейчас по четырем, ‒ прим. И.П.) и мы ездили на матчи в одном автобусе. Общались, болели друг за друга.

И, несмотря на то, что по младшим был свой тренер (в разное время – Николай Скрыльник, Евгений Булгаков, Игорь Конотопов, ‒ прим. И.П.) – все равно за обе команды отвечал Шарипов, как тренер старших. Методика была одна, и он знал возможности каждого. Т.е. подход был одинаков.

Мы его уважали и боялись одновременно, стараясь не подводить. Стали чемпионами Украины по 17-летним, финал был в Кривом Роге, на «Металлурге». Мы обыграли принципиального для Запорожья соперника – Днепр, который тренировал легендарный Борис Давыдович Подорожняк. 

– В детско-юношеских командах Металлурга подметил одну тенденцию – до взрослого футбола доходили далеко не самые талантливые и способные ребята. Причем в разное время. Согласен?

– Да, остались «в живых» не все. Те, кто блистал в 14-15 лет, в 16-17 уже могли закончить с футболом, если не подошли Металлургу, Торпедо или Виктору. В лучшем случае – игры на область или КФК, а так после школьной парты - армия, ПТУ или, если повезет, в техникум или институт.

Время было другое, да и причины разные. Кому-то не хватало характера, кому-то здоровья или просто не повезло найти свою команду. 

По юношам у нас была классная пара форвардов Васильченко – Крипак. Ребята умели «вязать» игру впереди, мы помогали из глубины. И если Яша заиграл на высшем уровне, то Андрею, имевшему большой потенциал, просто не повезло.

Мы ехали из Германии, автобусом, и у него случился приступ аппендицита. Операция, восстановился, вернулся, но заиграть так же ярко не получилось. Сейчас уже его сын Владислав старается закрепиться во взрослом футболе – после нашего ФК Запорожье пробует свои силы в латвийском ФК Рига. 

Из тех наших двух команд из одного автобуса, помимо Крипака, Олейника, Акопяна нашел себя в футзале известный вратарь Алексей Попов, немного поиграли на взрослом уровне Иван Алексеенко и Игорь Рутанский.

Отличным футболистом стал Андрей Каряка из Днепропетровска – тогда можно было заявлять на финал 2-3 игроков из команд соседних городов, не пробившихся в финальную стадию. Это как раз тот случай. С ним, кстати, должен был остаться в Запорожье и защитник Андрей Ерохин – они вместе были в команде спортинтерната, но что-то не срослось – поехал в высшую лигу Беларуси. Он потом засветился в Черноморце, играл в Казахстане. 

– Отец дружил с Томахом – это сыграло свою роль в твоей судьбе?

– Нет, они не были друзьями – просто играли вместе. Отец был с ним в хороших отношениях, но никогда за меня не просил. Я понимал, что не должен его подвести. Сан Саныч периодически ходил на наши игры и изначально в списке Шарипова, «на переезд на базу», было человек восемь. 

«Работал с олимпийским чемпионом – и, стыдно признаться, не знал, кто это такой»

– По словам Акопяна в недавнем интервью для Fanday.net, нагрузки взрослого футбола для молодых казались запредельными….

– На первых порах физически конечно было тяжело. Попал в горящий котел! Выплывешь – будешь играть. В декабре 1995 года мы пришли в команду, а уже после Нового года поехали на сборы в Болгарию, в Варну. 

Другой темп – все делается быстрее, надо успевать. Рядом такие фигуры как Александр Гуйганов, Игорь Фокин, Юрий Дудник, Руслан Колоколов, Олег Деревинский, Владислав Лютый, уже поигравшие на этом уровне Сергей Ключик и Игорь Лучкевич… 

Я работал в паре с Женей Яровенко – и, стыдно признаться, тогда не знал, кто это такой и сколько ему лет. Когда увидел на нем после тренировки футболку сборной СССР – глянул в программку к матчу…. Олимпийский чемпион! И очень порядочное отношение к нам, молодым. Было приятно. 

