«Они даже не понимают, что поступают как предатели»: Ярошенко – о Яксманицком, Мариуполе и продажных арбитрах

Андрей Пискун
Андрей Пискун
Просмотров 51914
3 голоса
«Они даже не понимают, что поступают как предатели»: Ярошенко – о Яксманицком, Мариуполе и продажных арбитрах
Александр Ярошенко. Фото: из личного архива
2
0
Комментариев 0

Президент ФСК Мариуполь Александр Ярошенко дал большое интервью Fanday.net, в котором мы поговорили о трудностях молодой команды в Первой лиге, ужасах Мариуполя и предателях Украины.

Яруд после начала войны был переименован в ФСК Мариуполь и перешел со Второй в Первую лигу. В данный момент – это единственная команда, которая представляет многострадальный город. Базируется она в Вышгородском районе Киевской области.

Александр Ярошенко является президентом клуба и главой Федерации футбола Мариуполя. Во время обстрела города он занимался эвакуацией людей, вывезя около восьми тысячи земляков. Об этом у нас был отдельный материал

Сегодня редактор Fanday.net связался с Ярошенко, чтобы поговорить, с какими трудностями сталкивается ФСК Мариуполь в дебютном сезоне Первой лиги. Также мы вспомнили о городе Мариуполь и предателях Украины – Владимире Яксманицком и Геннадии Зубове.

Яксманицкий? При нас они были в оболочке, а сейчас сняли ее

– Что сейчас в городе Мариуполь? Общаетесь с кем-то, кто там остался?

– Ничего хорошего. Тепла нет, света нет. Люди кучкуются там, где провели свет. Я особо не интересуюсь, потому что мне больно спрашивать за Мариуполь. 

Мне часто пишут, когда кто-то из футболистов засветился на матче в Крыму или Курске: «Саныч, как же так? Надо разобраться». С чем разбираться? Их даже не россия интересует, а материальные блага. Дали им три копейки, пофотографировали и они вернулись в холодные квартиры. Они даже не понимают, что поступают как предатели.

– Что сейчас с футбольной инфраструктурой в Мариуполе?

– Насколько я знаю, здание Федерации футбола, наша база и ФК Мариуполь разгромлены. И они все [те, кто сотрудничает с оккупационной властью], как тараканы, побежали на «Ильичевец». Они там понадували щеки, включают свет, бегают, тренируются раз в день. При Украине они даже не могли подойти к этому комплексу. 

– Вы помогали эвакуироваться из Мариуполя Владимиру Яксманицкому. Удивились, когда узнали, что он вернулся в город и играет в футбол с оккупантами?

– Вообще не удивился. Нужно еще со школы воспитывать любить свою страну и команду. Я его лично не знаю. Знаю, что он был хорошим футболистом Шахтера, а кто был руководителем пресс-службы «горняков» всем известно (Руслан Мармазов, известный своей прорашистской позицией, – прим. А.П.).

Там же не только Яксманицкий остался в Мариуполе, но и тренеры академий Шахтера и ФК Мариуполь, Бойко, который работал начальником команды в Мариуполе, Николай Чеснаков. Я не могу осуждать никого, кто там остался. Что от них можно требовать? Я уверен, что если завтра придем мы, то они сразу наденут украинский флаг.

– Когда Яксманицкий эвакуировался, у него проявлялись «ватные» взгляды? Как он себя вел вообще?

– При нас они были в оболочке, а сейчас сняли ее. Тогда они не показывали свою сущность, ничего не говорили, боялись. 

– А был ли кто-то, кто прямо обвинял во всем Украину и говорил, что россия пришла нас защищать?

– В тех кругах, где я общался, я такого не слышал. Таких дискуссий не было. Кто-то боялся, а кто-то просто ждал своего времени, как тот же Муравьев (бывший украинский футболист и арбитр, который начал сотрудничать с оккупантами после полномасштабного вторжения, – прим. А.П.). Сейчас он занимает там какую-то должность, хотя я не понимаю, чем там можно заниматься. 

