«Футболистам нужно дать спецразрешения на выезд из страны, чтобы они зарабатывали деньги и помогали ВСУ»: опрос игроков клубов УПЛ

fanday
fanday
Просмотров 47281
5 голосов
«Футболистам нужно дать спецразрешения на выезд из страны, чтобы они зарабатывали деньги и помогали ВСУ»: опрос игроков клубов УПЛ
5
0
Комментариев 0

Fanday.net собрал мнения представителей всех клубов УПЛ, которые не получили право играть в еврокубках. Мы спросили футболистов о самом важном и простом: как дальше быть, в случае, если следующий чемпионат на начнется?

Освободительная война в Украине продолжается, и никто не может сказать точно, когда она завершиться — хотя никто из нас не сомневается в итоговой победе добра над злом. Но при этом в стороне остаются целые отрасли экономики, что уж говорить о развлечениях — вот и футбол на паузе и совершенно непонятно, как он из нее будет выходить.

За скобки мы выносим спорт высших достижений — клубы, получившие право участвовать в еврокубках, наверняка войдут в следующий сезон и получат спецразрешения на выезд за границу. Но как быть остальным?

Именно поэтому корреспонденты сайта Fanday.net Дмитрий Бутенко и Андрей Шевченко задали самые важные вопросы игрокам тех клубов УПЛ, которые в Европу не пробились и (пока что) к системной работе для подготовки к следующему сезону не приступили.

Ответы на самые важные вопросы — что делать и как быть? — мы услышали от представителей всех клубов, оставшихся вне еврокубков и ожидающих дальнейшей судьбы украинского футбольного чемпионата.

С нами пообщались:

  • Олег Билык (ФК Александрия)
  • Павел Ориховский (Колос)
  • Роман Гончаренко (Верес)
  • Денис Сидоренко (Металлист 1925)
  • Владимир Якимец (ПФК Львов)
  • Иван Бобко и Евгений Паст (Черноморец)
  • Павел Полегенько (Ингулец)
  • Сергей Чоботенко (ФК Мариуполь).

– Вы уже полгода без игровой практики. Если новый сезон не начнется, и вы не сможете при этом выехать играть за границу, то это будет еще год без игровой практики. Вы уже задумывались что в таком случае делать?

Билык: Да, эта пауза без официальных матчей затянулась, это неприятно, но на данный момент — это неважно. Сейчас важно чтобы все это «мясо» (русские солдаты, - прим. FanDay.net), которое идет в нашу страну, выбросить и чтобы мы могли жить и развиваться. Я надеюсь, что все это очень быстро закончится, и УАФ сделает все возможное, чтобы футбол в Украине возобновился.

Олег Билык. Фото: Динамо от Шурика

Ориховский: Это тяжелый вопрос, ответ на него зависит не только от меня. Я думаю, что все футболисты верят в то, что в нашей стране ситуация будет лучше и мы обязательно победим как можно скорее в этой войне и как можно скорее восстановится чемпионат. Если ситуация на военном фронте будет какой-то затяжной, то, возможно, будут какие-то выезды для футболистов. Нужно будет начинать проводить какие-то тренировки, может, игры или даже сборы. Так как полтора года без футбола — это очень большой этап, из-за которого можно очень много утратить.

Гончаренко: Особо не задумывались, что делать. Ко всему надо быть готовым. Нету никаких ожиданий, планов. Ждем, когда закончится война и будем начинать все заново. Новый чемпионат, новый футбол.

Сидоренко: Честно – нет. Знаете, сейчас все мысли только о том, чтобы поскорее закончилась эта война. Скорее бы мы победили, и мы могли бы вернуться домой. И только потом бы начал уже думать о каких-либо дальнейших действий по поводу своей карьеры.

Якимец: В таком случае буду самостоятельно тренироваться и поддерживать форму. На данное время это единственный вариант, учитывая какая сейчас ситуация в стране.

