«Они думают, будто я плохо влияю на его карьеру»: экс-девушка Вербича – об угрозах фанатов Панатинаикоса

Андрей Пискун
Андрей Пискун
Просмотров 17515
Комментариев 0
«Они думают, будто я плохо влияю на его карьеру»: экс-девушка Вербича – об угрозах фанатов Панатинаикоса
Царенко и Вербич. Коллаж: Fanday

Бывшая девушка Беньямина Вербича и мать его ребенка – украинская модель Альвина Царенко ‒ в эксклюзивном интервью Fanday.net рассказала об угрозах со стороны фанатов Панатинаикоса.

Недавно Альвина опубликовала сторис в инстаграме, где показала сообщение, присланное ей от греческого болельщика. Фанат угрожал смертью ей и сыну Маю, требуя, чтобы девушка отдала ребенка Вербичу.

Редактор Fanday.net поговорил с Альвиной Царенко, чтобы узнать, с чего начался ее конфликт с фанатами Панатинаикоса, за который сейчас выступает экс-динамовец Вербич. 

«Я ходила на матчи Олимпиакоса, но у меня не было задачи позлить Вербича»

– Видели ваши сториз в инстаграме, где вы рассказывали об угрозах вам и вашему сыну со стороны фанатов Панатинаикоса. 

– Когда вы видите у меня сторис, касающееся Беньямина – это крайние меры, чтобы как-то на него повлиять. Это значит, что меня уже задолбала травля от фанатов или еще что-то. Когда я звоню Беньямину с этой проблемой, он говорит: «Мне все равно, я не буду об этом разговаривать». 

– Почему Вербич публично не выступит перед фанатами Панатинаикоса и не скажет им, чтобы они прекратили вам угрожать?

– Он никогда этого не сделает. Он прекрасно знал, что мне угрожают. Ему об этом говорила я и няня нашего сына. Но к нему нельзя достучаться, поэтому приходится делать это публично. Я ему еще вчера написала на счет этой истории с угрозами от фанатов: «Давай будем принимать какие-то меры». Он не отреагировал, сказал: «Мне все равно». Из-за этого я боюсь отпускать няню с ребенком на детскую площадку, потому что Мая могут узнать и украсть бешенные фанаты. 

– Расскажите, из-за чего вам посыпались угрозы от грецких болельщиков?

– Фанаты Панатинаикоса угрожают мне давно. Но сейчас они обещают нанять киллера, чтобы он убил меня и ребенка, поэтому я решила придать этому огласку. Хотя я и не воспринимаю их угрозы всерьез, но лучше перестраховаться. Я знала, что после того, как я выставлю эту сторис, на меня снова польется волна негатива, но я должна была это сделать, чтобы показать, что это неправильно.

Альвина Царенко и Вербич. Фото: Instagram

Почему фанаты мне угрожают? Им не нравится, что Беньямин сейчас плохо играет. Они думают, будто я плохо влияю на его карьеру. Я абсолютно с этим не согласна, потому что не имею никакого отношения к Беньямину уже давно. 

У меня сейчас новые отношения с новым мужчиной. Я хожу на домашние другой грецкой команды, и если это кому-то не нравится, то извините – отчитываться я не собираюсь. 

– Матчи какой команды вы посещаете?

– Я хожу на матчи Олимпиакоса. 

– Но это ведь злейший враг Панатинаикоса, за который выступает Вербич.

– Меня туда приглашают, а не я сама купила билеты и пришла. У меня не было задачи позлить Беньямина. Я ходила на матчи Олимпиакоса и раньше, но не освещала это в инстаграме. 

Я взяла сына на матч, так как он уже подрос. Игра была не сильно поздно, и я решила впервые взять Мая на хороший стадион. А журналисты начали писать, что я это делаю специально, чтобы позлить Беньямина. 

Альвина c сыном на матче Олимпиакоса. Фото: Instagram

Я просила билеты у Беньямина для Мая и няни на матч Панатинаикоса еще в августе, когда мы только приехали в Грецию. Но он категорически сказал менеджеру команды, чтобы их не пускали на стадион. Вот такой он отец.

А я свободный человек и могу ходить на игры любых команд.  Если бы мой бывший работал официантом, мне что, нельзя бы было ходить в ресторан?