– Яксманицкий же выехал из Мариуполя, рассказывал украинским СМИ о пережитых там ужасах во время бомбардировки города россиянами. Так почему он вернулся в оккупированный Мариуполь?

– Возможно, у него не было денег, а жить-то за что-то надо, а в Мариуполе у него оставалось какое-то жилье. Если честно, не знаю, я с ним близко не знаком, и не хочу общаться. Знаю, что ничего толкового от него не услышу. Даже оправданий. Такие люди считают это нормальным. 

Все деньги, которые были в Донецке под этот проект – из Москвы

– Думаю, Яксманицкий мог найти работу тренером на подконтрольной территории.

– Наверное, да. Но он выбрал вернуться. Его уровень мышления – остаться там. 

– Но Яксманицкого оккупанты используют в пропагандистских целях: ветеранские матчи, поездки в россию, фотографии. Неужели он этого не понимает?

– Если бы Яксманицкий был щирым украинцем, то никогда бы не вернулся. Кто виноват, что он не щирый украинец? 

– Во время войны еще очень неприятно удивил бывший игрок и тренер Шахтера Геннадий Зубов, который устроился работать в российский клуб.

– Как вам объяснить. 90 процентов Шахтера тех времен смотрит на ту сторону. 

– Почему в Шахтере так много «ватников»? 

– Они все так воспитывались, это не их вина. Деньги в Шахтер в то время заходили из россии. Кто платит, тот и заказывает музыку. Все деньги, которые были в Донецке под этот проект – из Москвы. Это распиленные криминальные деньги Кобзона.

Человеку дали деньги, которые он должен был вернуть. Под это все и строилось, поэтому никто не воевал до определенного времени. А сегодня, конечно, все стали патриотами. Но деньги под СКМ и Метинвест заходили российские. 

– Но Ахметов во время войны остался в Украине.

– Потому что сейчас его уже ничего с россией не связывает, и никто никому ничего не должен. Но сейчас и Шахтер другой. Там играют молодые пацаны 2002-03 года, которые воспитывались совершенно по-другому. Тот же Мудрик говорит на украинском. Я не против Шахтера и Ахметова. Дай Бог, чтобы все были патриотами. Чем больше они патриоты Украины, тем ближе наша победа. 

В Мариуполе велась своя информационная война, чтобы ребята не выезжали

– Вы занимались эвакуацией из Мариуполя. Расскажите, как происходила эвакуация футбольных людей?

– Мы пошли в общежитие, собрали ребят, привезли, заселили в «Чайку», а потом, когда начали вывозить, почему-то половина отказались. Говорят: «Мы хотим остаться в Донецке». 

– С вашей команды вы эвакуировали всех из Мариуполя?

– Вывезли всех, но не все приехали. Кто-то поехал в Германию, кто-то в Грузию и другие страны.

– Я слышал, что во время эвакуации были такие персонажи, что боялись ехать из-за того, что их призовут в ВСУ. Это правда?

– Таких было 90 процентов, что меня очень сильно расстроило. 

Наш автобус сделал четыре рейса из Мариуполя в Запорожье. Я все время предлагал ребятам выезжать. Вроде бы соглашаются, автобус готовится, заправляется, а в обед они говорят: «Нет». – «Почему?» – «Мы решили здесь остаться». Я им говорю: «Вы что, сумасшедшие?».

Меня это сильно подкосило. Они могли выехать спокойно еще 3-5 марта, а не 20 числа. Я с ними разговаривал, привозил воду, еду. Потом спрашиваю: «А почему так?». Они отвечают: «Потому что на блокпосту нас сразу заберут в армию». Для меня это стало неприятным откровением.

– Можете рассказать, кто это?

– На базе жило около 50 человек. Фамилий я называть не буду. Это, в основном, футболисты и кое-какие тренеры. Но когда началась уже просто жесть, ракеты попадали в базу, рушились стены – они поняли, что нужно выезжать. Начали в панике собираться, потому оставаться было опасно. 

– Откуда у них вообще были мысли, что их насильно будут забирать в ВСУ?