Бобко: Сейчас не могу говорить про футбол — все мысли о другом, о победе, чтобы война закончилась и был мир. Думаем только про то, чтобы наши люди не гибли, а также как помочь украинцам. Это сейчас приоритет. А про футбол будем думать после войны. 

Паст: И мыслей не было о футболе. Вот даже сейчас рядом с моим домом в Одессе прилетела ракета, так что не знаю, как про него вообще думать. Идет война в стране и как только она закончится, то будем думать о футболе, а пока думаем, как победить и помочь нашим.

Полегенько: Это очень плохо... Вся страна верит в нашу победу, и чтобы мы все смогли вернуться к нормальной жизни. Вы понимаете, что не только футбол оказался в таком положении, а и еще некоторые профессии... И много людей остались без работы. Остается только верить в нашу армию. Я читаю в интернете, что люди из УАФ и УПЛ пытаются придумать какие-то варианты для того, чтобы новый чемпионат начался. Надеюсь, что они решат и примут лучшее решение для всех.

Чоботенко: Я полностью прошел сборы с ФК Мариуполь, сейчас тренируюсь с зарубежной командой – ФК Амьен (13-е место во французской Лиге 2, - прим. FanDay.net). Поэтому в физическом плане я себя чувствую довольно хорошо. Да, нет официальных игр, но есть постоянная тренировочная практика, поэтому в этом плане мне не о чем беспокоиться.

– Как вы считаете, это справедливо если бы всем профессиональным футболистам дали специальное разрешение на выезд за границу, чтобы они могли продолжать карьеру?

Билык: Я считаю, что, если нельзя будет возобновить чемпионат Украины, необходимо будет давать разрешение выступать за другие клубы. Тогда мы могли бы зарабатывать деньги и помогать выбросить эту нечисть с нашей страны.

Ориховский: Мое мнение, что сейчас нужно оставаться всем здесь, особенно в этот момент, чтобы каждый помогал, кто чем может. Если со временем ситуация не изменится, можно будет разрешить какие-то выезды для футболистов, чтобы они тоже могли выполнять свою работу и помогали стране финансово.

Павел Ориховский. Фото: Колос

Гончаренко: Ну вот чем мы, футболисты, можем помочь стране конкретно? Да, мы волонтерим, помогаем разгружать гуманитарную помощь, доставляем. Но по сути мы сидим, мы бюджет не наполняем. Вот командам не платят, и мы не участвуем в конкретной помощи. Если бы была возможность играть хотя бы как-то. Все говорят, что футболисты типа особенные. Надо чтобы наши президенты что-то решили. 

Если дадут разрешение, как Шахтеру и Динамо, на выезд, мы можем играть и помогать за границей. Игровой тонус мы поддерживаем. Нужно, чтобы футболисты какой-то бюджет наполняли и помогали стране, а по сути мы просто сидим дома и ждем. 80% игроков точно сидят без зарплат.

Сидоренко: В принципе, да. Чтобы быть чем-то полезным для нашей страны, для наших ВСУ, поскольку там мы можем играть какие-то контрольные матчи, зарабатывать какие-то деньги и приносить какую-то пользу нашей стране. Хочется в такой ситуации быть максимально полезным для своей страны, поддерживать свою форму, не застаиваться как-то.

Якимец: Думаю, это разумный вариант. Мы профессиональные спортсмены и нам необходимо тренироваться и получать игровую практику. Плюс некоторые команды уже получили разрешение и занимаются своим делом.

Бобко: Знаете, я не могу говорить про это. Это должна решать федерация, наши органы в клубе, кто делают эти разрешения. Это не хорошо и не плохо, не знаю, как относиться, потому что все мысли сейчас о прекращении войны. Все футболисты надеются на мир. Это очень хорошо, что Динамо и Шахтер выехали за границу, собирают деньги, играют благотворительные матчи. Здесь одни плюсы для нашей страны. Есть УПЛ и федерация, если решат, то будет хорошо, если нет – тоже хорошо. Я это не решаю, я решаю за себя, за свою семью, чтобы их уберечь, а то пускай решают в футбольных верхах.