– Насколько я понял, ваш новый парень – футболист Олимпиакоса.

– Вы правильно поняли. Это очень известный футболист! Но фамилию я называть не буду, чтобы еще больше не обижать Беньямина. Скажу только, что он не из европейской страны.

«Мы расстались из-за психологической травмы Вербича, которая, наверное, была связана с войной»

– Когда вы отвечали фанату на угрозы в инстаграме, то написали: «Вы что, хотите, чтобы моего сына воспитывала гей-пара?». Что вы имели в виду? Вербич, что – гей?

– Это можно связать с абсолютно любыми понятиями. Гомосексуалист не гомосексуалист, но люди вообще не понимают, о чем они говорят, думая, что он суперправильный футболист и человек. Я же знаю совсем другую сторону Беньямина, но не хочу об этом говорить в открытую. Это его частная жизнь и личное дело.  

Фотографии из его загулов, которые я выставляла, – это из интернета. Они уже давно в сети. Просто, когда он перешел в Грецию, то все почистили и многие фанаты не знают о его второй стороне. 

Когда он выставляет трогательные фото с ребенком, то фанаты сразу же начинают мне писать, чтобы я отдала ему сына. Я всегда даю ему Мая и даже заставляю, чтобы он взял сына погулять. Беньямин может месяцами не звонить и не спрашивать, как у него дела. 

– Он финансово помогает вам и ребенку?

– Когда мы только приехали в Грецию, он вообще ничего не делал. Съемом квартиры и бытовыми заботами занималась я. Я не могу сказать, что он прямо помогает, скорее – участвует, некоторым образом. 

Альвина с сыном. Фото: Instagram

– Когда Май родился, то Вербич постоянно выкладывал фото с сыном. Казалось, что он души в нем не чает.

– Вот именно, что это так казалось со стороны. Но я-то знаю, как оно было на самом деле. И это вижу не только я, но и няни, и моя семья. Беньямин нормально относится к сыну, но, наверное, к детям он еще не готов. Вклад родителя в воспитание – это не просто взять ребенка на два часа и поиграть с ним дома. С ребенком нужно просыпаться, постоянно играть, менять памперсы. Это каждодневный труд. Этого Беньямин никогда не делал. Попинать мячи с сыном по квартире – это у него получается хорошо. Тут он молодец.

– Что послужило причиной вашего расставания с Вербичем?

– Мы расстались из-за его психологической травмы, которая, наверное, была связана с войной. Когда началась война, мы неделю жили на базе Динамо с ребятами. Все друг друга поддерживали, никто не понимал, что происходит, у всех был стресс. Я занималась ребенком, а ребята закупали и привозили еду на базу. Макс Радуцкий, который работает в Динамо [директором по развитию] и ему принадлежит сеть «Beаch Club», очень много делал, чтобы обеспечить всех едой. 

Потом люди из правительства Польши эвакуировали нас вместе с Томашем Кендзерой и его семьей, хотя нам говорили, что ехать опасно. К границе мы добирались на машине 26 часов с сопровождением.

Я видела, что Беньямину очень тяжело. Он находился в чужой стране, ничего не было понятно с клубом, и он переживал за свою карьеру.

Уже тогда я увидела, что у Беньямина начались какие-то сдвиги. Мы жили три месяца в Польше в отеле. Он мог среди ночи встать и сказать: «Мне мешает спать ребенок», и уйти снять другой номер, чтобы мы ему не мешали. Также с нами жили две моих собаки. Беньямин никак не помогал, было тяжело.

Альвина Царенко. Фото: Instagram

Меня постоянно в лобби отеля дергали какие-то мужики, хотели познакомиться, думали, что Май – это мой брат. У Вербича были вспышки ревности, потом еще какие-то придирки ко мне. Мы с ним не могли нормально поговорить – либо ссорились, либо молчали. Поэтому я поняла, что нужно открывать другие горизонты. Мы переехали с ребенком в Хорватию, Беньямин иногда приезжал к нам туда.

– Пытался вас вернуть?

– Нет, просто хотел со мной развлечься. Я не вижу в нем отца, поэтому лучше держать его на расстоянии, чтобы мы не ссорились и не давали неправильную картину мира для Мая. У нас очень долго шел процесс расставания, он мне то угрожал, то блокировал меня, то еще что-то. В итоге у меня закончились к нему чувства, и я смотрела на него, просто как на знакомого.