– Кто-то им вдалбливал эти мысли в головы. В Мариуполе велась своя информационная война, чтобы ребята не выезжали. Приходили определенные люди, которые за деньги рассказывали такие вещи: «А вы слышали, что на блокпостах людей в армию забирают». 

Думаю, что новый сезон будем играть уже в Мариуполе

– Общались ли вы с вице-президентом ФК Мариуполь Андреем Саниным после начала войны?

– Не хочу. Это случайный человек в футболе из футбольного ОПГ. Я не знаю, как его назвать. У меня с Андреем были нормальные отношения, но то, как он себя повел после 24 февраля… Приехал на базу, продукты забрал. Это не вице-президент футбольного клуба. 

– В интервью нашему сайту вы говорили, что Санин никак не помогал футболистам и персоналу клуба в Мариуполе во время войны, но он это опроверг.

– Я не читал это его интервью, видел только, что он говорил: «А мы тоже помогали». Ну честь и хвала тебе, раз помогал. Я высказал мнение, основанное на событиях, которые видел своими глазами. Был бы он там, нам с ребятами было легче проводить эвакуацию. Но это не его. 

Автобус нашего клуба мы купили за свои деньги, а Санину это просто досталось, ему сказали: «Ты будешь руководить футбольным клубом». Он пилил чужие деньги, а я тратил свои. В этом вся разница между нами.

– Как вы думаете ФК Мариуполь еще возродиться или ваш клуб будет единственным представлять город-герой?

– Конечно, я хочу, чтобы ФК Маруиполь возродился. Но я не хочу, чтобы это был ФК Мариуполь тире не хочу говорить кто. Я думаю, что всем нужно объединяться вокруг ФСК Мариуполь.

Если возродится ФК Мариуполь, он снова влезет в эту грязь и опять придется отмываться. Опять клубом будут руководить говорящие головы типа вице-президента. Это неправильно. 

ФК Мариуполь – это не мариупольская команда, там 98 процентов не местных. А в ФСК Мариуполь 85 процентов из Мариуполя. Должна быть золотая середина.

– Как вы думаете, когда вы вернетесь в Мариуполь?

– Думаю, что новый сезон будем играть уже в Мариуполе. Черноморец играет уже в Одессе, Александрия – дома. У нас ситуация сложнее, но я верю, что в следующем году мы тоже вернемся домой. 

Нам надо быть на две головы сильнее всех в Первой лиге, чтобы обыгрывать судей

– Александр Александрович, расскажите, с какими трудностями в Первой лиге сталкивается ФСК Мариуполь и как их преодолевает?

– Если посчитать, сколько в наши ворота назначали пенальти, сколько было удалений, сколько засчитано голов, которые не залетели, то я могу сказать, что ФСК Мариуполь боятся все. 

Мне во время матча с Эпицентром говорят: «Равная игра». Я ответил: «Да, равная, если во втором тайме не вмешаются люди в черном». Я никого не обвиняю, просто нам надо быть на две головы сильнее всех в Первой лиге, чтобы обыгрывать судей. 

Вот в прошлом туре опять пропустили спорный гол, уже третий. Как судья может засчитывать гол, когда игрок выбивает и он не видит мяча? И вот такое с нами происходит на протяжении всего чемпионата. Давайте тогда поставим банкомат, подпишем его «ФСК Мариуполь» и будем туда только деньги завозить. 

– Как вы думаете, почему так происходит?

– Во Второй лиге мы ломали эту систему. Сейчас я не знаю, что надо сделать, если даже во время войны происходят такие вещи. Кому возмущаться, спорить, доказывать?

– В УАФ не пробовали обращаться на тему судейства?

– Мы после каждой игры обращаемся, все фиксируем, отправляем. Отстраняют судью на два-три матча и все. Делаем все согласно регламенту. Ну а воз и нынче там. Приезжаем на следующий матч и повторяется та же история. 

Поэтому я и говорю, что нам нужно быть выше на две головы, чтобы ни судьи, ни какие-то другие факторы не влияли на игру.