Паст: Такой вариант был бы идеален. Он логичен, и я бы также помогал своей стране, как и все другие, отдавал бы часть полученных денег на нужды ВСУ. Если наше руководство УПЛ или УАФ примут решение, чтобы ребята выезжали и играли, то оно будет правильным. Мы сидим без дела, а так финансово и морально нашими победами помогали бы ребятам из ВСУ. Это турне руководство Шахтера и Динамо организовало. Возможно, и другие бы команды могли себе позволить такие выезды, но этим должно заниматься руководство, ведь очень сложно организовать такие выезды. Они [Шахтер и Динамо] собирают стадионы, играют и немалые деньги зарабатывают для Украины для ВСУ. Я думаю, это нормальная ситуация, что они выезжают. Скорее, это вопрос к руководству клубов.

Полегенько: Я считаю, что мы ничем не хуже других людей и мы должны быть равны со всеми. Но я не осуждаю наших грандов, так как они выехали для благотворительной миссии.

Чоботенко: Динамо и Шахтер, показали, что, выехав, ты можешь заработать большие финансы для поддержки армии и это идет всем на пользу. Я думаю, что если федерация и правительство примут такое решение, то в любом случае команды будут полезней за границей, тем самым зарабатывая деньги для Украины.

– Достаточно ли у вас финансовых сбережений, чтобы иметь возможность прокормить свою семью, если игровой практики как таковой у вас не будет?

Билык: По финансам сейчас не хочу говорить. Свои сбережения есть, но к сожалению, еще не все получили от клуба, что сумели заработать до войны.

Ориховский: Провокационный вопрос. Есть за что кормить семью и помогать остальным, с нами клуб не приостановил контракты, все будет хорошо.

Гончаренко: Очень тяжело сейчас в этот период. Нанимать жилье, строить семью. У меня жена, ребенок маленький. Не получаем денег и соответственно – это очень тяжело.

Роман Гончаренко. Фото: Верес

Сидоренко: Слава Богу, на данный момент есть. Я могу как-то помочь своим родителям, родным, семье. Но я понимаю, что если, не дай Бог, затянется эта война, то, естественно, мне нужно будет подумывать о каком-то заработке. Так как деньги тратятся, а дохода пока нет никакого.

Якимец: Пока что достаточно. Но, надеюсь, что эта проблема решится, ведь сбережения не вечны, если ими не заниматься.

Бобко: Сейчас такое время, что все относительно, и это касается и денег. Сейчас главное — жизнь, здоровье. Про деньги вообще не думаю. Я увидел детей, которые вырвались из Мариуполя и живут у нас на базе. Они приехали без всего: без крыши над головой, остались без дома. По сравнению с тем, что творится у людей в жизни, у нас все хорошо. 

Паст: Деньги пока есть, но они быстро заканчиваются. Отсутствие денег удручает. Вот я семью вывез за границу и, в принципе, у них пока все нормально. Но хочется заработать еще, а пока сидишь без дела.

Полегенько: К сожалению, футбол был не на том уровне зарплат, как было до 2014 года... Поэтому всем необходимо думать, как прокормить свою семью. Но я надеюсь, что наша победа не за горами и все нормализируется.

Чоботенко: Ну, смотря как это все затянется: сейчас нам очень помогают родственники, у которых мы живем, большое им спасибо за это! Пока финансов хватает.

Сидоренко Денис. Фото ФК Металлист 1925

– У вашего клуба есть перед вами задолженности по заработной плате? Если да, есть ли у клуба какие-либо обещания по решению этого вопроса?

Билык: Сейчас зарплату нам не платят. Были обещания, что заработанное до войны будет выплачено, но, когда это будет сделано — никто не знает. По поводу приостановки наших контрактов с нами никто не говорил, я так понимаю, что они продолжают действовать.