«Беньямин был в восторге от моего пюре с котлетами»

– Он вам изменял во время отношений?

– Нет, он никогда не изменял. В интернете просто сделали шумиху вокруг этого. Но измен с его стороны никогда не было. К тому же, я абсолютно не ревнивая. Я сама могу сделать интрижки похлеще Беньямина (смеется, – прим. А.П.). Но для меня самое важное – это ребенок и семейные ценности. А люди со стороны видят только картинку – что я девочка без мозгов с блондинистыми волосами, которая выставляет сиськи и жопу напоказ. 

Альвина Царенко. Фото: Instagram

А на самом деле, я готовлю пять раз в день, ухаживаю за своим сыном и делаю абсолютно все, чтобы ему было комфортно жить. Чего не скажешь о Беньямине, при его-то возможностях. 

– Как вы познакомились с Вербичем?

– Нас познакомили общие друзья, это не футболисты. Мы с подругой пошли на вечеринку. Я там танцевала, а они снимали меня на видео и отправляли Беньямину, его тогда с нами не было. Они ему сказали: «Эта девочка тебе точно понравится». Так и получилось. 

Потом Беньямин начал писать мне в инстаграме, так мы и познакомились. Оказалось, что он мой сосед! Мы жили в Киеве на Липках в домах друг напротив друга. За день до начала карантина, он мне написал, что очень голоден после тренировки, а я как раз приготовила борщ и говорю: «Ну ладно, приходи». Он пришел, а на следующий день начался карантин, и мы застряли дома. 

– Что Беньямин любил покушать из того, что вы готовили?

– Вы так говорите будто он умер (смеется, – прим. А.П.).

– Но вы вряд ли ему сейчас готовите.

– Кстати, когда я передаю с ребенком еду, то он ест с удовольствием. Беньямин всегда любил борщ, стейки, мясо, ньокки – это словенское блюдо. Также он был в восторге от моего пюре с котлетами. Постоянно просил приготовить кнели, но они у меня никогда не получались. Однажды мы вообще с ним придумали собственное блюдо – курицу с морковкой. Он не сильно переборчив в еде. 

Альвина Царенко. Фото: Instagram

– Чем он вам понравился?

– Это произошло случайно. Я не скажу, что это была любовь с первого взгляда. Он был на тот момент веселым и хорошим парнем.

– Забеременели вы случайно или планировали ребенка?

–  На тот момент мы с ним почти два года встречались и жили в доме в Конча-Заспе вместе. Мы обсуждали возможность появления ребенка, так что не могу сказать, что это произошло случайно. 

«Суркис хотел, чтобы Беньямин остался в Динамо, и предлагал ему условия лучше, чем Панатинаикос»

–  Девушки и жены футболистов часто тусуются вместе. С кем вы хорошо знакомы в Динамо?

–  Мы участвовали в тусовках только вместе с Беньямином, а отдельных вечеринок для жен в Динамо не было. Я хорошо знаю Вику Кендзеру, мы были соседями на Липках. Частенько могли встретиться, выпить кофе и посмотреть футбол. 

– Вербич советовался с вами при переходе в Панатинаикос?

– Однажды он приехал ко мне Хорватию и спросил: «Как ты думаешь, будет хорошо, если я перейду в Афины?». Я ответила: «Наверное, да. Не знаю». 

–  Кроме Панатинаикоса, у него были варианты?

–  Да, у него были предложения из Бельгии и других стран. Но он не особо туда хотел ехать. Панатинаикос был для него в приоритете из-за того, что там были словенцы ‒ Андраж Шпорар и Адам Гнезда-Черин. Они договорились, что перейдут в одну команду и будут играть вместе.

–  Игорь Суркис не пытался удержать Вербича в Динамо?

–  Он хотел, чтобы Беньямин остался, и предлагал ему условия лучше, чем Панатинаикос. Но в греческом клубе уже был Шпорар, а в Динамо еще ничего не было понятно с чемпионатом, поэтому Беньямин сделал такой выбор. Если бы он был украинцем, думаю, стопроцентно остался бы в Динамо, но он иностранец.  

Напишите первый комментарий

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.