Старался впитывать, перенимать лучшее, ведь было чему поучиться. Каждый игрок – Личность, и многое можно было взять, находясь в одной команде. Тот же Влад Лютый владел отличной пласирующей передачей, оставался после тренировки и отрабатывал удары на первом поле базы на Великом Лугу у деревянной стенки…

У меня вроде бы тоже была передача, но так, как он я, конечно, сделать пас тогда еще не мог. Помню, как серьезно относились к делу такие ребята как Миша Поцхверия и Валик Полтавец. Поцхверия тогда вообще после Металлурга в Вердер уехал! 

– Команда была с большим потенциалом, верно?

– Да, однозначно. Был хороший подбор как опытных, так и молодых футболистов. Очень сильный атакующий блок. Плюс Томах делал все, чтобы мы были настоящей командой, дружным коллективом – вывозил нас в Ялту, выбивал условия.

Да, сказался уход квартета – Ильченко, Олейник, Крипак, Каряка в ЦСКА, но осуждать их я бы не стал. У каждого ‒ свой путь, они и там на первых ролях были. А клуб получил за них очень хорошие деньги, даже по нынешним временам - на одной из пресс-конференций много лет спустя Виктор Иванович Межейко озвучил цифру. 

– Наука для юноши того Металлурга 90-х пригодилась впоследствии?

– Еще как! Я видел доверие Томаха и старался его не подвести. Меня наигрывали на сборах в составе, появлялся шанс. Потом много раз анализировал этот период, уже много позже, ведь под его началом работал и в Десне. В его тренерской концепции большое внимание уделяется беговой работе.

Отец еще рассказывал – Томах режимщик, лентяев не любит. Да и характер Саныча надо знать! Видел, как ему тяжело бежать вместе с нами – все-таки возраст. Но он впереди – бежит и терпит! 

Я так считал – молодой никогда не должен бежать сзади, даже если накануне нарушал режим. И нельзя показывать – как тяжело. Три года в Металлурге и три в Десне с Томахом – никогда не пропустил с ним ни одной тренировки ни на сборах, когда их было иногда по 2-3 в день, ни по ходу сезона.

Хотя были разные люди, которые искали возможность избегать беговой работы. Добавлю, что с подобной методикой работы столкнулся и в минском Динамо у Андрея Зыгмантовича. Мы начинали готовиться в декабре, за 3-4 месяца до старта сезона и бегали так, что уже через месяц готовы были играть официальные матчи! 

– Сейчас все по-другому, больше с мячами, больше игровых упражнений. Да и физически нынешнее поколении другое, наверное, слабее…

– Все изменилось. Почему? Однозначно сказать сложно. Жизнь стала другой. Иной подход к воспитанию, другие требования, футбол стал другим, да и физически ребята менее крепкие, к сожалению. Во дворах в футбол теперь играют очень редко и это огорчает.

Уже как тренер стараюсь много смотреть, анализировать, читать и находить ту середину, подход, чтобы и подопечным было интересно работать в тренировочном процессе, и командная игра, результат были на высоком уровне. 

«У Томаха – строгость! У Штелина ‒ часовые лекции»

– После Томаха с Металлургом работал Александр Штелин, уже тогда вкусивший эту методику европейского подхода к футболу. Как считаешь – он опередил время, уделяя больше внимания тактике, а не физике, в отличии от Томаха?

– Сейчас это воспринимается совершенно иначе. Тогда, и Армен Акопян говорил об этом, для нас было в диковинку сидеть и случать часовые лекции, запоминать схемы. Когда пришел Штелин – он мне не понравился. Это как в семье: отец (Томах) был для команды всем, а тут появляется другой мужчина (Штелин).

Вроде бы и хороший, и старается, но ты его не воспринимаешь. Не нравится – и все тут! Не те упражнения, ни тот подход… У Томаха – строгость! С 13:00 до 15:00 все на базе должны отдыхать, а не слоняться по базе. Слышно, как муха летит по коридору! А тут – европейский подход, можно между тренировками отлучиться в город. Мы слышали о таком методе, но нашему менталитету он не подходил. 

В общем, я стал относиться к делу, как говорится, спустя рукава. Перестал стараться, мысли были не футбольные – как отрезало! Он это заметил и больше стал доверять на моей позиции Армену. Все закономерно.

– Как справился с этим?

– Наверное, повзрослел. В 21-22 года начал кое-что понимать и сказал себе – Дима, тренеры могут быть разные, методы у каждого свои и у тебя не может быть один тренер на всю карьеру. Футболисту нужно всегда быть готовым к смене тренера.