Ориховский: Нет, в нашем клубе без задолженности.

Гончаренко: Долгов нету, но на данный момент мы не получаем зарплату. Нам обещают, что по восстановлению футбола с нами рассчитаются, но я не знаю, как это будет.

Сидоренко: Есть, пожалуй, как и у всех. Все попали в такую ситуацию, что сейчас, наверное, у всех есть задолженности. Но мы все понимаем: нужно, чтобы закончилась эта война. На данный момент всем тяжело и поэтому нужно входить в ситуацию. Никаких сроков, никаких чисел нам не говорили.

Нам информации о приостановке контракта тоже не давали. Мы все в ожидании нашей победы, и уже потом, когда все закончится, мы будем обговаривать конкретные вопросы по контрактам.

Владимир Якимец. Фото: Футбол

Якимец: Все что могу сказать – клуб приостановил все наши контракты сразу же с началом войны. За февраль деньги не получали, они сразу же ушли на армию, а после приостановили контракты.

Бобко: Финансы есть, нету – про это не думаю. Говорить, что есть у нас зарплаты, нет зарплат, сейчас неуместно. Не хочу даже отвечать на вопросы, касательно финансового положения. Всем тяжело относительно.

Паст: Недели две назад нам дали 30% зарплаты за февраль, а так пока выплат не было. Руководство на связи, они обещают выплатить оставшееся и сказали, что все будет хорошо.

Полегенько: Задолженности в нашем клубе нет.

Чоботенко: Последнюю зарплату мы получили за февраль. После этого контракты были приостановлены. Что будет дальше — мы не знаем. 

– Если взять теоретически, где вы себя видите помимо футбола, чем бы могли зарабатывать на жизнь?

Билык: Сейчас я об этом не думаю, я стараюсь поддерживать физическую форму, как могу. Надеюсь, скоро получится вернуться к официальным соревнованиям.

Ориховский: Я даже не знаю, кем бы себя видел. Руки и ноги есть, так что можно много чего делать. Главное — это надеяться на то, что будет чемпионат или, возможно, нам разрешать выехать хотя бы в аренду, будем в это верить. С голода не пропадем, сможем себя кормить, все взрослые люди, все что-то умеют делать.

Гончаренко: Понятно, что у нас сейчас не очень большие зарплаты, но раньше были хорошие. Может, некоторые футболисты и могут месяцами ничего не делать и все будет в финансовом плане хорошо. Но если в ближайшие полгода нам не смогут платить что-то, то понятно, что придется идти работать, искать работу, чтобы какие-то деньги получить, а куда идти – не имеет значения. Никто не будет перебирать с работой. Будет работа: грузчик, таксист – будешь работать. Всем придется что-то делать. Может, детей тренировать.

Сидоренко: Это настолько для меня новое, что я раньше до этой войны, до этого ада,  вообще не задумывался о каких-то других профессиях, поскольку я футболист всю жизнь. Есть, конечно, какие-то моменты, чем хочется заниматься, но это такое, не серьезное. Может быть интересно пойти на курсы тату-салона какого-то, позаниматься и потом делать татуировки.

Якимец: Честно, даже не думал об этом так, ведь всю свою жизнь живу только в футболе. 

Бобко: Каждый человек индивидуален. У меня уже есть планы, направление, чем бы мог заниматься, но не хочу их раскрывать. Пока хочу лишь мира для страны. Хочу, чтобы моя семья вернулась, и мы были вместе. Они не дома, не со мною – это очень тяжело, когда дети растут без меня. Сначала надо мир, чтобы воссоединится в первую очередь с семьей, а там буду с женой решать, что делать дальше.

Иван Бобко. Фото: Черноморец

Паст: Я не знаю, чем заниматься. Разве что пойти потренировать детей, у меня есть тренерская категория. Я сдавал ее два года назад. Буду детей тренировать, помогать им расти. А так, то вижу себя только в футболе. Всю жизнь я в футболе и о других проектах не думаю.