– Кто из команд выделяется в Первой лиге?

– Полесье, Нива… Да и то, мы с ними мы играли на равных. Я бы не сказал, что в Первой лиге есть лидер, скорее – стечение обстоятельств. Там не поднял, там свистнул, там удалил, там подсадил на карточку. Я ни на что не жалуюсь. Такова Первая лига, нужно к ней привыкнуть. Я думаю, мы останемся и в следующем году наши новые спонсоры, донецкие ребята, будут ставить уже другие задачи. Сегодня мы просто учимся играть в Первой лиге.

–  Игроки ФСК Мариуполь испытывают особенную ответственность, представляя город-герой?

– У нас сохранился автобус и люди, которых мы вывезли из Мариуполя – процентов 80-90 с Луганской и Донецкой области. Сейчас для ФСК Мариуполь больше важен не спортивный результат, а имиджевый для города Мариуполь и Украины. Когда команда приезжает в Ужгород, Львов или Ивано-Франковск, а на автобусе написано «Мариуполь», то у людей рты открываются – откуда здесь может быть Мариуполь? Люди с открытыми ртами стоят на пешеходном переходе и смотрят на автобус. Это происходит везде, где бы мы не ездили.

Все клубы Первой лиги платят арбитрам

– ФСК Мариуполь сейчас базируется в Вышгородском районе Киевской области. Какие условия проживания у команды?

– От добра добра не ищут. На сегодняшний день ребята живут в Вышгороде, им сняты квартиры-студии. На игры возит автобус, тренировочные поля есть, одноразовое питание тоже есть, проблем с экипировкой команда не испытывает. 

Если брать в общем, условия процентов на 30 не соответствуют УПЛ и Первой лиге. Но! Ребята живут в довольно неплохих условиях, в которых можно показывать хороший футбол. 

– Можете сравнить финансовые условия ФСК Мариуполь с клубами Первой лиги?

– По сравнению со Второй лигой наше финансирование стало где-то на 30 процентов больше. Но раньше у нас была своя база, спонсоры, почитатели. То есть 40 процентов, на что мы сейчас тратим, раньше у нас было свое. Думаю, если бы мы играли в Мариуполе в Первой лиге, то наш бюджет не сильно бы отличался. 

Команда у нас довольно молодая, мы даем стартовую площадку всем ребятам, которых не приняли в других академиях. Готовых звезд мы не берем.

– Какая средняя зарплата игроков ФСК Мариуполь? 

– Средняя – это десять тысяч гривен. Плюс премиальные, которые люди в черном у нас отбирают. Когда судьи так грубо ошибаются, я им говорю: «Зайдите в раздевалку, посмотрите ребятам в глаза». 

– Хоть кто-то зашел?

– Это не те люди, которые будут заходить. Они – приспособленцы, которые даже во время войны не меняются.

– Насколько я вас понял, в Первой лиге хорошо могут чувствовать себя только те клубы, которые могут платить арбитрам?

– Могу сказать, что все платят. 

– Зачем платить Полесью, если у них состав и так на две головы выше любого клуба?

– В третьем туре мы сравняли счет с Полесьем – 2:2. Арбитр тут же удалил у нас игрока, в первом тайме пенальти еще было. Можно сказать, что Полесье не платило и у арбитра просто была к ним симпатия. Как говорится: не пойман – не вор. Но практически в каждой игре происходит какое-то чудо. С тем же Прикарпатьем дома. 

Они не переходили ни разу нашу половину поля, мы ведем 1:0. В итоге мы закончили игру вдевятером и нам забили с положения вне игры на 95 минуте. Это нормально? Наверное, арбитры тоже не за деньги так судили, а потому что больше любят Прикарпатье.

Читайте также «Поворознюк сказал: «Надо что-то поменять, чтобы дать команде новый импульс»: Лавриненко об уходе из Ингульца «Поворознюк сказал: «Надо что-то поменять, чтобы дать команде новый импульс»: Лавриненко об уходе из Ингульца

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.