Я сам дошел до этого, понял – нужно честно делать свое дело, отдаваться на тренировках, работать на совесть. Иначе завтра можно закончить с футболом. Просто сел и задумался, придя к этой простой, но важной в жизни истине самостоятельно.

– И судьба дала тебе шанс перезапустить карьеру?

– Мне повезло в сложное время для себя время оказаться в футбольной команде Алюминиевого комбината у Александра Смоляницкого. Фантастический Человек с большой буквы, который очень любил футбол. 

Все, кто из запорожских футболистов по каким – либо причинам оказывался вне команды мастеров - играли у него. Игорь Моисеев, Роман Бондаренко, Юрий Маркин, Руслан Галигузов, тот же Акопян, а еще раньше и другие Мастера играли за ЗАлК у Смоляницкого и тренера Григория Аркадьевича Негирева. 

Так и я – поддерживал форму, тренировался, играл во всех турнирах. И как-то на нашем матче в гостях у еще одного известного футболиста, а потом агента-селекционера Анатолия Петровского оказался белорус Николай Иванович Дейнека.

После одного из матчей он подошел и спросил – а не хотели бы я и вратарь Руслан Галигузов поехать в минское Торпедо-БЕЛАЗ…. Как на зло в той игре я травмировал голеностоп и в пятой больнице Запорожья, куда я обратился за консультацией, стал вопрос об операции. К счастью, взял паузу. 

Отправился к известному спортивному доктору Леониду Ивановичу Левченко, с которым был знаком со времен Кривбасса. Его методика мне помогла снять вопрос об операции, ограничившись консервативным лечением. 

В Минск я все равно поехал с травмой, скрыв которую, все-таки приглянулся… Динамо. Пригласивший нас в Торпедо Дейнека, оказывается, уже перешел работать в самый именитый белорусский клуб…. Так и начался мой белорусский этап.

– Который получился достаточно длинным в карьере. Уровень футбола и зарплата в белорусских «зайчиках» не смущали?

– Меня все устраивало. Нормальный футбол, стабильная достойная зарплата – что еще нужно? Познакомился со многими известными футбольными людьми, у которых было и есть чему поучиться. Взять того же Георгия Петровича Кондратьева – легенду минского Динамо и одесского Черноморца! Сейчас он у руля сборной страны! 

«Колодину все равно, откуда забивать штрафные удары в стиле Дзолы, Дель Пьеро или Назаренко»

– В Беларуси ты играл с перерывом на соседнюю Десну из Чернигова. Томаху не мог отказать?

– Конечно. Причем получилось это где-то случайно. Сан Саныч был в Запорожье и встретил Сергея Ключика, уже перешедшего на агентскую работу. Слово за слово, Сергей обмолвился, что я в Беларуси достаточно много забиваю. Томах удивился, набрал мой номер и вопрос совместной работы был решен достаточно быстро. 

– Судя по результатам Десны и продолжительности игры за этот клуб (91 матч, 27 мячей за три сезона) разочаровываться не пришлось?

– Ни в коем случае! Отличный коллектив, серьезное руководство клуба - что еще нужно футболисту? Клуб выделил квартиру, все условия выполнялись. Словом, остались самые приятные воспоминания.

– Самые памятные матчи за черниговский клуб есть?

- Играли как-то дома против Волыни Виталия Кварцяного. Важная и принципиальная игра еще и потому, что Томах и Кварцяный давно знакомы, одно время Кварцяный даже был селекционером Металлурга, да и начальник Десны на тот момент – Ефим Григорьевич Школьников тоже в тренерской карьере немало провел матчей против команд Виталий Владимировича.

Накручивали нас прилично. В общем, вынесли мы Волынь 4:0 (3 ноября 2006 года, в присутствии 2 900 зрителей, арбитр матча Анатолий Жосан из Херсона, ‒ прим. И.П.). Два мяча забил Андрей Ярмоленко, впервые в той игре вышедший в стартовом составе команды. Третий мяч, дальним ударом в ворота Всеволода Романенко, на моем счету, а подвел итог Валик Круковец. Кварцяный был вне себя от ярости! Естественно, мы ликовали.