Полегенько: Я не стесняюсь никакой работы. Поэтому я готов к всякому труду. Но я не оставляю надежд на то, что мы победим в этой войне и мы вернемся к футболу, который мы все так любим.

Чоботенко: Наверное, хотел бы освоить IT-отрасль, чтобы вне зависимости от места нахождения, ты мог зарабатывать себе этим на жизнь.

– Насколько мы понимаем, командных тренировок у вас сейчас нет, и игроки сами себе ищут возможности для поддержания формы?

Билык: Все, кто остался в городе – собираемся и поддерживаем физическую форму вместе.

Ориховский: Насколько я знаю часть парней уже собирается в Коваливке, кто местный, кто ближе к Киеву живет. Парни собираются, поддерживают форму между собой, там есть тренер и их собирают. А так я форму поддерживаю индивидуально. Был у нас благотворительный матч на поддержку ВСУ с актерами, комики и ведущими. Чтобы в нем сыграть, я приезжал в Коваливку и мы сумели собрать определенную сумму.

Гончаренко: В Ровно парни собираются и чуть-чуть поддерживают форму.

Сидоренко: Сейчас, кто как может, индивидуально занимается: стараемся поддерживать форму, чтобы не сильно себя запускать. Я нахожусь на Западной Украине, у меня сейчас нет возможности с какой-то командой вместе тренироваться.

Якимец: Как таковых, официальных тренировок нет. Собираемся с партнерами по команде на базе и проводим тренировки самостоятельно. Плюс каждый занимается индивидуально.

Бобко: Мы, как можем, тренируемся индивидуально. Мы все профессионалы, думаем про футбол, читаем футбольные новости. Все сейчас понимаем, что в такое время самое главное, чтобы вернулся мир в Украину, чтобы наши воины, наши люди в Украине перестали гибнуть и все было хорошо. 

Евгений Паст. Фото: Google

Паст: Ничего нового, только с интернета все читаю. Вот на днях прочитал, что нас могут на сбор отправить в Турцию и куда-то в Польшу. 

Полегенько: Пока наша команда держит связь в группе в телеграме, там делимся новостями. И все понимают, что пока никто ничего не знает, даже самые высокие органы украинского футбола.

Чоботенко: Тренировок командных нет, каждый как может, так и поддерживает форму.

– Руководство клуба как-то с вами обсуждало ситуацию по новому сезону?

Билык: Нет.

Ориховский: Ждем решений руководства украинского футбола, все хотят играть.

Гончаренко: Президент сказал: «Будет Украина – будет Верес». Есть команды, которые тренируются на своих базах, где футболисты получают 30% зарплаты. У нас нету ничего пока.

Сидоренко: Пока нет, пока никакой информации конкретной нет, естественно, все ждут, чтобы ситуация решилась, и война поскорее закончилась. И только тогда мы сможем приступить к тренировкам и заниматься более конкретными вопросами.

Якимец: Нет. Пока что никто не знает, что будет дальше, мы ждем информацию в дальнейшем.

Бобко: Сейчас мы не собираемся вообще. Все читаем в новостях. Не было никаких собраний. Следим за новостями в интернете, следим за решениями УАФ.

Паст: Руководство, я так понял, не сильно в курсе, чего ожидать. Они заседают, всё пытаются организовать в УПЛ и УАФ. Мы, футболисты, заложники ситуации. Все ожидаем решений.

Павел Полегенько. Фото: Ингулец

Полегенько: Мы все работаем индивидуально. Но у меня есть сейчас возможность поддерживать форму с ФК Зирка. Благодарен им за это. С ними тренируются также Максим Ковалев, Андрей Бацула, Алексей Чичиков, Игорь Загальский, Дмитрий Фатеев и Вячеслав Койдан.

Чоботенко: Нет, нам об этом ничего не известно. Никто из представителей клуба не говорил, будут ли какие-то выплаты еще. Нет никакой информации о дальнейшем действии контрактов.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.