– Было заметно, что молодой Ярмоленко вырастет в серьезного футболиста?

– Андрей очень старался, много работал на тренировках, внимательно относился к нашим подсказкам. В команде мы называли его «Малыш», как самого молодого по возрасту. С опытным форвардом Александром Кожемяченко они хорошо держали напряжение у ворот соперника, знали – где нужно быть, чтобы получить мяч и пробить.

Не могу не упомянуть тренерское чутье Томаха, которое ему всегда было присуще – он очень внимательно анализирует игроков, мысленно примеряя – где они будут наиболее полезны в командной игре. Так было у него в Металлурге, так получилось и в Десне с тем же Ярмоленко. Я искренне рад за успешную карьеру Андрея!

– Виделись после Десны спустя много лет?

– Всего один раз, когда с молодежным составом Металлурга мы играли на базе Динамо в Киеве. Поздоровались, перекинулись парой слов. Приятно вспоминать. 

– Ты застал в Десне такого эпатажного, в какой-то мере, президента клуба как Александр Савченко….

– О Савченко могу сказать только хорошее! Человек заботился о команде, делал все возможное для ее успешного выступления. Как-то принимали мы дома Севастополь во главе с Сергеем Пучковым (16 сентября 2007 года, 6900 зрителей, арбитр Евгений Котенко из Сум, ‒ прим. И.П.), лидируя в турнирной таблице первой лиги. Упорная игра, пропустили автогол в первом тайме.

Я вышел на замену минут за 20 до конца и буквально через минуту Десна сравняла счет – 1:1! Еще минут через семь я дальним ударом попал в перекладину и где-то за минуту до конца основного времени мы заработали право на штрафной. Трибуны ревут, накал сумасшедший… В общем, я подошел к мячу, пробил обводящим – 2:1. Проходит еще несколько минут (90+4, ‒ прим. И.П.) – снова штрафной, снова забиваю – 3:1!

В отчете на одном из сайтов тогда написали, мол, «Колодину все равно, откуда забивать штрафные удары в стиле Дзолы, Дель Пьеро или Назаренко». Сравнение с такими мастерами, конечно, было приятно.

На следующий день – восстановительные мероприятия, сидим в бане. Вдруг вызывают – приехал президент. Выходим на крыльцо клуба, а баня была в одном здании с клубом, и тут он вручает мне ключи от ВАЗ 2199 за вчерашний «подвиг». Конечно, было неожиданно и приятно!

– Сейчас ты директор одной из немногих футбольных школ Запорожья. Не жалеешь, что по окончании игровой карьеры выбрал тренерский и теперь вот административный путь в футболе?

– Футбол – это моя жизнь. Я и сейчас с удовольствием играю за ветеранов, участвую в любительских баталиях. Если говорить о тренерской работе – то мне было у кого поучиться в бытность игроком. Стараюсь много читать, смотреть и самостоятельно повышать свой профессиональный уровень.

В административном плане для меня пример – Леонид Семенович Ключик, многолетний директор детско-юношеской школы Металлурга, подготовившей за свою историю несколько поколений футболистов. 

Конечно, времена меняются, финансовые возможности ограничены, война внесла свои коррективы. Но мы – тренерский коллектив нашей школы - стараемся делать все возможное, чтобы у детей была возможность, несмотря ни на что, заниматься любимой игрой. Участвуем в волонтерском движении, соревнованиях ветеранов и благодарны всем за помощь и поддержку. 

– Напоследок не могу не спросить о Назаре Колодине – твоем сыне, который, на мой взгляд, имеет неплохие задатки….

– Физиологи говорят, что гены и талант передаются через поколение. Где-то нахожу это подтверждение на своем примере – родители невысокого роста, а я со своими 193 см роста пошел в деда по линии мамы. Назар, которому 28 января исполнится 13 лет, мне кажется, больше похож на моего отца, своего деда. Конечно, ему есть с кого брать пример, но на футбольном поле он всего должен добиваться сам. 

Игорь ПАВЛЕНКО, специально для FanDay. 

Фото из личного архива автора и Дмитрия Колодина

Читайте также «В Армении верят, что с Петраковым добьются результата»: считают украинские легионеры «В Армении верят, что с Петраковым добьются результата»: считают украинские легионеры

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.